Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Реализация принципов федеративного устройства в процессе территориального развития субъектов Российской Федерации
Научные статьи
22.03.16 10:51
вернуться

Реализация принципов федеративного устройства в процессе территориального развития субъектов Российской Федерации


ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Чеглакова О.Л.
12 91 2015
В статье раскрываются вопросы территории России и территории ее субъектов в ходе территориального развития. Анализируются правовые аспекты укрупнения субъектов в части реализации принципов федеративного устройства.


Федеративное устройство России - комплексный консти­туционно-правовой институт. Он включает в себя ряд важных компонент, которые позволяют определять федеративный характер современного государства. Несмотря на то, что по­сле принятия Конституции прошло более 20 лет, ее нормы остаются еще неисследованными и даже не применимы на практике. Очень неоднозначное толкование в научных кругах получили такие конституционно-правовые нормы, которые регулируют вопросы принципов федеративного устройства, самого понятия «федеративное устройство», и, конечно, тер­ритории Российской Федерации. Все эти элементы взаимосвя­заны, взаимозависимы, но в тоже время равнозначны и само­стоятельны.

Федеративное устройство Российского государства при­звано соединить, казалось бы, самые сложные, самые важ­ные элементы федерации: статус субъектов, образующих ее, принципы взаимодействия органов государственной власти и органов власти субъектов РФ, вопросы самоопределения на­циональностей и народностей в единую российскую нацию. Отсюда и возникают различные споры, дискуссии, исследова­ния, активизирующие умы современных ученых.


 

На государство в условиях усложняющейся политиче­ской, экономической, национальной ситуации возлагается ответственная функция сохранения стабильности и независи­мости. И важнейшую роль в этом должна играть его терри­тория.

Под территорией в Конституции РФ признается террито­рия субъектов РФ, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними (п. 1 ст. 67). Значит, терри­тория РФ включает в себя территорию своих субъектов. Следо­вательно, на своей территории субъекты РФ вправе реализо­вать полномочия органов публичной власти.

Какая задача стоит перед субъектами РФ на современ­ном этапе, чтобы соответствовать современным условиям? Во- первых, они должны быть политически стабильны, экономи­чески самодостаточны и социально адаптированы к вызовам и угрозам внешней и внутренней среды. Здесь и требуются как раз принципы (начала) на которые они могли бы опереться для выполнения непростых, а порой и очень сложных задач, которое ставит перед ними государство.

Одной из значимых задач Российской Федерации при реализации основных принципов федеративного устройства на федеральном уровне является реализация прав и свобод человека и гражданина на всей территории Федерации. Эта задача представлена как способность субъектов РФ обеспе­чить гражданские, политические, социально-экономические и иные права и свободы человека и гражданина с учетом их качества жизни, а оно, несомненно, зависит от среды прожи­вания населения в различных географических, климатических, социальных условиях, определяющих специфику определен­ной территории.

Следовательно, не учитывать эти особенности органы власти не могут. В связи с этим были приняты законы, затра­гивающие вопросы территориального развития или учитыва­ющие особенности территори.

Сразу стоит отметить, что территориальное развитие и развитие территории понятия не тождественные. Они подраз­умевают разный подход к территории как среде проживания, как пространственному пределу властных полномочий субъ­ектов РФ, как зонам, имеющим важное государственное значе­ние (Сибирь, Сахалин, Кавказ).

Процесс территориального развития субъектов феде­рации - процесс, направленный на развитие закономерных связей между органами публичной власти на определенной территории с целью выработки эффективного механизма со­вместных действий, необходимого для слаженного функцио­нирования государства и населения. Этот процесс позволит субъектам федерации реализовать свой потенциал, используя все правовые механизмы, способные сделать этот процесс по­следовательным и эффективным.

Территория субъекта федерации в данном случае служит основой прав территориальных публичных коллективов, поэ­тому выступает в качестве объекта конституционно-правового регулирования. Конституционно-правовые механизмы позво­ляют установить основные принципы как фундаментальные начала определения закономерностей, обусловленных прак­тикой правового регулирования территории федерации и территории ее субъектов с целью реализации их потенциала.

В правовом смысле территория субъекта Российской Фе­дерации определяет, прежде всего, пределы распространения властных полномочий различного уровня и характера. На од­ной и той же территории функционирует федеральная власть, власть субъектов Российской Федерации, власть местного са­моуправления нескольких уровней, что, соответственно, тре­бует разграничения их полномочий.

При этом территориальное верховенство государства рас­пространяется на все виды его территории, в соответствии с чем принципы федеративного устройства Российской Феде­рации являются основополагающими для правового режима административно-территориального устройства субъектов федерации.

При всем различии между государствами, особенно уни­тарными и федеративными, на примере Российской Федера­ции существуют общие принципы правового регулирования государственной территории, одним из которых является су­веренитет над своей территорией.

Согласно ст. 71 Конституции, федеративное устройство и территория Российской Федерации находятся в ведении Российской Федерации, а ч. 1 ст. 4 жестко фиксирует: «сувере­нитет Российской Федерации распространяется на всю ее тер­риторию». Это означает, что Российская Федерация обладает всей полнотой власти и никакая другая власть на ее террито­рии не вправе присвоить себе функции верховной суверенной власти или, тем более, поставить себя над нею.

При этом государственная власть России распространя­ется на всю без исключения территорию Федерации: на все сухопутные, водные и воздушные пространства, находящиеся под юрисдикцией России, а также объекты с государственной символикой Российской Федерации (например, корабли, ави­алайнеры и т.д.). Следовательно, власть Российской Федера­ции распространяется на территорию ее субъектов в полном объеме.

И значимой в Конституции РФ является норма ч. 3 ст. 4, закрепляющая именно за Российской Федерацией право и обязанность обеспечивать целостность и неприкосновенность своей территории.

Можно встретить утверждение, что «территория Фе­дерации разграничивается на субъектную и федеральную ее части, последняя при этом имеет безусловные правовые приоритеты». Можно предположить, что «субъектная часть» не входит в «федеральную часть», что, безусловно, неверно. Конституционное положение «территория Российской Фе­дерации включает в себя территории ее субъектов» довольно четкое и недвусмысленное.

Из этого положения вытекает, что субъект РФ не вправе совершать действия, направленные на отделение, разделение, иное нарушение целостности территории единого федера­тивного государства. А как следствие, не может устанавливать особый правовой режим без согласования с органами госу­дарственной власти РФ. Но участвовать в решении вопросов, касаемых территориального развития, не только может, но и должен.

Конституции (уставы) большинства субъектов РФ вслед за федеральной Конституцией провозглашают, что их тер­ритория является составной частью единой территории РФ, подтверждая тем самым юрисдикцию федеральной власти на своей территории (ч. 2 ст. 1 Конституции Чеченской Респу­блики, ч. 1 ст. 15 Устава Смоленской области, ч. 1 ст. 4 Устава Свердловской области, ст. 1 Устава Иркутской области, ч. 1 ст. 2 Устава Ярославской области).

Но как быть с субъектами РФ, которые входят в состав дру­гих субъектов территориально? Это состояние определяет осо­бенности статуса и автономного округа, и края, области, в со­став которых он входит. Однако само определение «входящие в состав», «включает территорию» предполагает отношения подчиненности, неравенства. Отметим, что данные вопросы изложены учеными в отдельных научных исследования.

По причине отсутствия в Конституции Российской Феде­рации конкретизирующих норм о «вхождении», на практике в середине 90-х годов ХХ в. возникали различные противоречия между органами государственной власти «сложносоставных» субъектов РФ в понимании анализируемого положения и его правовых последствий. В данной связи именно это обстоятель­ство и стало причиной волны преобразования (укрупнения) структуры субъектов РФ, прошедших в сложноустроенных субъектах.

При принятии Конституции РФ 1993 г. в состав края, об­ласти входили девять автономных округов, однако в настоящее время осталось три: Ямало-Ненецкий, Ханты-Мансийский и Ненецкий. При этом «сложносоставных» субъекта Россий­ский Федерации имеется два, поскольку в состав Тюменской области входит два автономных округа (Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий) и в состав Архангельской области входит Ненецкий автономный округ.

Важнейшим обстоятельством, свидетельствующим о ре­альном неравенстве, является положение ч. 4 ст. 66 Консти­туции РФ, допускающее вхождение одного «равноправного» субъекта в состав другого, что, собственно, и вызывает сомне­ния в их «равноправности». Данная норма не распространяет свое действие на Чукотский автономный округ, который на основании Закона РФ от 17 июня 1992 г. «О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Россий­ской Федерации» непосредственно входит в состав Российской Федерации.

Что же произошло в данной ситуации? Государственная власть пошла по пути наименьшего сопротивления и при­няла нормативный акт, позволяющий осуществить массовые укрупнения, т.е. объединения субъектов6. Не вдаваясь в поле­мику по поводу правового механизма этого процесса, можно выделить лишь одну из целей, которая провозглашалась - со­циально-экономическое развитие субъектов РФ. Конечно, не последнюю роль в решении поставленных задач должен сы­грать механизм развития именно территории субъектов РФ, объединившихся для этого. Но более значим процесс именно территориального развития, результатом которого и явилось объединение субъектов РФ.

Исследование законодательных актов субъектов, про­шедших путь территориального развития, указывает на со­циально-экономическую компоненту, лежащую в основе изменения состава субъектов как одного из механизмов преоб­разования федеративного устройства. Так, п. 2 ст. 1 закона об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Пермского края гласит, что образование нового субъекта Рос­сийской Федерации осуществляется в целях ускорения соци­ально-экономического развития Пермской области и Коми- Пермяцкого автономного округа и повышения уровня жизни населения, проживающего в указанных субъектах Российской Федерации.

Ст. 1 п. 2 закона об образовании в составе РФ нового субъекта Камчатского края определяет создание условий для экономического и социального развития округа, повышения уровня жизни населения; п. 2 ст. 1 закона об образовании ново­го субъекта в составе РФ Иркутской области определяет осно­вой гармонизацию социально-экономического развития Усть- Ордынского Бурятского округа и остальной части территории Иркутской области; Устав Пермского края выделяет цели со­циально-экономического развития Коми-Пермяцкого округа, которые отражаются в Программе социально-экономического развития Пермского края на среднесрочный период.

Но стоит отметить, что улучшение качества жизни населе­ния субъектов РФ, составляющих единую нацию государства, может предполагать определенные общие начала (принципы) правового регулирования развития территорий субъектов РФ, здесь можно выделить те из них, которые непосредственно за­креплены в законодательстве РФ:

   взаимное согласие субъектов федерации на изменение границ между ними;

   равноправие между собой и во взаимоотношениях с фе­деральными органами государственной власти (ч. 4 ст. 5 Кон­ституции).

Но как раз в реализации этих принципов и возникло не­мало сложностей и противоречий.

Так, накануне референдума об объединении Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа окружные депутаты уверяли, что если после создания Пермского края особого статуса у Коми-Пермяцкого автономного округа не будет, итоги референдума можно будет отменить в судебном порядке7.

В результате, ликвидация ранее существовавших в Коми- Пермяцком автономном округе муниципальных образований вызвала протесты населения. Больше всего споров вызвал за­конопроект об объединении Кудымкара и Кудымкарского района в единое муниципальное образование. Вместо пред­полагавшегося объединения депутаты окружного парламен­та от Кудымкара потребовали наделить окружную столицу статусом городского округа, но их мнение не было принято во внимание. Полагая, что в результате одобренного депутатским большинством решения город потеряет часть налоговых по­ступлений, они обратились в суд. В апреле 2005 г. окружной суд Коми-Пермяцкого автономного округа удовлетворил иск депутатов Городской думы Кудымкара и признал незаконным решение об объединении Кудымкара и Кудымкарского райо­на в один муниципалитет8.

Таймырский Долгано-Ненецкий и Эвенкийский районы признаны административно-территориальными единицами с особым статусом, гарантирующим учет интересов данных тер­риторий в соответствии с федеральными конституционными законами, федеральными законами, Уставом и законами края.

Но правовые механизмы, способные помочь действенно реализовать населению данных территорий свои права, еще не сформированы в полном объеме, не выстроен алгоритм развития данных субъектов РФ с учетом специфики их тер­риторий, поэтому законодателям предстоит нелегкая работа. Но она необходима, если мы хотим, чтобы принципы были не только задекларированы в Основном законе, но и эффективно реализовывались.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика