Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер




Рецензия на монографию Р. А. Ромашова, Ю. Ю. Ветютнева, Е. Н. Тонкова «Право – язык и масштаб свободы».
СПб.: Алетейя, 2015. – 448с.


В статье представлена рецензия на монографию Р. А. Ромашова, Ю. Ю. Ветютнева, Е. Н. Тонкова «Право - язык и масштаб свободы», в которой исследуется современное состояние права как социального регулятора и свободы как базовой, смыслообразующей ценности- закономерности правовой действительности во взаимосвязи с другими государственно- правовыми явлениями.

REVIEW OF THE MONOGRAPH «LAW - THE LANGUAGE AND SCOPE OF LIBERTY» BY R. A. ROMASHOV, YU. YU. VETYUTNEV, E. N. TONKOV. ST.-PETERSBURG: ALETEYA, 2015. 448 P.

The article represents a review of the monograph «Law - the language and scope of liberty» by R. A. Romashov, Yu.Yu. Vetutnev, Ye. N. Tonkov, wherein contemporary status of law as a regulatory instrument of social relations and liberty as the main semantic value and regularity in the legal reality are analyzed in connection with other governmental and legal phenomena.


    Философско-правовая проблематика соотношения пра­ва и свободы всегда оставалась принципиально значимой для юриспруденции. Позиционирование свободы в качестве базо­вой правовой ценности, непрерывный и динамический процесс развития общественных отношений, постоянное взаимодей­ствие личности, общества, государства - лишь некоторые посы­лы к тому, что осмысление проблемы права и свободы было и будет актуальным. Исследование права как социального регуля­тора общественных отношений и свободы как базовой правовой ценности востребовано не только в теории государства и права, но и в отраслевых юридических науках, что «вполне закономер­но, так как, если философия права претендует на всеобщность в объяснении правовых явлений, на создание философского кар­каса юридической науки, то научных проблем, составляющих для нее исключение, быть не должно». Соотношение права и свободы является предметом дискуссии не только в рамках наук философско-правового цикла, но и в рамках всех тех областей научного знания, которые, так или иначе, со­прикасаются с данной проблемой (политологии, психологии, социологии, экономики и др.).

     Выход в свет монографии Р. А. Ромашова, Ю. Ю. Ветютнева и Е. Н. Тонкова «Право - язык и масштаб свободы» является зна­чимым событием в части объединения достигнутых результатов сопоставления права и свободы, а также определения их связей с другими государственно-правовыми явлениями. Авторами монографии проблематизированы наиболее актуальные вопро­сы междисциплинарных юридических исследований. Категории «право», «свобода», «воля», «равенство», «ценность», «правовая коммуникация», «правовое состояние», «правовое взаимодей­ствие», «государственно-правовая закономерность», «правовой статус личности», «толкование права» и ряд других раскрыты не только как познавательные конструкции, но и как явления право­вой действительности с позиций реалистического подхода.

Монография включает в себя 7 глав, в которых последова­тельно рассмотрены различные аспекты проявления философ­ско-правовой проблемы соотношения категорий права и сво­боды. Поскольку право и свобода позиционируются в качестве центральных объектов исследования, монография начинается с определения места права и свободы в системе ценностей, их фи­лософского осмысления в качестве самостоятельных конструк­ций и явлений социальной жизни. Первая глава «Право. Закон. Юриспруденция» отражает общее представление о праве и по­нимание права. В частности, изложены дискуссионные вопросы правопонимания; проведена типология аргументов, используе­мых учеными-юристами для обоснования собственных ценност­ных ориентиров и, соответственно, концепций правопонимания; приведены историко-правовые и юридико-лингвистические гра­ни соотношения права и закона; раскрыта проблема роли теории государства и права в современной юриспруденции, юридиче­ской науке и правовом образовании. Р. А. Ромашов обосновыва­ет «компромиссную» концепцию реалистического позитивизма, значение которой для юридической науки, практикующих юри­стов, а также студентов, осваивающих юридическую профессию, состоящее в «актуализации правоприменительных процедур, психологическом восприятии фактичности права, отрицании избыточности метафизики, вступающей в противоречие с эм­пирическими наблюдениями исследователя», на наш взгляд, трудно переоценить. Действительно, при игнорировании связи права с государством пропадает сама предметная область право­вых исследований, задаваемая правилами, сформулированными и проводимыми в жизнь от имени государства как политической организации общества, системы, удовлетворяющей, в отличие от иных социальных организаций, всю совокупность потребностей ее членов - именно на этом сконцентрировано внимание сторон­ников классического юридического позитивизма. Однако про­блема эффективности действия юридических правил требует выхода за пределы «чистого», «рафинированного» юридическо­го позитивизма (который в реальных условиях правовой жизни не реализуется в принципе), наполнения этих правил содержа­нием, что обеспечивает прогрессивное развитие конкретного государства и общества в конкретный исторический период на основе познания экономических, политических, идеологических и иных социальных закономерностей и опоры на них (на чем и сосредоточивают внимание доктрины естественно-правового на­правления). Юристы не должны упускать из виду механизмы, техники и технологии правотворчества и правореализации, их взаимосвязи и взаимозависимости с иными социальными фак­торами, способствующими либо препятствующими проведе­нию юридических правил в реальную действительность, вопро­сы совершенствования правовых средств воздействия на них (что составляет приоритетную область научных интересов различных подходов в рамках социологического направления в юриспру­денции). Реалистический позитивизм удачно интегрирует от­меченные аспекты сложного и многообразного феномена права.

Во второй главе «Свобода. Равенство. Иерархия» Р. А. Ро­машов разграничивает понятия «свобода» и «воля», которые в первом приближении могут показаться синонимами, однако, по верному замечанию автора, «свобода и воля представляют собой взаимоисключающие понятия, а выражение "свободная воля" представляет собой оксюморон». Понимание свободы и воли как философско-правовых категорий субстанционально и содержательно различно, так как свобода выражает «огра­ниченную самостоятельность» индивида, а воля в этом отно­шении «всегда одностороння и безгранична».

     Рассуждая о ценности права и ценностях в праве, Ю. Ю. Ветютнев приходит к выводу о том, что «ценность сво­боды реализуется через акт выбора, который связан с отказом от альтернативных возможностей и тем самым представляет собой в известном смысле ограничение свободы» - в этом и заключается двойственность ценностно-правового понимания свободы. С одной стороны, «как явление психологического порядка», как личностная ценность каждого индивида свобо­да выражена в свободе выбора, с другой стороны, как «обще­ственное явление» она всегда ограничена своим выражением вовне, что и получает оценку социумом.

При рассмотрении проблемы равенства как правовой ценности в монографии справедливо подчеркивается наличие непосредственного отношения равенства (помимо прямой его связи с идеей границы (предела)) к идее уравнивающей и распределяющей справедливости, что убедительно проиллю­стрировано на примере наказания в виде лишения свободы.

В следующей, третьей, главе «Право - язык юридической коммуникации» раскрыта инструментальная ценность права как средства юридической коммуникации. По мнению авторов, «правовая форма может быть определена как внешний образ ком­муникации, придающий ей юридически значимый характер», правовая форма (буквенный способ выражения, ярко выражен­ный текстуальный характер права и др. признаки) - это не само­цель, однако правовая коммуникация невозможна без наличия и функционирования «режима отчетливой определенности речи и поведения людей», что и обеспечивает форма. Интересной в данном контексте представляется мысль о том, что «право - это и есть один из инструментов сдерживания социальных эмоций. Путем создания специфических текстов, описывающих людей со значительно заторможенной эмоциональной сферой, достигается эффект снижения "накала страстей" в обществе».

В рассматриваемой главе поставлена актуальная для со­временной теории права проблема правовых взаимодействий и правовых состояний. Р. А. Ромашов определяет правовое вза­имодействие как «урегулированное (предусмотренное) правом отношение, связывающее двух и более персонифицированных субъектов, реализующих в рамках данного отношения свои разнонаправленные интересы». На первый взгляд, правовое взаимодействие сведено в данной дефиниции к понятию «пра­воотношение». Однако немногим выше автор пишет, что «бо­лее наполненными в правовом отношении, нежели категория "правоотношение", являются понятия "правовые состояния" и "правовые взаимодействия"», а далее, переходя к выводам, за­ключает: «Юридическое состояние и юридическое взаимодей­ствие являются качественно различными и вместе с тем нераз­рывно связанными формами отношений (положений) (курсив наш - Н. Ф., В. П., И. П.) субъектов. Юридическое состояние - это отношение с участием единственного персонифицированного субъекта, определяемое внутренними и внешними параметра­ми его правового положения. Юридическое взаимодействие - это отношение, в рамках которого устанавливается связь между двумя и более субъектами, стремящимися реализовать в рамках данного отношения свои разнонаправленные интересы». Это дает основание полагать, что понятия «правовое отношение» и «правовое (юридическое) взаимодействие» употребляются Р. А. Ромашовым как нетождественные, последнее представля­ет собой содержательное, причем деятельностное, наполнение первого, включающее не только субъективные юридические права и обязанности, но и действия участников по их приобре­тению (установлению), изменению, прекращению, а также дея­тельность по их осуществлению. Недостаточную же терминоло­гическую ясность можно объяснить универсальным всеобщим смыслом термина «отношение», который используется в рус­ском языке для обозначения «взаимной связи разных предметов, действий, явлений, касательство между кем-чем-нибудь», а в философии - как категория, выражающая характер расположе­ния элементов определенной системы и их взаимозависимости.

   При этом термин «отношение», употребляемый применительно к юридическому состоянию и применительно к юридическому взаимодействию, имеет разные смыслы, на что указывает и сам Р. А. Ромашов, отмечая, что состояние - это отношение субъек­та к чему-либо (кому-либо), взаимодействие - это отношение с кем-либо. В то же время предлагаемая Р. А. Ромашовым дефи­ниция, на наш взгляд, охватывает лишь часть правовых взаимо­действий, в которых «интересы его участников всегда являются разнонаправленными», тогда как соотношение интересов по их взаимной направленности включает весь спектр от полного со­впадения до непримиримого противоречия.

В главе 4 «Законы и закономерности права и государства» авторы рассматривают правовую действительность и отдель­ные правовые явления через призму закономерностей. Анали­зируется генезис и современное состояние и отношение к соци­альным законам (закономерностям), выделяются существенные признаки и понятие государственно-правовой закономерности как «объективной, систематической повторяемости взаимосвя­занных фактов в сфере государства и права». Определяя соот­ношение свободы и государственно-правовой закономерности, следует отметить, что сама свобода становится такой законо- мерностью, и это вполне обоснованно: являясь смыслообра­зующей ценностью, свобода выходит на уровень социального закона, позволяя каждому индивиду свободно распоряжаться своим выбором. В случае если человеком была выбрана такая альтернатива поведения, которая противоречит действующим в государстве правилам, реализуется другая закономерность - применение мер государственного принуждения.

С учетом того, что «Россия развивается по круговому циклу, в пределах которого воздвигаются и разрушаются вертикали власти и формируемые властью управленческие отношения», в качестве государственно-правовой закономер­ности рассматриваются переломные социально-политические тенденции и, в частности, революции. Исторический опыт России иллюстрирует определенную цикличность государ­ственно-политических событий: Дворцовый переворот 1801 г. (убийство Павла I), Отечественная война 1812 г., Восстание декабристов 1825 г. и т. д. - все это свидетельствует об опреде­ленной закономерности и временной цикличности развития государственно-политических событий, революции же явля­ются наиболее интенсивным их проявлением.

Глава 5 «Право и правовой статус личности» посвяще­на анализу различных теоретических трактовок, дефиниций, классификаций правовых статусов, а также политико-право­вой социализации индивида в обществе и государстве. Интерес представляет точка зрения относительно такой формы личной свободы, как эгоизм: «Традиционно эгоизм воспринимается как негативный антипод патриотизма. Однако, если постарать­ся отойти от привычных штампов, носящих, скорее, не логико­правовой, а эмоциональный характер, то становится видно, что патриотизм и эгоизм представляют собой не более чем поляр­ные категории, которые могут по-разному оцениваться в раз­личных ситуациях». Более того, разумный эгоизм в правовом поведении представляется оправданно рациональной моделью действия, которая не переходит границ недозволенного, не при­чиняет вреда ни другим лицам, ни обществу в целом, благодаря именно правовому элементу в данном отношении. «Эгоизм ста­новится сдержанным, вернее, сдерживаемым внешними право­выми рамками. Но зато уже в тех пределах, в каких он допуска­ется и не подвергается ограничению, он вовсю дает себе волю: "Что не запрещено законом, то дозволено"».

Обозначенный подход еще более естественен с позиций индивидуальной нормативной системы личности, так как «... человек склонен расширительно толковать свои права и огра­ничительно - обязанности». Но, как было указано ранее, во избежание конфликтов нормативных систем различных ин­дивидов, в целях обеспечения общежития и сосуществования людей в одном социуме и государстве право определяет гра­ницы выражения свободы, определяет ее суть и формы объ­ективации.

В главе 6 «Толкование права и свободы» Е. Н. Тонковым обобщаются понятие, стадии, формы выражения, субъекты, объем, способы толкования. Проблема толкования права и свободы особенно актуальна в связи с увеличением в геоме­трической прогрессии нормативного материала, его колли- зионности и пробельности, усложнением взаимоотношений между политической и правовой подсистемами - все это за­трудняет процесс уяснения смысла правового текста, содержа­ние которого актуализируется в конкретной правовой ситуа­ции, что приводит индивида к «интеллектуальному минному полю».

Наконец, заключительная глава 7 рецензируемой моно­графии «Юридическое образование - школа свободы» посвя­щена актуальным современным проблемам и тенденциям от­ечественного юридического образования. Представляется, что концепция конвейера вполне вероятно может стать панацеей для современного отечественного юридического образования, которая предполагает включение трех сегментов - непосред­ственно юридического образования, юридической практики и юридической науки - в единую функциональную систему, целью организации и деятельности которой является осу­ществление качественного и эффективного правового сервиса публичных и частных интересов субъектов юридически значи­мых отношений.

Авторы обращают внимание на проблемные моменты сегодняшнего образования в юридических вузах, акцентиру­ют конкретные упущения в организации учебного процесса и дают ценные рекомендации по оптимизации и совершен­ствованию обучения, отвечающие требованиям правовой ре­альности.

В свете сказанного совершенно обоснован и справедлив вывод авторов о том, что «развитие права - это всегда процесс поиска и закрепление должной меры свободы как баланса между желаемым и действительным, с учетом множества дру­гих социальных факторов.». Именно поэтому проблематика соотношения права и свободы по мере развития социальных процессов неисчерпаема.

Прочтение рецензируемого труда позволяет заключить, что он представляет фундаментальное философско-правовое исследование, выдержанное в концепции реалистического подхода, которое может и должно являться отправной точкой для дальнейших научных изысканий в направлении анализа категорий права и свободы в их единстве и взаимосвязи. Ак­цент на наиболее актуальных, злободневных вопросах право­вой жизни, нуждающихся в модернизации, кардинальном изменении, совершенствовании (прежде всего, это касается юридического образования, толкования права и свободы, правовой социализации личности в государственно-правовом пространстве) наглядно демонстрирует прикладную ценность рецензируемого научного сочинения.

Все сказанное позволят прийти к итоговому выводу о том, что монография Р. А. Ромашова, Ю. Ю. Ветютнева, Е. Н. Тон­кова вносит существенный вклад в разработку фундаменталь­ных и праксиологических проблем современной юриспруден­ции и будет интересна научным работникам, преподавателям, практикующим юристам, студентам и аспирантам, а также широкому кругу заинтересованных читателей.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ: ФАРХУТДИНОВ И.З. АМЕРИКАНСКАЯ ДОКТРИНА О ПРЕВЕНТИВНОМ ВОЕННОМ УДАРЕ ОТ МОНРО ДО ТРАМПА: МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ. М., 2017. 338 С.

МОСКОВСКИЙ ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
Выпуск 4 - 2007

Владимир Васильевич АЛЕШИН,

заместитель начальника Правового управления Аппарата Совета Федерации Федерального Собрания РФ, начальник отдела административного, уголовного и процессуального права, доктор юридических наук, профессор

Рубен Амаякович КАЛАМКАРЯН,
ведущий научный сотрудник Института государства и права РАН, доктор юридический наук, профессор, профессор Юридического института им. М.М. Сперанского Владимирского государственного университета им. А.Г. и Н.Г. Столетовых

Вячеслав Николаевич КУЛЕБЯКИН,
профессор кафедры международного права Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России, кандидат юридических наук, чрезвычайный и полномочный посланник МИД России

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика