Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Взаимодействие частных и публичных начал в регулировании отношений
Научные статьи
18.03.16 16:14
вернуться

Взаимодействие частных и публичных начал в регулировании отношений

 
ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Ниязова А.Н.
12 91 2015
В статье рассматриваются вопросы частноправового и публично-правового регулирования, а также их взаимодействия. На примере отношений собственности показана обусловленность диалектического единства подобного взаимодействия в регулировании, а также необходимость гармонизации.


Одним из привлекательных ключевых дискурсов послед­него времени для нас представляется рассуждение о частном и публичном праве, о взаимодействии и гармонизации частных и публичных начал в регулировании отношений, в том числе отношений собственности.

О проникновении публичного в отрасли частного и соци­ального права приходится говорить там, где оно формирует общие принципы правотворчества и правоприменения; уста­навливает общие правозащитные процедуры; обеспечивает правовые стандарты, которые жизненно необходимы гражда­нину. Государство и общество обязуются гарантировать эти нормальные и высокие стандарты.


 

Именно публичная сфера обеспечивает специфические способы участия как граждан, так и государства, а также раз­личных социальных общностей в обеспечении их интересов. Ю. А. Тихомиров отмечает важность того, как граждане, их объединения, группы и т.д. участвуют в публичной сфере, «каким образом включаются в неё. Специфика сферы и воз­никающих в ней отношений предполагает официально-струк­турированное участие, и здесь в полной мере проявляются три феномена государственной и общественной жизни - власть, управление и самоуправление. В каждом из них по-разному участвуют граждане и социальные общности».

Так, формирование в Кыргызской Республике системы местного самоуправления привело к расширению сферы действия как публичного, так и частного права, углублению их взаимосвязи, обогащению их содержания, в том чис­ле и посредством проникновения начал самоуправления, самоорганизации в публичную сферу.

В муниципальном праве (праве местного самоуправ­ления), как считает С. Н. Лопатина, «мы наблюдаем тесное единство частного и публичного права. Содержанием му­ниципального права являются различные правовые нормы, регулирующие различные виды общественных отношений. Таким образом, данный правовой институт имеет больше собирательный характер, аккумулируя в себе нормы различных правовых институтов и различных правовых отраслей».

Формы публичности различаются. Можно предположить, что формы публичности с непосредственным участием государ­ства в качестве наиболее влиятельного субъекта общественных отношений неизбежно приводят к приоритету государствен­ных интересов. Чтобы сбалансировать это, государство исклю­чают из числа непосредственных субъектов - участников само­управления. Это специфическая форма интеграции интересов, когда интересы не отождествляются, учитывая широкие воз­можности государства, а создаются условия их разграничения. Так вот, юридические услуги предоставляются нашими профессионалами - адвокатами (юристами) по делам всех направлений и категорий сложности, вот здесь http://www.centraldep.ru

Существуют различные способы включения субъектов, имеющих собственные интересы, в публично-правовые отноше­ния, определенные способы интеграции различных интересов вокруг общих принципов, целей, как отмечено выше. Именно способы участия субъектов в общении между собою опреде­ляют публично-правовой характер их отношений. Однако, пу­блично-правовой характер отношений субъектов (государства, социальных общностей, граждан) не означает исключительно публичный характер их интересов, не означает устранение их частного характера. Например, такая форма публичности, как самоуправление, выражает, в том числе, стремление отде­литься от государственного интереса и получить возможность, в известной мере, противостоять ему, что подчеркивает спец­ифический характер этих интересов, их нетождественность, не­желание слиться непосредственно, напрямую.

Есть и иные точки зрения по данной проблеме: «Государ­ство, вероятно, должно в той или иной форме присутствовать на всех уровнях своего административно-территориального деления, а не заканчиваться на уровне субъекта федерации. Другое дело, что функционирование государственного меха­низма на местном уровне имеет свои особенности (значитель­ная вовлеченность населения в решение вопросов местного значения, относительно частое использование форм непосред­ственной демократии, меньшая, чем на центральном уровне, степень разделения властей и т.п.). Хотя местные власти при­нимают решение не от имени всей страны и каждый местный орган выражает интересы лишь части граждан, последние все равно являются населением соответствующего государства, проживающим на его территории».

Даже соглашаясь с определением муниципальной власти как некоей формы публичной власти, по мнению некоторых авторов, трудно установить специфику в осуществлении это­го вида власти на местном уровне в отличие от власти, осу­ществляемой государственными органами. Разумеется, ряд функций и направлений данному виду власти не свойственен (правосудие, законотворчество, безопасность, внешняя поли­тика и т.п.), у «государственной власти и местного самоуправ­ления есть разделение по масштабу осуществления задач и ис­пользуемым организационным формам», что позволяет нам говорить о так называемой «верховной власти» и «управлении подчиненном».

Государственную и общественную жизнь невозможно различить только по способам общения субъектов (власть, го­сударственное управление, самоуправление). Нужно выделить соответствующие разделы публичной сферы (политическое общество и гражданское общество), в которых действуют раз­личные субъекты, однако в этом случае возникает вопрос и о нетождественности интересов этих субъектов, допускаемой в публичной сфере, являющейся необходимым ее элементом. Публичная сфера не обходится без элементов частного, что подтверждает наличие системы частного и публичного права, их взаимодействия.

Признано, что гражданское общество представляет собой высокую и зрелую стадию исторического развития общества. По мере исторического прогресса свободы, государственно­сти и права в индустриальном обществе, «достигается разделенность политических и экономических отношений, сферы политической и сферы собственности, публичного права и частного права. Возникает феномен гражданского общества, в котором отношения между частными лицами не опосредова­ны публичной властью. Гражданское общество формируется по мере того, как все члены общества признаются в равной мере свободными - субъектами, обладающими естественны­ми и неотчуждаемыми правами и свободами».

Меняется сам характер публичной власти, что должно быть отмечено в контексте исследуемого вопроса. Например, по мнению А. А. Югова, «публичная власть в современном обществе по своей социально- политической природе есть система всеобщего участия населения в решении совместных дел, сложившаяся в результате интегративного и дифферен­цированного взаимодействия суверенной политической воли множества граждан. Акцентируя внимание на индивидуаль­но-волевом характере происхождения публичной власти, вме­сте с тем нельзя не учитывать, что на процесс ее создания и функционирования серьезное влияние оказывает социальная среда, поэтому в известном смысле власть выступает как ком­промисс интересов личности, общества и государства. В свя­зи с этим представляются неперспективными попытки при определении сущности власти отдавать предпочтение только суверенной воле либо государства, либо личности.

Сущность публично-правового регулирования заключа­ется в том, что оно исходит не только от государства в лице государственных органов, но и от общества, от населения, а также направлено на обеспечение реализации публичных ин­тересов. Следует учитывать, что именно публичный интерес предоставляет возможность установления таких условий для отдельных или частных лиц, которые бы позволяли им наи­лучшим образом совместно существовать и функционировать. С помощью публичного права государство реализует и охра­няет общие устои, без которых невозможно развитие эконо­мики, целостность и устойчивость государства.

Говоря о диалектике соотношения частного и публичного права, отметим его меняющийся характер. Для более полного выяснения этого соотношения в целях эффективного исполь­зования правового потенциала следует учитывать как спец­ифические, так и сходные признаки публичного и частного права, как их разграничение, так и взаимодействие, взаимо­проникновение. Следует использовать все стороны соотноше­ния - и различие, и взаимодействие (взаимопроникновение).

Отметим, что собственность, как экономико-правовая категория оказывает огромное влияние на процесс право­вого регулирования. Само понимание права собственности в значительной мере влияет на процесс становления и раз­вития частного и публичного права. Например, «иногда под правом собственности понимается делегирование суверенной власти, которая в современном обществе принадлежит госу­дарству, т.е. сторонники указанной концепции полагают, что право собственности исходит от государства (позитивистская концепция). Сторонники другой концепции (естественного права) полагают, что право собственности стоит над государ­ством; подобное право не является властным полномочием государства, делегированным индивидам, но принадлежит к естественным правам индивидов, которые государство - для поддержания своей легитимности - обязано уважать».

Усиление роли государства в сфере гражданского оборо­та, как правило, сопровождается ростом числа и объема огра­ничений и, прежде всего, ограничений субъективного права собственности. Поскольку ограничения права собственности существовали всегда, то вопрос о мере необходимой свободы для собственника всегда был одной из задач юридической на­уки. «Всякие ограничения права собственности, - утверждает К. И. Скловский, - неизбежно порождают весьма острые кол­лизии. Не может быть ограничений без нежелательных по­следствий в принципе, ибо ограничение собственности - это ограничение свободы, автономии, самодеятельности лица, ко­торые сами по себе - единственный источник благосостояния человека. Поэтому проблема ограничения права собственно­сти - это проблема выбора наименее худшего, выбора из двух зол»13.

Беспрепятственное осуществление субъектами своих прав обеспечивается нормами права о пределах осуществления субъективных гражданских прав, о недопустимости использо­вания их в целях ограничения конкуренции и т.д. Объем прав и обязанностей сторон способен меняться под влиянием «пу­бличного элемента».

Классики цивилистики справедливо отмечали, что взаи­модействие частных и публичных элементов обнаруживает­ся только в действиях и результатах. Действительно, следует учитывать, что общество, включая различные его институты, в т.ч. и государство, реагирует, в частности, не на само право собственности на землю, а на социальные последствия, вызываемые этим правом (легитимацией этого права, признанием этого права законодателем).

Итак, как выше было сказано, необходимость гармони­зации интересов обусловлена также и тем, что государство выступает в праве в двух ролях - как субъект, имеющий и ре­ализующий частные интересы, так и субъект, реализующий публично-властные интересы. Особенно ярко это проявляется в сфере реализации права собственности на землю (помимо государственной регистрации прав на недвижимость, содей­ствующей как частным, так и публичным интересам, пересе­каются сферы регулирования частных и публичных интересов и т.д.).

Однако необходимо учесть, что категория «власть» - не есть сугубо публично-правовая. Любой собственник - государ­ство или лицо - осуществляет в отношении принадлежащего ему имущества господство или своего рода суверенную, но не абсолютную власть.

Очевидно, следует согласиться с точкой зрения о том, что государство, в каком бы аспекте мы его не рассматрива­ли, представляет только общественный интерес, причем по­следний, как нам представляется, не есть собственно только интерес государства, но и стратегический интерес частных лиц также. Если частный интерес носит «сиюминутный» характер, то публичный интерес - это долговременный и долгосрочный интерес, направленный на развитие этноса, природы, т.е. на устойчивое развитие.

Помимо указанных вопросов, тенденцию сближения пу­бличных и частных начал в праве можно отметить, по мнению Е. Богданова, в «необходимости регистрации недвижимости, юридических лиц и предпринимательской деятельности фи­зических лиц; жесткости законоположений в части признаков юридических лиц и закрытого перечня их организационно­правовых форм; порядке формирования уставного капитала, причем в ряде случаев с обязательной оценкой вкладов неза­висимым оценщиком; лицензирования большого круга видов предпринимательской деятельности и т.д.».

Интересно, что идея существования смешанного типа от­ношений, не подлежащих однозначному отнесению не к пу­бличному, ни к частному (гражданскому) праву, выдвигалась ранее. Так В. М. Хвостов в обоснование столь очевидного от­хода от дуализма правовой материи в сторону трехчленного ее деления ссылался на семейные отношения, а также отношения по найму труда. Частный характер данных отношений, по его мнению, не может быть свободным от публичных элементов уже потому, что в одном случае «от крепости семьи зависит крепость государства», тогда как в другом это продиктовано заботой самого государства об интересах наемных работников.

Таким образом, можно сделать вывод: взаимодействие частного и публичного права носит диалектический характер, что подразумевает комплексное использование в процессе правовой регламентации всех сторон их соотношения - как специфических, так и общих черт публичного и частного пра­ва; как их различие, разграниченность, так и взаимопроник­новение.

Оптимальное соотношение частно- и публично-правовых начал способствует обеспечению стабильности социума, соз­дает базу для его существования и дальнейшего развития.

Следует предостеречь против попыток публичного пра­ва, имевшихся в прошлом и сохраняющихся сегодня, «пре­ступить» границу разумного и дозволенного. Исследователи отмечают, что вмешательство, диктат, огосударствление, пред­писания могут вести к общей деформации правового регули­рования, и ее нужно всячески избегать.

При этом важно понимать, что частное право не заменя­ет публичного. Они представляют собой два правовых блока, сосуществующих и взаимодействующих в общем правовом пространстве. Элементы публичного проникают в отрасли частного права, скрепляют нормативные массивы этих отрас­лей, заставляют их сохранять социальную ориентацию и дают защиту.

Отметим, что наиболее отчетливо процесс взаимной ин­теграции частных и публичных интересов проявляется в эко­номической сфере как основе формирования практически аб­солютного большинства общественных отношений.

Новые тенденции регулирования экономической сферы с учетом социального и экологического измерения позволяют говорить о том, что осознание человеческим обществом огра­ниченности природных ресурсов и степени ответственности каждого за их состояние и возможность дальнейшего удовлет­ворения потребностей за счет их использования приводят к все более активному совмещению частных интересов с интере­сами общественными и государственными.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика