Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Зарубежная историография философско-политического наследия Н. Макиавелли
Научные статьи
20.04.16 13:18

Зарубежная историография философско-политического наследия Н. Макиавелли



Лукиянов М. Ю.
alt
Бондаренко А. В.

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
Лукиянов М. Ю., Бондаренко А. В.
12 91 2015
В продолжении статьи, опубликованной в предыдущем номере Евразийского юридического журнала (Лукиянов М. Ю., Бондаренко А. В. «Историография философско-политического наследия Н. Макиавелли» ), рассмотрена иностранная историография философско-политического наследия Н. Макиавелли. Представлены основные подходы, интерпретациитрудов Н. Макиавелли.



В небольшой статье трудно уместить всю полноту иссле­дований об одном крупнейших философов эпохи Возрожде­ния. В основном, мы сконцентрировались на критике Макиа­велли и трудах итальянских историков XIX-XX веков.

Первое значительное осмысление основного труда Макиа­велли «Государь» произошло практически сразу после смерти великого философа. Книга такого масштаба и такой глубины не могла пройти мимо морализаторских установок церкви. В 1546 году среди участников Тридентского собора был распространён материал, где было сказано, что макиавеллиевский «Государь» написан рукой Сатаны. Начиная с 1559 года все его сочинения были включены в первый «Индекс запрещённых книг». Первы­ми критиками Макиавелли также были Томмазо Кампанелла и Жан Боден. Последний сходился с Макиавелли во мнении, что государство являет собой вершину экономического, социально­го и культурного исторического развития цивилизации. В 1740 году, вышел труд Вольтера «Антимакиавелли, или Испытание «Принца». Однако, автором идеи и инициатором издания вы­ступил король Пруссии Фридрих Вильгельм II. Первоначаль­ный вариант рукописи Фридриха Вильгельма был переработан Вольтером и содержал критику с Макиавелли гуманистических позиций. Известны также издания работы Фридриха Вильгель­ма в «чистом виде» и с комментариями Вольтера. Фридрих кри­тикует сочинение Макиавелли в основном со стороны морали — он считает, что Макиавелли относится к управлению госу­дарством предвзято, необъективно. Взгляды самого Фридриха основаны на идеях Эпохи Просвещения о разумных и доброже­лательных государственных деятелях, он утверждает, что пра­витель прежде всего обязан поддерживать благополучие и про­цветание своих подданных. По мнению Фридриха, Макиавелли придаёт слишком большое значение интригам, забывая о том, какой вред они приносят государству, и превозносит в своём сочинении великих злодеев, умалчивая при этом о негативных сторонах их правления.


 

      Обвинение Макиавелли в «макиавеллизме» стало возмож­ным вследствие неисторического подхода к его творчеству, ког­да его социально-философскую концепцию рассматривали вне исторического контекста Италии XIV в. Макиавелли выдвинул идею создания централизованного национального государства в Италии, когда против объединения итальянских государств выступала католическая церковь, многие князья (государи) итальянских городов-государств, которые под прикрытием завоевания «суверенитета» обрекали Италию на раз­грабление. Макиавелли не оправдывает и не защищает безнравственность и амо­рализм в политике, а лишь констатирует их объективное присутствие в политике.

В начале XIX века инте­рес к трудам Макиавелли и, особенно, к «Государю» воз­растает и происходит это да­леко не случайно. В известной степени, этому способствует ин­тенсивное распространение антимакиавеллистской литературы.

Швейцарский историк Я. Буркхардт одним из первых начал объективное рассмотрение трудов философов эпохи Возрождения и, в частности, Макиавелли. «Макиавелли, пи­шет Буркхардт, не пытался обманывать себя или других... Его политическая объективность порой ужасает своей откровен­ностью, но она возникала во время крайних бедствий и опас­ностей, когда люди уже с трудом верили в право или не пред­полагали возможности справедливости».

Со времени объединения Италии в единое государство, творчество Макиавелли начинает осмысливаться итальянскими историками. Одним из первых обратился к Макиавелли круп­ный ученый-историк Франческо Де Санктис. Высоко оценивая заслуги Макиавелли и его мысли, предвосхитившие объедине­ние Италии, Ф. Де Санктис пишет: «Абсолютным, существен­ным в макиавеллизме является человек, рассматриваемый как самостоятельное, независимое существо, в природе которо­го заложены и его цель и его средства, законы его развития, предпосылки его величия и упадка, человек как такового и как часть общества. Макиавелли, несмотря на сделки с совестью и шатания, свойственные политическому деятелю, начертал на обломках средневековья контуры мира, каким он должен быть, - мира, основанного на идее родины, национальной не­зависимости, свободы, равенства, труда, мира мужественного, серьезного человека. Вот что в учении Макиавелли абсолют­но и непреложно: серьезность земной жизни. Ее орудие - труд, ее цель - родина, ее принцип - равенство и свобода, ее нрав­ственный закон - нация, ее созидатель - человеческий дух или мысль, неизменная и нетленная, ее орган - самостоятельное и независимое государство, подчиняющее дисциплине все силы, уравновешивающие все интересы. И венцом ему служит слава, то есть одобрение всего рода человеческого, а в основе лежит до­бродетель, то есть характер. Научную основу его учения состав­ляет «правда настоящая», данная через опыт и наблюдение. Во­ображение, чувство, абстракция вредны в науке в той же мере, что и в жизни. Схоластика умирает, рождается наука».

Восторженные ожидания Ф. Де Санктиса в связи с объедине­нием Италии, не нашли должного оправдания. Италия оставалась бедной аграрной страной (по сравнению с более «централизован­ными» соседями, имевшими к тому же богатые колонии).

В начале ХХ века обращался к изучению творчества Н. Ма­киавелли крупный итальянский историк Э. Гарэн. Объектом изучения Гарэна были также другие значительные деятели эпохи Возрождения и Гарэн не выделял Макиавелли, благода­ря его большей известности. В труде «Проблемы итальянского Возрождения» Гарэн подчеркивает живой интерес гуманистов к прошлому, их попытки понять прошлое во всем его истин­ном масштабе, во всей его подлинности. Э. Гарэн, наряду с Макиавелли, занимался изучением схожих с Н. Макиавелли взглядов деятелей Возрождения Ж. Бодена и Ф. Гвиччардини. Гарэн считал, что Боден и Гвиччардини как историки «глубже» и критичнее Макиавелли. Кроме того, Гвиччардини, в отличие от Макиавелли, не такой фаталист. Настаивая на круговоро­те государственных форм, он в то же время высказывает идеи прогресса, законосообразности, общественного развития. Также, как и Макиавелли, Гвиччардини занимался описание реалий Флорентийской республики того времени.

Италия, после непреодоленного кризиса, связанный с поте­рями в I мировой войне, вступила в полосу фашистской дикта­туры. Антонио Грамши, один из наиболее талантливых ученых того времени, лидер итальянской коммунистической партии, проявлял живой интерес к политической науке Макиавелли.

В контексте концепции Возрождения Грамши оценивает деятельность Макиавелли, который был теоретиком нацио­нальных государств в форме абсолютной монархии, теоретизи­ровал в Италии о том, что энергично осуществлялось в Англии, Испании, Франции, России. Макиавелли, по словам Грамши, гениально почувствовал и представил в систематическом изло­жении действительную историческую проблему той эпохи. К тому же Грамши высоко ставит Макиавелли как личность, ко­торая стремится воздействовать на политику и историю своей страны, пробудить и организовать «коллективную националь­но-народную волю». Образ почти идеального, «неподлинного» Макиавелли во многом навеян опять-таки Ф. Де Санктисом, чья книга была для Грамши настольной в пору его юности.

В «Тюремных тетрадях», которые были написаны Грамши в заключении, тексты о Макиавелли условно объединены под названием «Современный государь». Грамши придавал боль­шое значение роли интеллигенции в воспитании масс, называя партию коллективным интеллигентом. В зашифрованном от цензуры тексте под видом изучения политических трактатов Макиавелли Грамши размышляет о стратегии и тактике совре­менной пролетарской партии в борьбе за гегемонию, но у него немало мыслей и собственно о Макиавелли, которым он силь­но увлекался. Грамши, перечитывая Макиавелли, предвидел кризис, который повлечет за собой захват власти. Революция (левых или правых) потерпит поражение, если она не завоюет поддержки большинства внутри демократических институтов.

     Очевидные постмодернистские элементы теории Грамши сво­дятся к следующему: децентрализация, плюралистическая ак­тивность и уважение к народной культуре. Он с подозрением относился к модернистским утопиям, которым недоставало органического контакта с социальной реальностью, которую они желали преобразить. Социализм, построенный без учета гражданско-республиканской основы, будет аналогом модер­нистских архитектурных сооружений, в которых никто не хочет жить. «Народ - это государь», - утверждал Грамши.

Общий вывод об использовании наследия Макиавелли ре­волюционной мыслью Италии, видимо, может прозвучать так: от революционного романтизма Рисорджименто к практике борьбы с реакционным фашистским режимом, когда мысль Макиавелли через перипетии повседневной борьбы ведет к по­ниманию необходимости демократического развития. Еще раз сошлемся на Грамши, говорившего «народ - это государь», тогда как Муссолини верил в единовластие и в ударную силу элиты.

Обращался к творчеству Макиавелли М. Фуко. М. Фуко рас­сматривал теорию управления через призму отношения удержа­ния территории и собственности. Он писал: «Во-первых, вопрос управления - это вопрос, касающийся определения опасностей: откуда они проистекают, в чем заключаются, какие из них явля­ются наиболее, а какие наименее серьезными? А во-вторых, это вопрос об искусстве манипулирования различными силовыми взаимодействиями, которое должно позволить Государю от­стоять его владение в смысле отношения к принадлежащим ему подданным и принадлежащей ему территории. В сущности же, «Государь» Макиавелли, каким его восприняли многочисленные явные и неявные антимакиавеллисты, предстал перед ними как трактат об умении Государя сохранять свое владение».

Фуко сходится во мнении с Грамши в том, что «Государь» давно перерос рамки конкретной исторической личности, сколь талантливой она бы ни была и превратился в отноше­ния власти.

Изученность Макиавелли давно достигла той точки, когда национальные историографии приступили к обобщению мате­риалов. В одной стране за другой выходят книги и статьи на тему «Макиавелли и Франция, Германия, Польша» и т.д., и т.п. Насле­дие великого флорентийца давно перешагнуло национальные границы. Макиавелли стал «человеком для всех времен».

Психология и право



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика