Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Основания прекращения права недропользования на примере Казахстана
Научные статьи
13.05.16 14:46

вернуться

Основания прекращения права недропользования на примере Казахстана


Бекишева С.Д.

Мукашева А.А.

Сарсембаева Н.С.

ПРАВО СТРАН СНГ
Бекишева С.Д.,Мукашева А.А.,Сарсембаева Н.С.
1 92 2016
В статье рассмотрены проблемы правового регулирования оснований прекращения права недропользования, определение степени соответствия законодательства Республики Казахстан международным правовым актам и законодательству зарубежных стран. Выявлено, что действующее законодательство Казахстана не соответствует международным нормам и стандартам и, в некоторой степени, ущемляет интересы иностранных инвесторов. В результате исследования вынесены предложения в целях совершенствования законодательства Республики Казахстан и для предотвращения конфликтов между иностранными инвесторами и государственными органами Республики Казахстан. Выводы данного исследования имеют практическое значение для совершенствования законодательства Республики Казахстан и установления его соответствия международным стандартам, для предотвращения конфликтов между иностранными инвесторами и государственными органами Республики Казахстан в сфере недропользования.

Существенным пробелом законодательства Республики Казахстан (далее - РК) является отсутствие правовой регламен­тации некоторых оснований прекращения права недрополь­зования, в частности, признания административного акта в сфере недропользования недействительным. В РК полностью отсутствует такое понятие, как «признание административно­го акта недействительным», хотя упоминание о недействитель­ности административного акта содержится, в частности, в п. 2 ст. 5 Закона РK «Об административных процедурах». Кроме того, несмотря на то что признание контракта на недропользо­вание недействительным нашло свое отражение в нормах За­кона РК «О недрах и недропользовании», в законодательстве РК имеются некоторые пробелы в этой сфере, недостаточное выявление соответствия норм административного, экологиче­ского и гражданского законодательства Республики Казахстан международным стандартам. Неправильное толкование осно­ваний признания контрактов на недропользование недействи­тельными приводит на практике к спорам между иностран­ными инвесторами и государственными органами Казахстана, затяжным судебным процессам и нарушением правомерных интересов иностранных инвесторов.

Проблемы, исследованные в данной работе, ранее не из­учались. В прежних работах казахстанских ученых изучались понятие права недропользования, контракта на недропользо­вание (Зиманов С.З. Елюбаев Ж.С., Мороз С.П., Мухитдинов Н.Б, Сулейменов М.К), но выводы, которые разработаны авторами данного научного исследования, коллегами не были сделаны.

Серьезным вопросом, вызывающим интерес зарубежных ученых, политиков и инвесторов, является воздействие изме­нений во внутреннем законодательстве какого-либо государ­ства на контракты с иностранными инвесторами, вследствие чего у государства появляются притязания на собственность иностранных инвесторов, так называемые процессы косвен­ной экспроприации. Косвенная экспроприация характери­зуется специалистами международного публичного права как «единственное наиболее важное достижение в практике государств». В отличие от прямой экспроприации, предпо­лагающей открытое изъятие собственности, косвенная экспро­приация имеет место тогда, когда меры, не предполагающие прямого изъятия, тем не менее «приводят к фактической по­тере управления, невозможности использования, потере кон­троля или к значительному обесцениванию активов иностран­ного инвестора».

Не исключено, что в Республике Казахстан в настоящее время наблюдаются процессы вытеснения иностранных инве­сторов из сферы недропользования, что связано с недостатка­ми и пробелами в законодательстве.

В сфере недропользования действующее законодатель­ство Казахстана не соответствует международным нормам и стандартам и в некоторой степени ущемляет интересы ино­странных инвесторов, вследствие чего, по результатам опроса 2014 года, уровень уверенности инвесторов в данном секторе снизился. Горнодобывающие компании в Казахстане обеспо­коены бюрократическими сложностями, возникающими в процессе получения разведочных лицензий и участия в тендерах.


 

Также в сфере недропользования весьма остро ощущает­ся отсутствие разработанной в полном объеме правовой ре­гламентации прекращения права недропользования.

На сегодняшний день можно выделить следующие осно­вания прекращения права недропользования - юридические факты: юридические события и юридические действия.

К юридическим событиям как основаниям прекращения права недропользования можно отнести смерть физического лица-недропользователя, стихийные бедствия, аварии, исте­чение каких-либо заранее установленных сроков. Так, напри­мер, в соответствии со ст.40 Закона РК «О недрах и недрополь­зовании» право недропользования прекращается в случаях: прекращения действия контракта; истечения срока действия разрешения на проведение операций по строительству и (или) эксплуатации подземных сооружений, не связанных с разведкой или добычей и предназначенных для захоронения радиоактивных отходов, вредных веществ и сточных вод, а также на разведку или добычу производственно-технических подземных вод в объеме от двух тысяч и более кубических ме­тров в сутки, на предоставление права недропользования при строительстве (реконструкции) и ремонте автомобильных до­рог общего пользования, железных дорог и гидросооружений.

Юридические действия в данной сфере делятся на право­мерные и противоправные действия. Правомерные действия, в свою очередь, подразделяются на юридические поступки и юридические акты. Юридический поступок отличается от юридического акта тем, что специально не направлен на до­стижение правового результата, однако вызывает определен­ные правовые последствия.

Юридические акты можно подразделить на три группы: принятие нормативных правовых актов, принятие админи­стративных актов, совершение гражданско-правовых сделок.

1)     Принятие нормативных правовых актов. Нормативные правовые акты также могут быть основанием прекращения права недропользования. Так, основанием для прекращения правоотношений недропользования на шахтах акционерно­го общества открытого типа «Карагандакомир» и шахты то­варищества с ограниченной ответственностью «Абай Комир LTD» стало Постановление Правительства РК № 1479 «О даль­нейшем закрытии нерентабельных шахт Карагандинского угольного бассейна». Оно было принято в целях обеспечения безопасности, предупреждения катастроф и аварий с непред­сказуемыми последствиями, связанных с возможными взрыва­ми газа метана и подземными пожарами на шахтах. Данные правоотношения могли бы прекратиться вследствие решения общего собрания акционеров либо членов ТОО, но именно нормативный правовой акт стал основанием для их прекра­щения.

2)     Совершение сделок, а именно: действия граждан и юридических лиц, направленные на прекращение граждан­ских прав и обязанностей (ст. 147 Гражданского кодекса РК), например, расторжение договора о недропользовании, добро­вольный отказ от права недропользования, ликвидация юри­дического лица-природопользователя.

3)     Принятие административных актов: а) отзыв лицензии и (или) разрешения на недропользование; б) решения Прави­тельства Республики Казахстан или местных исполнительных органов об изъятии предоставленных природных ресурсов в

12    Miners urge Kazakhstan to remove investment barriers». URL: www. reuters.com

недропользование; г) признание правового акта государствен­ного органа, противоречащего требованиям Конституции Республики Казахстан и законодательству Республики Казах­стан, недействительным.

Юридические действия могут приниматься вследствие правомерных и неправомерных действий природопользовате­лей. В экологическом законодательстве Республики Казахстан в некоторых нормативных актах достаточно четко закреплены неправомерные действия в качестве оснований прекращения права недропользования. Совершение неправомерных дей­ствий приводит к таким правовым последствиям как призна­ние административного акта в сфере недропользования недей­ствительным либо признание контракта на недропользование недействительным. Именно неправомерные действия как ос­нования прекращения права недропользования находятся в сфере нашего внимания по рассматриваемой проблеме.

Сложность в выявлении оснований прекращения права недропользования вызвана рядом причин.

Во-первых, отсутствием четкой терминологии при обо­значении административных оснований прекращения права недропользования. В таких нормативных правовых актах как Закон РК «О недрах и недропользовании», Экологический ко­декс РК от 9 января 2007 года, Кодекс РК об административных правонарушениях от 5 июля 2014 года (КоАП РК), Закон PK «Об административных процедурах», Закон РК «О разреше­ниях и уведомлениях» от 16 мая 2014 года, употребляется боль­шое количество терминов означающих прекращение админи­стративных актов (аннулирование, отзыв, лишение и т.д.) и не всегда понятно их соотношение.

Так, в Экологическом кодексе РК в ст.77 закреплены такие основания прекращения административных актов, как отказ в выдаче, приостановление, аннулирование, лишение разре­шения на эмиссии в окружающую среду. Однако, ни в статьях КоАП РК, ни в статьях Закона РК «О разрешениях и уведомле­ниях» не предусмотрено понятие «аннулирование специаль­ного разрешения».

Во-вторых, некоторые основания прекращения админи­стративных актов, применяемые в сфере недропользования, не предусмотрены ни в Законе РК «О недрах и недропользова­нии», ни в административном законодательстве РК, а правовая природа этих оснований остается неясной.

Так, изъятие земельного участка у недропользователя за нарушение земельного законодательства, предусмотренное ст.93 Земельного кодекса РК от 20 июня 2003 года, которое вле­чет за собой соответственно и изъятие участка недр, является, по сути, мерой административного взыскания. Однако в КоАП РК за совершение земельных правонарушений не предусмо­трена административная ответственность, так как ни в одной соответствующей статье нет указания на изъятие земельного участка как на меру административного взыскания. Кроме того, непонятно, является ли изъятие земельного участка ме­рой административного взыскания или мерой гражданско­правовой ответственности, так как, согласно ст. 93 Земельно­го кодекса РК изъятие земельного участка осуществляется в порядке гражданского судопроизводства: «Принудительное изъятие земельных участков у собственников и землепользова­телей производится в судебном порядке по иску органов, осу­ществляющих государственный контроль за использованием и охраной земель, по месту нахождения земельного участка».

В-третьих, правовая природа некоторых гражданско­правовых договоров настолько осложнена императивными нормами, что становится непонятно, являются они договора­ми или административными актами. Это касается контрактов на недропользование, которые вызывают наибольшее количе­ство нареканий и недовольства со стороны иностранных инве­сторов. Проблема заключается в особом статусе государства как стороны контракта на недропользование.

В соответствии со ст.1 Закона РК «О недрах и недрополь­зовании» контракт - это договор между компетентным орга­ном или уполномоченным органом по изучению и использо­ванию недр или местным исполнительным органом области, города республиканского значения, столицы в соответствии с компетенцией, установленной законодательством Республики Казахстан, и физическим и (или) юридическим лицом на про­ведение разведки, добычи, совмещенной разведки и добычи полезных ископаемых либо строительство и (или) эксплуата­цию подземных сооружений, не связанных с разведкой и (или) добычей, либо на государственное геологическое изучение недр. В законе четко прописано, что контракт - это договор, следовательно, на него распространяются нормы Гражданско­го кодекса РК, в ст.111 которого сказано, что Республика Ка­захстан выступает в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений. Следовательно, у государства не должно быть никаких преимуществ при реализации контрактов на недропользование. Однако, согласно ст.71 и ст.72 Закона РК «О недрах и недропользовании» государству в лице «компе­тентного органа» предоставлена возможность потребовать из­менения и (или) дополнения условий контрактов с целью вос­становления экономических интересов Республики Казахстан либо расторгнуть контракт в одностороннем порядке. Такие нормы не соответствуют международному и зарубежному за­конодательству. Так, во многих государствах приняты законы об иммунитетах иностранных государств, в соответствии с ко­торыми государство лишается иммунитета, если оно вступило в частноправовые отношения. В частности, в США был при­нят Закон США об иммунитетах иностранных государств 1976 года. Страны ЕС приняли Европейскую конвенцию об имму­нитете государств 16 мая 1972 года.

Предоставление права недропользования в Республике Казахстан осуществляется не только на контрактной основе. По некоторым видам недропользования принимаются ад­министративные акты. Так, предоставление права на добычу подземных вод хозяйственно-питьевого и производственно­технического назначения с лимитами изъятия от пятидесяти до двух тысяч кубических метров в сутки осуществляется на основе разрешения, выданного уполномоченным органом в области использования и охраны водного фонда, водоснаб­жения, водоотведения. А предоставление недропользователю права на разведку или добычу производственно-технических подземных вод производится путем выдачи уполномоченным органом по изучению и использованию недр разрешения. Предоставление права недропользования на общераспростра­ненные полезные ископаемые, используемые при строитель­стве (реконструкции) и ремонте автомобильных дорог общего пользования, железных дорог и гидросооружений, осущест­вляется на основании письменного разрешения местного ис­полнительного органа.

Данные административные акты относятся к правовым актам, под которыми в соответствии с пп. 2 и 3 ст. 5 Закона «Об административных процедурах», понимаются акты ин­дивидуального применения. Акт индивидуального примене­ния является письменным официальным документом уста­новленной формы и: 1) рассчитан на одноразовое либо иное ограниченное применение; 2) (или) распространяется на определенное лицо либо иной определенный круг лиц в рам­ках законодательно регламентированной ситуации; 3) (или) устанавливает, изменяет, прекращает или приостанавливает права и обязанности определенного лица или иного ограни­ченного круга лиц. Правовые акты индивидуального примене­ния не входят в законодательство Республики Казахстан и не относятся к нормативным правовым актам.

К сожалению, в законодательстве Казахстана отсутству­ют нормы о признании административного акта недействи­тельным, подробно регламентирующие данную процедуру. В Республике Казахстан полностью отсутствует такое понятие, как «признание административного акта недействительным», хотя упоминание о недействительности административного акта имеется, в частности, в п. 2 ст. 5 Закона РK «Об админи­стративных процедурах». Также не решен вопрос о правовом регулировании последствий реализации недействительного акта.

Административные акты, противоречащие требованиям Конституции Республики Казахстан и законодательству Ре­спублики Казахстан, недействительны с момента их принятия (ч. 2 ст. 5 Закона PK «Об административных процедурах»). Со­гласно ч. 5 той же статьи правовой акт должен содержать сле­дующие реквизиты: 1) наименование правового акта; 2) заго­ловок, обозначающий предмет рассмотрения данного акта; 3) место и дату принятия акта; 4) подпись (подписи) лица (лиц), уполномоченного (уполномоченных) подписывать соответ­ствующий акт; 5) печать органа. Таким образом, не только противоречие содержания правового акта Конституции и за­конодательству, но и несоответствие его формы требованиям закона ведет к его недействительности.

Как уже отмечалось выше, правовые акты государствен­ных органов, противоречащие требованиям Конституции Республики Казахстан и законодательству Республики Казах­стан, являются недействительными с момента принятия и не должны применяться на территории Республики Казахстан.

Рассмотрим следующий пример: в ч. 2 ст. 4 Закона указа­но: «Правовой акт государственных органов относится к актам индивидуального применения, является письменным офици­альным документом установленной формы». Исходя из этого, можно признать обязательность письменной формы такого акта. Следовательно, должен быть признан недействительным административный акт, изданный с нарушением письменной формы. Вместе с тем, вполне возможны случаи, когда по не­которым реквизитам могут быть допущены ошибки — непра­вильное наименование правового акта, неточный заголовок, обозначающий предмет рассмотрения данного акта, место принятия акта. Полагаем, что в таких случаях необходимо до­пускать внесение изменений в административный акт для лик­видации ошибки, если она несущественна, а не признавать его недействительным, как это предусмотрено в ч. 2 ст. 5 Закона.

Отметим, что в соответствии со ст. 8 Закона до прекра­щения действия правовой акт может быть приостановлен, из­менен либо отменен государственным органом, принявшим данный правовой акт, вышестоящим к нему государственным органом либо судом. Однако при наличии малейшего нару­шения законодательства административный акт не может быть изменен или дополнен, так как его не существует, он не­действителен ex tunc.

Анализ законодательства РК позволяет сделать вывод, что Законом РК «О недрах и недропользовании» не урегулирована процедура признания административного акта в сфере недро­пользования недействительным. В законодательстве, регули­рующем общий порядок принятия административных актов, - Законе PK «Об административных процедурах», Законе РК «О разрешениях и уведомлениях» и иных нормативных право­вых актах, также отсутствуют нормы, регламентирующие по­рядок признания административного акта недействительным.

Есть ли необходимость регламентации признания адми­нистративного акта недействительным? Можно ли провести аналогию между признанием административного акта недей­ствительным и, к примеру, признанием недействительности гражданско-правовой сделки?

Юридическая природа гражданско-правовой сделки от­личается от административного акта субъектным составом и содержанием. Основное отличие заключается в том, что при принятии административного акта одной из сторон выступает государство в лице государственного органа или должностно­го лица. Эта сторона является представителем власти, поэто­му в отношениях по принятию административного акта она является доминирующей. Второе отличие заключается в том, что гражданско-правовая сделка направлена на возникнове­ние, изменение или прекращение гражданских прав и обязан­ностей, имеющих экономическое содержание.

Процедура признания гражданско-правовой сделки не­действительной осуществляется не только в интересах заин­тересованных лиц, но и государства, у которого также имеет­ся свой интерес — поддержание правопорядка и законности в сфере, в которой оно само не является непосредственным участником. Поэтому согласно ч. 1 ст. 157 Гражданского кодек­са РК при нарушении требований, предъявляемых к форме, содержанию и участникам сделки, а также к свободе их воле­изъявления, сделка может быть признана недействительной по иску заинтересованных лиц, надлежащего государственно­го органа, либо прокурора.

Применимы ли такие условия к административным ак­там?

В случаях, когда административные акты приобретают черты характерные для гражданско-правовой сделки, пред­ставляется целесообразным применять по аналогии нормы гражданского законодательства. Подобный подход закреплен в административном законодательстве Германии в отношении административных договоров.

Согласно статье 6 части 3 Конституции Республики Казах­стан от 30 августа 1995 года земля и ее недра, воды, раститель­ный и животный мир, другие природные ресурсы находятся в государственной собственности.

Одним из способов правового регулирования использо­вания недр в Казахстане является заключение контрактов.

Правовое регулирование недропользования на основе за­ключения контрактов и выдачи лицензий нашло отражение в законодательстве в большинстве стран постсоветского про­странства, в особенности в государствах, богатых запасами нефти и газа, таких как Азербайджан, Туркменистан и т.д.

Контракты за рубежом считаются особо важными в процес­сах проведения операций по недропользованию. Контракты заключаются при добыче полезных ископаемых, разведке, между управленческими структурами и недропользователем, а также в основном в странах зарубежья уделяется внимание регулированию именно концессионных контрактов16.

Контракт на недропользование должен соответствовать нормам гражданского, налогового, экологического, земель­ного законодательства Республики Казахстан, поскольку осо­бенность правового регулирования недропользования состо­ит в том, что оно охватывает проблемные аспекты указанных отраслей права. Кроме того, сторонами контракта на недро­пользование могут выступать иностранные резиденты, в свя­зи с чем, важно, чтобы его положения также соответствовали международно-правовым нормам.

Так, в 1992 году Республика Казахстан заключила кон­тракты с французской компанией «Эльф Аквитании» о «Про­изводстве условий совместного использования» разработки нефтяного месторождения в Актюбинской области. Анало­гичный контракт был заключен с фирмами «BG» и «Аджип», чтобы развивать крупнейшие газовые месторождения Карача- ганака. Особое место занимают сделки с американской компа­нией «Шеврон» по производству нефти в нефтяном месторож­дении Тенгиз в Атырауской области. В то же время, мировая практика показывает, на недостаточную эффективность пра­вового регулирования недропользования.

Согласно Закону РК «О недрах и недропользовании» кон­курс на предоставление права недропользования проводит компетентный орган в лице Министерства по инвестициям и развитию РК, формирующий перечни участков недр, пре­доставляемых на разведку, добычу, совмещенную разведку и добычу. Закон очень хорошо регламентирует аспекты предо­ставления права недропользования на основании конкурса. Однако, общие положения, раскрывающие сущность конкурс­ных обязательств, более подробно регулируются гражданским законодательством. Нормы Гражданского кодекса РК отобра­жают значимые аспекты заключения договора с победителем конкурса на основании публичного обещания вознагражде­ния. Выделим основные из них:

1)     В конкурсном обязательстве его инициатор (Компе­тентный орган) на основе определенных им предмета (участ­ки недр) и исходных условий конкурса делает предложение принять участие в нем неопределенному (открытый конкурс) или определенному (закрытый конкурс) кругу лиц и обязуется заключить договор (контракт на недропользование), соответ­ствующий содержанию конкурсного обязательства.

2)     Конкурс может быть открытым, когда предложение инициатора конкурса принять участие в конкурсе обращено ко всем желающим путем объявления в печати и иных сред­ствах массовой информации, или закрытым, когда предложе­ние принять участие в конкурсе направляется определенному кругу лиц по выбору инициатора конкурса.

3)     Открытый конкурс может быть обусловлен предвари­тельной квалификацией его участников, когда инициатором конкурса проводится предварительный отбор лиц, пожелав­ших принять участие в конкурсе.

В 2013 году Республика Казахстан была утверждена как страна «близкая к ИПДО» (инициативе прозрачности в добы­вающих отраслях), т.е. государство, как и многие страны зару­бежья вступило на путь прозрачности информации деятель­ности добывающих отраслей.

Данная инициатива способствует качественному управ­лению богатой ресурсами страны, путем проведения обще­ственного мониторинга государственных доходов и расходов от недропользования. Таким образом, информация о прове­дении конкурса периодически публикуется в средствах массо­вой информации Республики Казахстан. Например, на сайте Министерства указано какие участки недр можно выставлять на конкурс. Данное обстоятельство указывает на публичность процесса проведения конкурса, однако, изучив сайт Мини­стерства по инвестициям и развитию РК, авторы данной ста­тьи пришли к выводу, что данная информация не содержит в себе как таковые уловия конкурса, перечень лиц, которые мо­гут претендовать на право недропользовани. Следовательно, возникает проблема в общедоступности информации населе­нию, что и вызывает множество вопросов, связанных с объек­тивностью предоставления права недропользования.

Критерии определения победителя конкурса заключают­ся в размере подписного бонуса и размере расходов на соци­ально-экономическое развитие региона и развитие его инфра­структуры. До заключения контракта победитель конкурса обязан разработать и утвердить рабочую программу, собрать все необходимые документы, касающиеся добычи и разведки, предоставить информацию о своей прежней деятельностии уже, только, потом приступать к работе.

В ст.74 Закона РК «О недрах и недропользовании» пере­числены основания для признания контракта недействитель­ным:

1)     признание конкурса на предоставление права недро­пользования недействительным;

2)     отсутствие в контракте обязательных условий, установ­ленных настоящим Законом;

3)     установление предоставления компетентному органу или местному исполнительному органу области, города ре­спубликанского значения, столицы заведомо недостоверной информации, оказавшей влияние на его решение заключить контракт с данным лицом;

4)     иные основания, предусмотренные законами Респу­блики Казахстан.

Рассмотрим более подробно основания признания кон­курса на предоставление права недропользования недействи­тельными. Выделяют следующие обстоятельства:

-      нарушение правил проведения конкурса, установлен­ных законодательством РК, которое повлияло на определение победителя конкурса. В этом случае лицо, получившее право недропользования, может требовать возврата уплаченного подписного бонуса, если он докажет свою непричастность к данному деянию.

-      изменение состава участников либо акционеров юриди­ческого лица, признанного победителем конкурса, до даты за­ключения контракта;

-      установление факта оказания должностными лицами, участвующими в проведении конкурса, лицу, признанному победителем в конкурсе, незаконных преимуществ перед дру­гими участниками (заявителями) конкурса и (или) либерали­зации условий.

Согласно Постановлению Правительства РК «Об утверж­дении Правил предоставления права недропользования» от 30 декабря 2010 года № 1456 в случае признания конкурса не­действительным до заключения контракта, контракт не будет заключаться. Однако, если недействительность конкурса была выявлена после заключения контракта, то контракт должен будет признан недействительным в судебном порядке.

На основе вышесказанного можно сказать то, что призна­ние конкурса недействительным является одним из главных оснований недействительности контрактов.

Вторым основанием признания контрактов на недрополь­зование недействительным является отсутствие в контракте обязательных условий, установленных законодательством Ре­спублики Казахстан. По мнению авторов, данное основание является достаточно сложным, так как в Законе о недрах и не­дропользовании неполный перечень обязательных условий заключения контрактов, что обязует субъектов руководство­ваться нормами законодательства о недрах и недропользова­нии, гражданского законодательства, законом о модельных контрактах и т.д.

Субъекты недропользования также обязаны отразить основные условия, касающиеся вопросов налогообложения и иных обязательных платежей, которые регулируются налого­вым законодательством.

Многие авторы до сих пор придерживаются мнения, что контракт имеет в своей основе гражданско-правовую природу. Следовательно, необходимо также учитывать условия заклю­чения контрактов, регламентируемые Гражданским кодексом РК.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что законо­дателю нужно отрегулировать данный вопрос и выработать твердый список перечня условий признания контрактов на не­дропользование недействительными.

Следующим основанием для признания контрактов на недропользование недействительными является установление предоставления компетентному органу или местному испол­нительному органу области, города республиканского значе­ния, столицы заведомо недостоверной информации, оказав­шей влияние на его решение заключить контракт с данным лицом.

При проведении проверок по контрактным обязатель­ствам по местному содержанию недропользователей нередко обнаруживается, что недропользователями указывается завы­шенная доля местного содержания в товарах, которая не соот­ветствует данным, указанным в сертификатах СТ-КЗ.

Выявлены случаи непредоставления или сокрытия ин­формации о закупаемых товарах, работах и услугах в предо­ставляемых отчетах, т.е. закупки проводятся без применения или с нарушениями норм Правил приобретения товаров, ра­бот и услуг, утвержденных Правительством Республики Казах­стан.

Достоверность информации по отчетности, представля­емой недропользователями можно проверить только путем проведения проверок документов по итогам проведенных за­купок, заключенных договоров на поставку и сопроводитель­ных документов к ним.

Так же, как и было указано ранее, данное обстоятельство указывает на факты предоставления субъектом недропользо­вания ложных сведений касательно своей состоятельности, что в дальнейшем ведет к судебному разбирательству либо при установлении экспертизой данного обстоятельства к растор­жению контракта.

Последнее основание признания контракта недействи­тельными является достаточно абстрактным и звучит следу­ющим образом: иные основания признания контрактов на недропользование недействительными по законодательству республики Казахстан. Из чего мы видим, что данное опре­деление не дает точного перечня законов, согласно которым может руководствоваться недропользователь. Полагаем, что это является одним из недочетов законодателя. Однако, при заключении контракта на недропользование, государство вы­ступает равноправным партнером недропользователя и не имеет каких-либо привилегий перед другими участниками данных правовых отношений, кроме полномочия расторже­ния контракта в одностороннем порядке. Данное обстоятель­ство указывает, что наряду с гражданско-правовым аспектом контракт обладает и публично-правовой природой правового регулирования.

Под «контрактом» понимается «договор» между ком­петентным государственным органом и физическим и (или) юридическим лицом. Однако названный закон не содержит важных положений, которым стороны должны следовать при «заключении контракта» на недропользование, например, о признании равенства участников договора, о свободе догово­ра, о недопустимости понуждения к заключению договора и т.д. Это обстоятельство нельзя признать пробелом в законода­тельстве о недрах и недропользовании, поскольку эти класси­ческие законодательные установления относительно любого договора содержатся в гражданском законодательстве. В част­ности, статья 2 ГК РК констатирует «равенство участников» до­говорных отношений, статья 380 ГК РК определяет, что «граж­дане и юридические лица свободны в заключении договора и принуждение к заключению договора не допускается.

Ю.Г. Басин отмечал: «Право недропользования - это всег­да вещное право, получаемое правообладателем от собствен­ника и обращенное не только к третьм лицам, но и (в обяза­тельственных правоотношениях) к государству.

Следовательно, под иными основаниями, определяющи­ми контракты на недропользование недействительными, мы рассмотрим именно гражданско-правовые основания.

Отношениями, возникающими в сфере недропользова­ния, регулируемые гражданским законодательством будут считаться те, которые регулируются правом пользования и владения недрами. Здесь недра выступают в качестве имуще­ства, а право недропользования - имущественное право.

Следовательно, можно сделать вывод о том, что многие нормы, указанные в законе о недрах и недропользовании, бе­рут основу именно с гражданского законодательства.

Проанализировав основания прекращения права недро­пользования по законодательству Республики Казахстан и сравнив его с международным законодательством и законода­тельством зарубежных государств, авторы выдвигают следую­щие рекомендации по совершенствованию законодательства.

Во-первых, необходимо произвести систематизацию ад­министративного законодательства Республики Казахстан, расширить сферу действия Закона Республики Казахстан «Об административных процедурах».

Во-вторых, следует ввести в обращение понятие «при­знание административного акта недействительным» и зако­нодательно регламентировать данную процедуру, а также урегулировать вопросы о правовых последствиях признания административного акта недействительным.

В-третьих, необходимо законодательно закрепить пол­ный и конкретный перечень обязательных условий, которые должны быть отражены при заключении контракта на недро­пользование. Как было указано выше, законодатель указыва­ет достаточно абстрактный список условий, которые влекут за собой недействительность контрактов, что в свою очередь затрудняет положение как недропользователей так и государ­ственных органов при разрешении возникших споров.

В-четвертых, требуется усилить процедуру прозрачности проведения конкурса, то есть помимо указания контрактной территории, выставляемой на конкурс, но и саму процедуру проведения конкурса и определения победителя. Считаем, что общественный мониторинг за прохождением конкурса, в дальнейшем будет качественно отражаться на объективности решения предоставления права недропользования.

В-пятых, следует ужесточить ответственность лиц, предостав­ляющих ложную информацию для получения права недрополь­зования. В данном случае целесообразно повысить штрафные санк­ции субъектам недропользования, совершивших противоправное деяние и усилить контроль со стороны государственных органов.

    Авторы предполагают, что использование вышеуказанных рекомендаций в законодательстве РК приведут к определенно­му положительному результату при заключении контрактов: уменьшению конфликтов между иностранными инвесторами и государственными органами Республики Казахстан, информиро­ванности населения, а также усилит ответственность самих недро­пользователей при проведении операций по недропользованию.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика