Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Есть ли будущее у Международной гуманитарной комиссии по установлению фактов?
Научные статьи
16.03.16 16:12

Есть ли будущее у Международной гуманитарной комиссии по установлению фактов?

  


 
МЕЖДУНАРОДНОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ПРАВО
Кудинов А.С.
12 91 2015
Международная гуманитарная комиссия по установлению фактов является постоянно действующим международным органом, в компетенцию которого входит расследование серьезных нарушений норм международного гуманитарного права и оказание добрых услуг конфликтующим сторонам. Несмотря на значительный потенциал и более чем двадцатилетнюю историю существования, данный орган остается бездействующим. По мнению автора, неактивность Комиссии вызвана противоречием между целью ее функционирования и ее правовыми характеристиками. Будущее Комиссии в качестве эффективного механизма обеспечения выполнения норм международного гуманитарного права возможно в том случае, если данное противоречие будет устранено.

Международное право, созданное и создаваемое, прежде всего, посредством согласия государств, требует согласия от­носительно фактов объективной реальности, к которым оно должно применяться. Особенно это важно для международ­ного гуманитарного права (МГП), невыполнение норм кото­рого влечет за собой наиболее трагические последствия. По утверждению И. И. Лукашука, «прогресс средств информации привел к такому положению, когда скрыть международное правонарушение стало практически невозможно». Однако с минимизацией возможностей сокрытия международного правонарушения обострилась проблема поиска истинного варианта событий и определения подлинности доказательств. Положительным решением проблемы могли бы стать меж­дународные расследования нарушений МГП. Сообществом государств была учреждена Международная гуманитарная комиссия по установлению фактов (Комиссия), призванная проводить такие расследования на постоянной основе. Од­нако практическое воплощение идеи постоянного органа по международным расследованиям оказалось весьма затрудни­тельным.

    В первоначальном проекте Дополнительного протоко­ла I к Женевским конвенциям (Протокол), подготовленном Международным Комитетом Красного Креста, положения о Комиссии не фигурировали. Соответствующие предложения были выдвинуты делегациями Дании, Норвегии, Швеции и Новой Зеландии, с одной стороны, а также Пакистана - с дру­гой. Они впоследствии легли в основу ст. 90 Протокола, кото­рая стала правовой основой деятельности Комиссии.


 

На стадии согласования текста возникли серьезные споры относительно необходимости и возможности создания посто­янного следственного органа, а также соответствия его полно­мочий суверенитету государств. Голосование как в Комитете, так и на пленарном заседании проходило с большим трудом. Следует учитывать, что обсуждение проекта велось в годы хо­лодной войны. К тому же конференция отражала напряже­ние, вызванное продолжавшимся процессом деколонизации и конфликтом на Ближнем Востоке. В результате итоговый текст оказался несовершенным.

Несмотря на то, что нормы о деятельности Комиссии были согласованы государствами еще в 1977 г., ее формирова­ние и начало функционирования ставились под условие при­знания компетенции не менее чем 20 государствами - участ­никами Протокола. Это условие было выполнено лишь в 1990 г. В 1991 г. Федеральный совет Швейцарии как депозитарий Женевских конвенций и Дополнительных протоколов, орга­низовал конференцию в Берне, в которой приняли участие представители 20 государств, признавших компетенцию Ко­миссии. Тогда в ее состав были избраны первые 15 членов. Но «действующей» operational») Комиссия стала после того как в 1992 г. приняла внутренний регламент. С тех пор, однако, она ни разу не функционировала. С момента создания и до настоящего момента (декабрь 2015 г.) Комиссия не проводила расследования нарушений МГП и не оказывала конфликтую­щим сторонам добрые услуги. За период с 1992 г. деятельность Комиссии сводилась к таким вопросам, как поиск оборудова­ния для расследований на месте, составление списков специ­альных экспертов, распространение сведений и т.д. Эксперты принимали активное участие в конференциях и семинарах по проблемам МГП. В отсутствие реальных дел проводились тренировочные расследования по материалам вымышленных ситуаций9. Государства обращались к Комиссии за разъясне­ниями о принципах и порядке расследований, контактирова­ли по вопросу о возможности привлечения ее для разрешения споров и в других случаях. В октябре 2015 г. к Комиссии об­ратилась международная неправительственная организация «Врачи без границ» с просьбой провести расследование об­стоятельств обстрела госпиталя в афганском городе Кундузе. Однако ввиду того, что заявитель не являлся уполномоченным субъектом и не было получено согласие от США и Афганиста­на, расследование не было начато.

Неактивность Комиссии вызвана, прежде всего, глубоким противоречием между целью ее функционирования и право­выми характеристиками, определяемыми ст. 90 Протокола и Регламентом. Комиссия создавалась как механизм обеспече­ния выполнения МГП. Эта цель закреплена в Регламенте11 и признана ею самой в ряде отчетов. Между тем, ряд правовых характеристик Комиссии делают достижение указанной цели маловероятным. К таким параметрам следует отнести следу­ющие.

1.    Консенсуальная основа функционирования. Государ­ства должны выразить согласие на компетенцию Комиссии и самостоятельно инициировать проведение ею расследований.

2.    В работе Комиссии не действует принцип гласности, обеспечивается конфиденциальность отчетов и процесса ока­зания добрых услуг.

3.    Состав Палаты может быть полностью сформирован на основе соглашения сторон. При проведении расследований в Палату входят члены ad hoc, которые назначаются самими сто­ронами конфликта.

4.    Состязательность процесса установления фактов. Сто­роны вправе делать замечания в отношении собранных Ко­миссией доказательств, а также оспаривать их.

5.     Компетенция оказывать добрые услуги, которые явля­ются одним из способов разрешения международных споров.

6.     Расходы на проведение расследований покрывают сами стороны.

Приведенные характеристики Комиссии свидетельствуют о том, что ее роль в международном правопорядке сводится к тому, чтобы разрешать споры о фактах серьезных нарушений Женевских конвенций и Протокола, а не к тому, чтобы «назы­вать и порицать» («name and shame») государство-нарушите­ля. Характеристики, рассматриваемые самой Комиссией как преимущества, на самом деле ее недостатки, дезавуирующие ее роль в обеспечении выполнения МГП.

С другой стороны, если признать целью функциониро­вания Комиссии разрешение споров, то в таком случае не­активность объясняется незаинтересованностью государств в услугах Комиссии. Большим успехом пользуются иные сред­ства урегулирования вооруженных конфликтов (переговоры, судебные средства и др.). Примечательно, что незаинтересо­ванность государств проявляется не столько в том, что недоста­точное их число признало компетенцию Комиссии, сколько в том, что 76 государств, которые сделали это, не обращаются к ней. В основе бездействия лежит нежелание сторон конфлик­та «искать правду» о предполагаемых нарушениях.

Представляется, что будущее Комиссии зависит от выбо­ра одного из трех направлений ее развития.

1.     Признание несостоятельности Комиссии и отказ от нее. По мнению А. Кассезе, вместо Комиссии должны функциони­ровать механизмы мониторинга и создаваться специальные миссии по установлению фактов под эгидой международных организаций. Такое решение может быть обосновано тем, что впредь государствам не придется финансировать бездей­ствующий институт.

2.     Сохранение текущего положения в неизменном виде, дальнейшее распространение сведений о возможностях Ко­миссии. Этот путь основан на том, что «в своей области Комис­сия может служить интересам международного сообщества лучше, чем любой другой орган по установлению фактов. Нет веских причин создавать новые дорогостоящие институты, ко­торые бы действовали ad hoc, тогда как существует постоян­ный орган, способный выполнять те же функции». В резуль­тате усилий членов Комиссии возможна активация данного органа, но вероятнее всего то, что более чем двадцатилетняя история его неактивности будет продолжена.

    3.    Реформирование Комиссии. Это направление пред­ставляется наиболее рациональным. Важная для соблюдения МГП идея постоянного органа по установлению фактов долж­на быть воплощена в жизнь. Для этого его характеристики должны соответствовать заявленной цели - обеспечению вы­полнения МГП. Для этого необходимо привнести элемент субординации в проведение расследований - за счет возмож­ности Совета Безопасности ООН принимать обязательные для государств-членов решения. Важно наладить взаимодействие Совета Безопасности и Комиссии, установить порядок и право­вые основы такого взаимодействия, а также самой деятельно­сти по расследованию нарушений МГП. Другие органы ООН также должны принимать участие в этом процессе. Следует обеспечить гласность в работе Комиссии. Отчеты по итогам расследований должны быть открытыми для ознакомления. Следует ограничить или вовсе устранить принцип состяза­тельности сторон в процессе установления фактов. Оказание добрых услуг должно быть изъято из компетенции Комиссии.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика