Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Россия на пути от евразийской к мировой державе: эволюция концептуальных основ позиции по международным конфликтам
Научные статьи
21.04.16 11:06

Россия на пути от евразийской к мировой державе: эволюция концептуальных основ позиции по международным конфликтам




 
ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ
Антонова И.А.
1 92 2016
Данная статья имеет своей целью проследить особенности эволюции Концепций внешней политики Российской Федерации с точки зрения формирования ее позиций в отношении международных конфликтов. В этой связи проводится контент-анализ текстов данных документов от 2000, 2008 и 2013 гг. и изучаются ключевые концептуальные решения и принципы, обозначенные российским руководством.

Проблема международного конфликта затрагивает во­просы не только его непосредственного урегулирования и аспекты миротворчества, но и международной безопасности, процессов международно-правового регулирования, мирово­го порядка и механизма принятия решений, оказывающих влияние как на ход самого конфликта, так и на судьбу миро­вого сообщества в целом. Именно в этой связи концептуаль­ные основы позиции России в отношении конфликтов необ­ходимо рассматривать в контексте подходов ко всему спектру вопросов, соприкасающихся с данным феноменом. Кроме того, нельзя не принимать во внимание понимание Россией собственного места и роли в международных отношениях и на евразийском пространстве, в частности, поскольку, исходя именно из этого, Москва выбирает дальнейшие линии поведе­ния в контексте конкретных проблем.

Позиция России в отношении современных конфликтов, а также ее общая заинтересованность в участии в процессах урегулирования выстраивается и объясняется, в первую оче­редь, в соответствии с необходимостью реализации ее нацио­нальных интересов, обеспечения национальной безопасности и как ответ на вызовы внешней среды. Другими словами, рос­сийские подходы формируются в зависимости от типа миро­устройства, складывающегося миропорядка, существующих правил игры и расстановки сил на мировой арене, геополити­ческой конъюнктуры, уровня международной, региональной и национальной безопасности, поведения остальных участни­ков системы, а также от геополитических, экономических, гео­стратегических интересов самой Москвы.

Во-вторых, сохранив статус постоянного члена Совета Без­опасности, несущего, как известно, главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности, Россия не может оставаться в стороне от решения вопросов, касаю­щихся урегулирования. Многовековой внешнеполитический опыт, сеть устойчивых многосторонних и двусторонних кон­тактов, традиции русской и советской дипломатии, а также уникальное геополитическое положение на Евразийском кон­тиненте позволяют России активно подключаться к процессам урегулирования конфликтов. В-третьих, миротворчество по­могает ей интегрироваться в мировое сообщество, повышать международный престиж, а также через участие в урегулиро­вании конфликтов отстаивать верховенство основополагаю­щих принципов международного права, предпринимая по­пытки сохранения уникальной легитимности ООН.

С практической точки зрения Россия в своей внешней политике вставала на разные пути развития. Так, первый ми­нистр иностранных дел Российской Федерации А.В. Козырев начал её внешнеполитическую историю с реализации поло­жений школы «атлантизма» или «западничества». Согласно его задумке необходимо было отречься от всего советского, коммунистического и, оставив в прошлом дух соперничества и противостояния, войти в западное общество. В апреле 1993 года был утвержден документ под названием «Основные по­ложения концепции внешней политики Российской Федера­ции», ставший первым в своем роде, однако это не мешало главе МИД А.В. Козыреву, в силу незрелости государственного институционального устройства и на тот момент еще низкого уровня координации во внешней политике, активно реализо­вывать на практике идеи «атлантизма».

В итоге подобный курс себя не оправдал, а Москва стала постепенно формировать внешнеполитические взгляды, от­личные от угодных Западу, и, в первую очередь, это касалось вопросов международной и региональной безопасности. Так, например, в 1994 году в Послании Федеральному Собранию Б.Н. Ельцин сформулировал новый подход, согласно которо­му Россия намерена «играть одну из ведущих ролей в поиске урегулирования кризиса в бывшей Югославии», причем ди­пломатическими методами - настойчивым побуждением сто­рон к миру при особой роли Совета Безопасности ООН.

В 1996 году кабинет министра иностранных дел занял Е.М. Примаков, известный своим прагматичным подходом ко внешней политике России и идеями противостояния однопо­лярному мироустройству. С этого момента политика Москвы становится многовекторной, внешние связи активно развива­ются по всем направлениям, расширяется участие в урегули­ровании международных конфликтов в качестве посредника, делается ставка на региональные системы баланса сил, начи­нается борьба за статус евразийской региональной и мировой державы. Участие в балканском урегулировании стало важ­ным показателем места и роли России в международных отно­шениях, а также была заявлена жесткая позиция в отношении применения силы без санкции Совета Безопасности ООН, по­скольку на тот момент мировое сообщество уже столкнулось с прецедентом операции НАТО «Обдуманная сила» в Боснии в 1995 году.

Е.М. Примаковым был избран некий срединный путь, от­личный и от крайнего «атлантизма» А.В. Козырева, и от наци­оналистического изоляционизма, нацеленного против Запа­да. Российский государственный и общественный деятель А.К. Пушков отмечал, что Россия стала «превращаться в самостоя­тельный центр притяжения для всех тех, у кого не сложились отношения с Западом, от боснийских сербов до иранцев». Таким образом, несомненно действенным способом активиза­ции России в глобальном силовом поле могло стать влияние на ситуацию в конфликтных регионах.

В Послании Федеральному Собранию в 1997 году Пре­зидентом Б.Н. Ельциным было сделано заявление о непри­емлемости формирования однополюсного миропорядка, к которому стремятся США. Таким образом, впервые была официально обозначена позиция Москвы относительно ми­роустройства, выявившая ключевое различие в интересах Рос­сии и США: мир должен меньше опираться на военную силу, отдавая предпочтение силе права, это касалось, в том числе, и односторонних решений в вопросах урегулирования кон­фликтов и международной безопасности в целом.

В 1998 году должность министра иностранных дел пере­шла к И.С. Иванову, следовавшему во внешней политике принципу преемственности. В 2000 году по инициативе ново­го президента В.В. Путина была принята вторая Концепция внешней политик, поскольку необходимость ревизии основ­ных принципов была продиктована серьезными изменениями как в стране, так и в мире.

В новой Концепции впервые была документально за­креплена приверженность России формированию много­полюсной системы международных отношений, которая способствовала бы взаимному учету интересов и выработке справедливого механизма принятия коллективных решений, в первую очередь, касающихся вопросов международной и региональной безопасности. Именно многополюсное миро­устройство рассматривалось в качестве прочной основы для справедливого механизма принятия решений, касающихся урегулирования конфликтов.

В качестве негативных тенденций, которым должна была противостоять Россия, в документе особо выделялись:

-      неурегулированные и замороженные региональные и локальные конфликты;

-      ставка на ослабление роли Совета Безопасности, стра­тегия односторонних действий и усиление западных институ­тов ограниченного состава при решении ключевых вопросов международной безопасности;

-      применение силовых методов в обход действующих международно-правовых механизмов и без санкции Совета Безопасности ООН;

-      попытки искажения понятия государственного суве­ренитета с целью вмешательства во внутренние дела, а также практическое использование концепций «ограниченного суве­ренитета» и «гуманитарной интервенции»;

-      несовпадение политических и военных установок НАТО с интересами национальной безопасности России (в том числе, это касается ведения силовых операций вне поля действия Вашингтонского договора).

В связи с этим, к основным принципам и целям внешней политики России согласно Концепции были отнесены:

-      неуклонное соблюдение основополагающих принци­пов международного права;

-      рациональное реформирование ООН в целях развития ее механизма быстрого реагирования на кризисные ситуации;

-      повышение эффективности Совета Безопасности и признание за ним эксклюзивного права санкционировать применение силы;

-      сохранение за ООН роли центрального регулятора международных отношений;

-      снижение фактора силы в международных отношениях;

-      укрепление правовых основ международного миро­творчества, активное участие в операциях по поддержанию мира;

-      преодоление трудностей в отношениях с США при обязательном взаимном уважении интересов в целях укрепле­ния международной безопасности.

Важно отметить, что данные принципы, зафиксирован­ные в Концепции внешней политики России, возникли не случайно. Многие из них стали ответом на вооруженное вме­шательство НАТО в конфликт в Косово в 1999 году, явившее собой следствие одностороннего решения о применении силы без соответствующей санкции Совета Безопасности ООН. Как отмечает доктор юридических наук И.З. Фархутдинов, «прин­цип неприменения силы или угрозы силой Устав ООН ставит на первое месте среди основных принципов международного права, являющегося фундаментальным фактором в обеспече­нии мира и безопасности во всем мире».

В 2007 году Президент В.В. Путин выступил на Конфе­ренции по вопросам политики безопасности в Мюнхене со знаковой речью, вызвавшей высочайший резонанс на Западе. Суть его выступления заключалась в том, что США в попыт­ках сформировать однополярное мироустройство, не прием­лемое с точки зрения России, распространяют систему свое­го внутреннего права на весь остальной мир, пренебрегая и международным правом, и интересами мирового сообщества, что лишь усугубляет процесс урегулирования существующих конфликтов и порождает новые.

Противоречия дихотомии Россия-Запад становились особенно сильными. Во-первых, у России и Запада сложилось совершенно разное понимание сути ключевых элементов со­временного мироустройства: демократии, прав человека, меж­дународного права. Во-вторых, сохранялась борьба за влияние на постсоветском и постсоциалистическом пространстве, что само по себе вело к возникновению или обострению конфлик­тов. В-третьих, практически по любым вопросам, касающимся международной безопасности, подходы России и Запада были диаметрально противоположными. В этой обстановке особен­но остро выявилась недееспособность сложившихся механиз­мов обеспечения международной безопасности и возникла необходимость выработки новых. Причем инициативность Москвы в этом векторе могла бы серьезно поспособствовать не только укреплению позиций в евразийском пространстве, но и росту ее роли в качестве одного из центров силы в мире в целом.

Такую перспективу можно было увидеть в предложенном Д.А. Медведевым плане, в рамках которого новый президент, занявший эту должность в 2008 году, развивал идею об общ­ности и неделимости пространства безопасности и недопусти­мости обеспечения собственной безопасности в ущерб чужой. Несомненно, под данную концепцию подпадали и так называ­емые «гуманитарные интервенции», проводимые НАТО. Кро­ме того, ключевой особенностью политики нового президента стало открытое и четкое объяснение действий и намерений России.

Еще одной инициативой Д.А. Медведева стала новая, уже третья в истории Российской Федерации, Концепция внешней политики, утвержденная в 2008 году. В целом, подходы России по ключевым мирополитическим проблемам не изменились, но ввиду ее увеличившегося в сравнении с 2000 годом полити­ческого веса и укрепившихся позиций на мировой арене они стали более мотивированными и принципиальными.

Среди нововведений Концепции 2008 года необходимо особо выделить следующие:

Россия будет добиваться исключительно политико-ди­пломатического урегулирования региональных конфликтов на основе коллективных действий мирового сообщества;

- позиция России базируется на том, что современные конфликты не имеют силовых решений, поэтому их урегули­рование необходимо осуществлять через вовлечение всех сто­рон в переговоры;

ООН обладает уникальной легитимностью и призвана сыграть фундаментальную роль в налаживании эффективного межцивилизационного диалога;

Россия будет добиваться укрепления многосторонних на­чал в мировых делах, основанных на принципах неделимости безопасности;

принципы международного права универсальны, их ре­визия и ситуационное толкование недопустимы, а с наруше­ниями необходимо бороться;

необходимо обеспечить верховенство права в междуна­родных отношениях.

Как известно, в 2008 году также взяла начало цепочка со­бытий, которые часто называют турбулентностью на глобаль­ном и региональном уровнях: экономический кризис, дефол­ты национальных государств, напряженность на Ближнем и Среднем Востоке, угрожающая перерасти в крупномасштаб­ный военный конфликт, и т.д. Сегодня складывается ситуация, при которой бесполезно прогнозировать и что-либо исклю­чать. Мир стал сползать от баланса сил к разбалансированно- сти, при которой уже невозможны гарантии стабильности и законности. В таких условиях в марте 2012 года президентом России вновь стал В.В. Путин. При этом следует отметить, что накопление кризисных явлений в мировой экономике и по­литике только мотивирует Россию активизировать поиск и выработку эффективного механизма принятия коллективных решений в целях обеспечения безопасности. Четко обозначив контуры своей внешней политики, вскоре президент поручил МИД разработать новую концепцию.

Таким образом, новейшие же на данный момент подходы отражены в Концепции внешней политики от 12 февраля 2013 года. Во многом этот документ сохранил преемственность пре­дыдущим, однако в него был введен ряд новых важных элемен­тов, среди которых особо стоит выделить следующие:

-      все больший акцент делается именно на совместных усилиях в решении международных проблем;

-      впервые подчеркивается недопустимость любых форм стороннего вмешательства во внутренние дела суверенных го­сударств;

-      продолжает развиваться тезис о необходимости вне­дрения принципа неделимости безопасности в междуна­родную жизнь, а также рассматривается возможность его институционализации в рамках ОБСЕ, которой требуется ре­формирование и переработка устава;

-      необходимость формирования ценностной основы для совместных действий на мировой арене, включающей в себя справедливость, ответственность, милосердие, честность и т.д..

Результаты контент-анализа текстов Концепций внешней политики 2000, 2008 и 2013 гг. в определенной степени отража­ют ее эволюцию и акценты, расставляемые под воздействием системных факторов. Так, значительное увеличение частоты об­ращений к понятиям «безопасность» и «стабильность» свиде­тельствует об адекватной реакции, возрастающей озабоченности и реалистичном, регулярно детализируемом подходе к происхо­дящим в современном мире глобальным изменениям. Впервые возникший на страницах Концепции 2008 года принцип недели­мости безопасности продолжает свое развитие в преемственном


Таблица 1.

Понятие

Концепция 2000 года

Концепция 2008 года

Концепция 2013 года

«Безопасность»

27

45

69

«Принцип равноправия и неделимости безопасности»

-

5

9

«Стабильность»

12

16

24

«Многополярность»

1

1

-

«ООН»

20

30

37

«Принципы международного права»

5

9

14

«Невмешательство»

-

-

7

«Территориальная целостность»

3

3

5

«Самоопределение»

-

1

1

«Конфликт»

12

13

14

«Урегулирование»

8

10

13

«Миротворчество»

2

4

5


документе, где он уже вполне свободно употребляется наряду с основополагающими принципами международного права. Кроме того, российская позиция на страницах документов 2000 и 2008 гг. ориентирована на формирование многополярного мироустройства и неприемлемость однополярности, когда как в Концепции 2013 года понятие «многополярность» заменяется «полицентричной системой», обозначающую уже объективную данность с точки зрения Москвы.

Почти двукратное увеличение частоты обращений к назва­нию ООН, а также появление понятия «уникальной легитимно­сти» отражают всевозрастающую принципиальность позиции России относительно полномочий этой организации и Совета Безопасности в качестве структур в области решения проблем международной и региональной безопасности. Аналогичная ситуация складывается и в отношении основополагающих принципов международного права: Россия делает все больший упор на неприемлемость нарушения и произвольного толкова­ния этих норм. Случаи обращения в Концепциях к конкретным принципам, таким, как территориальная целостность государств и право народов на самоопределение, не выявляют серьезной ди­намики, в то время как невмешательство во внутренние дела в качестве одного из основополагающих принципов впервые было упомянуто лишь в документе 2013 года, что отражает определен­ную трансформацию российской позиции, возросшее внимание и беспокойство относительно усугубившейся тенденции насиль­ственного размывания государственного суверенитета и навязы­вания решений и правил извне.

Частота употребления понятий «конфликт», «урегулиро­вание», «миротворчество» во всех трех документах не выявляет серьезной динамики и свидетельствует о сохранении ровной заинтересованности России в процессах урегулирования, при этом не приобретающих со временем большую значимость в векторе ее внешней политики.

В Таблице 1 приведены числовые показатели частоты употребления важнейших с точки зрения данного исследова­ния понятий:

Приведенная ниже краткая характеристика новых эле­ментов каждой из Концепций и более предметный анализ текстов этих документов способствовали выявлению транс­формации и уточнений позиций России по ряду ключевых мирополитических вопросов, что отражено в следующей ниже таблице (Таблица 2.).

В целом, анализ текстов Концепций наравне с очевидной пре­емственностью выявляет также постепенную конкретизацию пози­ций и ужесточение подходов по общим вопросам и, в первую оче­редь, касающимся проблем безопасности, а также внедрение новых важных элементов, таких, как уникальная легитимность ООН, меж­цивилизационное взаимодействие, принцип равной и неделимой безопасности и принцип невмешательства во внутренние дела го­сударств. Также обращает на себя внимание то, что в документах 2000 и 2008 годов речь идет о коллективном начале при принятии решении, в то время как в последнем варианте от 2013 года - о мно­гостороннем, который подразумевает не просто навязывание каких- либо решений группой государств, а подчеркивается вовлеченность в процесс всех заинтересованных сторон. По вопросу собственно урегулирования конфликтов в рамках миротворчества серьезной динамики и трансформации позиции не выявлено.

Таким образом, эволюция внешнеполитической концеп­ции России в отношении международных конфликтов связа­на, в первую очередь, с меняющимися внешними условиями и ее возрастающими возможностями, в то время как нацио­нальные интересы не меняются. Такие события, как появле­ние новой стратегической концепции НАТО, заявления о рас­ширении Альянса на Восток, попытки США способствовать формированию однополярного мироустройства, проведение «гуманитарных интервенций» в обход Совета Безопасности и другие, достаточно быстро находили резонанс в позициях Рос­сии по вопросам урегулирования конфликтов.

Более того, эволюция подходов Москвы также отражает процесс поиска ее места на мировой арене и в глобальном си­ловом поле: очевидно, что Россия исходит из того, что одним из ее национальных интересов является превращение в одну из мировых держав, что достижимо лишь в условиях много­полюсного миропорядка. Так, конфликт как вызов националь­ной, региональной и международной безопасности восприни-

Таблица 2.

Категория

Концепция 2000 года

Концепция 2008 года

Концепция2013 года

1

2

3

4

Мировой по­рядок

содействие формированию стабильного, справедливого и демократиче­ского миропорядка; повышение его управляемости;

содействие утверждению справед­ливой и демократической полицен- тричной международной системы, которая уже находится в стадии становления и требует коллективно­го лидерства

стремление к формированию многополюсной системы международных отношений

порядок должен быть полицентричным, а его система -саморегулирующейся

Принцип при­нятия реше­ний

коллективный, при приоритете международного права

многосторонний, на региональном и глобальном уровнях

 

главный инструмент - многосторонняя дипломатия

Международ­ное право

приоритет международного права, четкое соблюдение его норм

верховенство международного права;

его нормы должны быть универсальными с точки зрения понимания и примене­ния;

необходимо противодействовать попыткам их ревизии

 

недопустимость вмешательства во внутренние дела государств

Применение

силы

Россия выступает за снижение фактора силы в международных делах; возможно только с согласия Совета Безопасности ООН

 

или в целях самообороны

ООН и Совет Безопасности

ООН является главным центром регулирования международных отношений; только Совет Безопасности правомочен санкционировать применение силы необходимость рационального реформирования; сохранение статуса постоянных членов

противодействие попыткам принизить роль ООН и Сове­та Безопасности

ООН призвана сыграть фундаментальную роль в налаживании межцивилизаци­онного диалога;

ООН безальтернативна и наделена уникальной легитимностью

 

   необходима адаптация ООН к но­вым мировым реалиям;

   необходимо обеспечить незы­блемость ключевых положений Устава ООН

Международ­ная безопас­ность

укрепление региональной безопасности

принцип неделимой и равной безопасности;

необходимость противодействия новым вызовам и угрозам глобального (транс­граничного) характера, в том числе региональным конфликтам

Урегулирова­ние конфлик­тов

международное миротворчество является действенным инструментом при урегулировании международных кон­фликтов

 

...а также в решении задач посткризисного урегулирования

укрепление правовых основ миротворчества в соответствии с Уставом ООН;

Россия намерена участвовать в операциях по поддержанию мира под эгидой ООН и в рамках взаимодействия с другими международными и региональными организациями

только Совет Безопасности правомочен санкционировать применение силы в целях принуждения к миру

при подготовке решений Совета Безопасности в области миротвор­чества Россия твердо выступает за разработку четких мандатов, не допускающих произвольных интер­претаций, и обеспечения строгого контроля за ними

поиск путей международного реагирования должен быть коллективным

 

современные конфликты не имеют силовых решений;

все стороны конфликта должны быть вовлечены в процесс урегулирования без изоляции


мается, во-первых, с точки зрения выработки соответствующей позиции и общих принципов по урегулированию, во-вторых, - с точки зрения использования данного феномена при реше­нии конкретных задач по повышению авторитета ключевых международных институтов, поддержанию действенности ос­нов международного права, сохранению порядка в междуна­родных отношениях. Таким образом, общая позиция России формируется исходя из того, что, чем выше ее статус, тем эф­фективнее она может влиять на процессы урегулирования и управления международными конфликтами.


Таблица 2. (Продолжение)

1

2

3

4

Принцип не- вмешательства

неприемлемость внедрения концепции «ограниченного суверенитета»

(в тексте речь идет об опасности ревизии принципа как о тенденции)

недопустимость осуществления во­енных интервенций под предлогом реализации концепции «ответствен­ности по защите»;

Россия ожидает, что США в своих действиях будут уважать данный принцип;

Россия проводит политику, направ­ленную на создание международ­ной системы, опирающейся, в том числе на принцип невмешательства во внутренние дела государства.

Права чело­века

необходимость добиваться уважения прав человека во всем мире на основе соблюдения норм международного права

 

...путем конструктивного международного диалога

недопущение двойных стандартов, ува­жение национальных и исторических особенностей каждого государства, без навязывания заимствованных ценностей

способствование укоренению то­лерантности и недопущение оскор­бления чувств верующих; осуществление мониторинга ситуа­ции с соблюдением прав человека в мире

Межцивили­

зационное

взаимодей­

ствие

 

содействие налаживанию развитию конструктивного межцивилизационного диа­лога

(Россия как многонациональное и многоконфессиональное государство имеет многовековой опыт в этом вопросе)

 

развитие связей славянских на­родов


Кроме того, в общих подходах Москвы к конфликтам став­ка, в первую очередь, делается на уникальную легитимность ООН и Совета Безопасности, верховенство международного права и снижение фактора силы. Анализ эволюции позиции свидетельствует о том, что со временем она лишь оттачивается и становится все более жесткой, но не трансформируется.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика