Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Состояние правового регулирования охраны окружающей природной среды в Армении
Научные статьи
13.05.16 15:04

вернуться

Состояние правового регулирования охраны окружающей природной среды в Армении

 
ПРАВО СТРАН СНГ
Искоян А.Б.
1 92 2016
Армения обрела государственную независимость в 1991 году, став самостоятельным субъектом международного права. Новый статус подразумевал разработку новой экономической, политической и социальной концепции развития. Для обеспечения указанных целей важное значение страна отвела разработке и принятию нового по содержанию экологического законодательства, так как законы и подзаконные акты в области охраны природы и окружающей среды после провозглашения государственной независимости должны были соответствовать также международно-правовым обязательствам страны. Ключевую роль сыграл Закон 1991 г. (9 июля) «Основы законодательства Республики Армении «Об охране природы». Этот правовой акт стал рамочным; закрепил экологическую политику страны, создав основы для формирования нового законодательства.

Современное состояние законодательства Республики Армении (далее - РА) в области использования природных ресурсов и охраны окружающей среды отражает два подхо­да. Первый подход, который существовал в советское время и характеризовался как законодательство в области использова­ния природных ресурсов (природоресурсовое, или отраслевое законодательство) и второй - как законодательство в области охраны окружающей среды (природоохранное законодатель­ство).

Оба этих подхода имеют и продолжают иметь свое науч­ное обоснование в развитии права окружающей среды - диф­ференцированный и интегрированный. Наряду с этим, про­слеживаются слабые попытки, пока в виде концепций подхода к решению эколого-правовых задач, используя при этом опыт развитых в этом отношении стран, хотя такой подход скорее продиктован международными финансовыми структурами или международными организациями в сфере охраны окру­жающей среды, чем является выработанной на национальном уровне эколого-правовой политикой.


 

После распада СССР и образования независимых госу­дарств, в том числе и Армении, был принят ряд законодатель­ных актов в области использования природных ресурсов и ох­раны окружающей среды, которые были призваны отразить позицию независимой Республики Армения к статусу своих природных объектов и свое отношение к политике в области охраны окружающей среды. Примечательно, что среди пер­вых правовых актов Республики выделяются эколого-право­вые. Экологическое законодательство явилось результатом выполнения экологический функции государства в новых ус­ловиях. Одновременно законодательство в этой области яви­лось формой закрепления политики государства. Об этом сви­детельствуют Основы законодательства РА об охране природы от 9 июля 1991 г. в преамбуле которых записано: «Настоящие Основы имеют целью обеспечить на территории Армении охрану природной среды и регулирование ее использования, а также создать необходимую правовую основу для развития природоохранного законодательства регулирующего отноше­ния по охране и использованию недр, лесов и вод, раститель­ного и животного мира, атмосферного воздуха».

Анализ разработанного и принятого на основе этого акта законодательства показал, что государство не выработало но­вую правовую основу в проведении экологической политики: в основе законодательства в рассматриваемой сфере лежит материал советского периода, когда они существовали в виде проектов. Например, при подготовке Основ законодательства об охране природы (1991г.) был использован проект союзного закона об охране окружающей среды (на сессии парламента автором работы был подвергнуто критике название этого акта как «Основ», но парламент принял свое «независимое» реше­ние). Другой способ подготовки законопроектов в этой об­ласти это копирование либо законов Российской Федерации, либо законов западных стран (как это можно отметить о За­коне «Об экспертизе воздействия на окружающую среду» от 12 декабря 1995 г., название закона уже говорит о «компетент­ности» соответствующей комиссии НС и тех, кто представил проект Закона). Использовать опыт западных стран не толь­ко можно, но и необходимо. Однако делать это необходимо на научной основе - специалистами, которые знают условия эффективности действия закона, иначе чужеродный элемент либо не будет действовать и тем самым будет создана иллю­зорность действия права, либо будет отторгнут. В обоих слу­чаях результат один тактическое отсутствие закона или суще­ствование бумажного права.

В период с 1991 по 1998 годы законодательство в области охраны и использования окружающей природной среды до­полнялось, в него вносились изменения, т.е. имело место раз­витие и совершенствование законодательства при отсутствии у законодателя научно обоснованной концепции законодатель­ства в этой области - целенаправленное формирование нового экологического законодательства. Основой для такого вывода является то, что Армения после 1991 г. оказалась в принципи­ально новых политических, экономических, идеологических, правовых условиях, требовавших адекватного экологического законодательства.

Давая общую характеристику направлений и уровня раз­вития законодательства в области использования природных ресурсов и охраны окружающей среды необходимо начать с анализа законов, принятых в 90-е годы. Первым таким актом стали «Основы законодательства РА об охране природы». Ос­новы состоят из шести разделов:

1. Общие положения. В этом разделе определяются сущ­ность и цели охраны природы (ст.1); объекты подлежащие ох­ране (ст.2); сущность, цели и условия использования природы (ст.5); обязательства государства в области охраны природы (ст.6); компетенция законодательной, исполнительной власти и органов местного самоуправления в области охраны приро­ды (ст.11);

Раздел II можно считать центральным. Он содержит положения о наиболее существенных инстурментах обеспечения рационального использования природных ресурсов и охраны природы. Речь идет о ст.12 «Нормиро­вание качества природной среды»; ст.14 - «Разработка и реализация экологических проектов, воздействующих на окружающую среду» ст.16 «Государственная экологическая экспертиза»; ст.17 - «Объекты государственной экологиче­ской экспертизы».

Раздел Ш. - Охрана отдельных объектов в весьма схема­тичной форме регулирует охрану земель, недр, вод, атмосфер­ного воздуха, лесов, животного мира, особо охраняемых при­родных территорий, охрану редких, находящихся под угрозой уничтожения растений и животных, городов-здравниц, ку­рортных и рекреационных зон, а также ликвидацию произ­водственных и бытовых отходов (ст.27).

IV.    Раздел - «Государственный экологический контроль и ответственность за нарушение природоохранного законо­дательства» - содержит по одной «тощей» статье для регу­лирования указанных в заглавии раздела отношений; и ст.ЗО - «споры, связанные с охраной и использованием природы подлежат рассмотрению судом или арбитражем». Здесь, как говорится, комментарии излишни.

V.      И последний раздел - «Международные обязательства в области охраны природы» - фиксирует приоритет между­народных договоров. Такова весьма грустная картина состоя­ния рамочного закона в области охраны окружающей среды. В этом акте, кроме весьма серьезных недостатков в концепту­альном подходе, имеется и много недостатков терминологиче­ского порядка, противоречий между статьями Основ и многое другое.

Вслед за Основами, исходя из политического курса ка­сательно приватизации земель, были разработаны и приня­ты два важных закона: закон «О крестьянском и коллектив­ном крестьянском хозяйстве» (1991г.) и «Земельный Кодекс» (1991г.). В первом из них вопросы охраны окружающей среды отражены на самом минимальном уровне (причина - это был первый подобный закон среди стран бывшего Союза, который должен был обеспечить правовую базу для приватизации зе­мель; разработка и принятие которого проходила в сложной экономической и политической обстановке).

1.   Современная система права окружающей среды в правовой системе РА и тенденции ее развития.

Под системой права окружающей среды понимается структура основных элементов, частей этой отрасли — подо­траслей, институтов, норм.

Право окружающей среды существует в трех качествах: как отрасль права, учебная дисциплина и научная дисципли­на. Поэтому вопрос о структуре целесообразно рассмотреть применительно к каждому из них, так как их структура может и не совпадать. Она определяется практическими потребно­стями последовательного, рационального и наиболее полно­го решения задач, стоящих перед законодателем, преподава­телем и ученым. При структуризации экологического права в зависимости от того, в каком качестве оно рассматривается, могут быть использованы разные основания.

Так, при определении внутренней структуры экологиче­ского права, объектом которого является окружающая среда, основой будет служить совокупность правовых норм, регу­лирующих конкретную, относительно обособленную группу общественных отношений. Здесь можно выделить группы норм, регулирующих отношения собственности на природ­ные ресурсы, права природопользования, организации госу­дарственного управления в сфере взаимодействия общества и природы, экологическое нормирование, экспертизу, лицен­зирование, юридическую ответственность и др. Такие группы норм образуют основные институты экологического права.

При характеристике экологического права как комплекс­ной отрасли (суперотрасли) важно иметь в виду наличие в его системе сформировавшихся и признанных отраслей пра­ва —земельного, горного, водного, лесного, фаунистического и воздухоохранительного. Развитие этих отраслей и экологи­ческого права в целом связано с реализацией дифференциро­ванного подхода к правовому регулированию общественных отношений по природопользованию и охране окружающей среды применительно к отдельным природным объектам. Эти отрасли являются в значительной степени самостоятельными по отношению к отрасли экологического права. В системе права окружающей среды они могут рассматриваться как его подотрасли. Они имеют собственную внутреннюю структуру.

Если предметом права окружающей среды являются от­ношения по охране окружающей среды от вредных химиче­ских, физических и биологических воздействий, то закономер­но поставить вопрос о выделении в качестве подотраслей тех правовых норм, которые регулируют охрану от химических воздействий, от физических воздействий и от биологических воздействий. Такой подход к структуризации права окружа­ющей среды, являющегося сложной, комплексной отраслью, имеет большое научное и практическое значение. Так, тре­бования об охране окружающей среды от биологического за­грязнения содержатся в Законе «Об охране окружающей при­родной среды», лесном законодательстве, законодательстве о животном мире, санитарном, аграрном и ином законодатель­стве. В какой степени эти требования взаимно согласованы, до­статочны в контексте права на благоприятную окружающую среду? Предметный подход к анализу структуры права позво­ляет дать комплексную оценку состояния законодательства в данной сфере, выявить пробелы и сформулировать предложе­ния по его совершенствованию. Если подотрасль права окру­жающей среды, касающаяся охраны от химического загряз­нения, исследована достаточно полно, то анализу правового регулирования охраны окружающей среды от физического и биологического загрязнения в науке уделялось незаслуженно мало внимания.

Профессор А.П. Гетьман считает, что имеются основания рассматривать систему эколого-процессуальных норм как са­мостоятельную подотрасль в системе экологического права1. И с этим мы вполне согласны.

При определении структуры экологического права как учебной или научной дисциплины применяется комбинация оснований, позволяющая наиболее полно и успешно решить стоящие перед ними задачи. При этом структура экологиче­ского права как учебной дисциплины может включать общую часть (куда входят в основном положения, обосновывающие наличие отрасли экологического права, и институты данной отрасли), особенную часть (содержащую специфические пра­вовые меры по обеспечению рационального использования и по охране земель, недр, вод, лесов и других природных ресур­сов, правовой режим особо охраняемых природных террито­рий, экологически неблагоприятных территорий, правовое регулирование обращения с химическими и иными веще­ствами, материалами и отходами и др.) и специальную часть (право окружающей среды в зарубежных государствах и меж­дународное право окружающей среды). Соответственно в за­висимости от потребностей конкретного ВУЗа при изучении, к примеру, земельного права может определяться его общая, особенная и специальная части.

В последнее время в учебные планы наряду с экологиче­ским иногда включается природоресурсное право. Это вполне оправданно, так как в рамках курса природоресурсного пра­ва имеется возможность дать глубокие знания по правовому регулированию природопользования и охраны окружающей среды. Одновременно нельзя не обратить внимания на нело­гичность включения природоресурсного права наряду с эко­логическим в номенклатуру специальностей на присвоение ученых степеней, утвержденных Государственной высшей аттестационной комиссией РФ. В соответствии с концепцией российского экологического права природоресурсное право является структурной частью данной отрасли права.

2.   Развитие права окружающей среды в контексте концепции устойчивого развития.

Концепция устойчивого развития (sustainable development) —одна из современных, наиболее распространенных и поддер­живаемых мировым сообществом концепций взаимодействия общества и природы. Ее появление, развитие и признание свя­зано с природоохранительной деятельностью ООН2. По иници­ативе Генерального Секретаря ООН в рамках программы под­готовки ко второй после Стокгольмской Конференции ООН по окружающей среде в 1984 году была создана Международная комиссия по окружающей среде и развитию, которую воз­главила премьер-министр Норвегии Гро Харлем Брундтланд. В задачи Комиссии входила, в частности, выработка предло­жений долгосрочных стратегий в области окружающей сре­ды, которые позволили бы обеспечить устойчивое развитие к 2000 году и на более длительный период; рассмотрение спосо­бов и средств, с использованием которых мировое сообщество смогло бы эффективно решать проблемы окружающей среды. По признанию г-жи Брундтланд, поставленные Генеральной Ассамблеей ООН задачи были реакцией на широко распро­страненные чувства разочарования и неверия международного сообщества в способность сообщества разобраться в жизненно важных глобальных проблемах и найти пути их успешного решения. Доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию «Наше общее будущее» был представлен ге­неральной Ассамблее ООН в 1987 году.

Центральное место в этом документе занимает концеп­ция устойчивого развития. Исходя из того, что основной зада­чей развития является удовлетворение человеческих потреб­ностей и стремлений, устойчивое развитие определяется как такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоя­щего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности. Устойчивое развитие включает два ключевых понятия: поня­тие потребностей, в частности потребностей, необходимых для существования беднейших слоев населения, которые должны быть предметом первостепенного приоритета; понятие огра­ничений, обусловленных состоянием технологии и организа­цией общества, накладываемых на способность окружающей среды удовлетворять нынешние и будущие потребности.

Перспективы реализации в Армении концепции устой­чивого развития имеют большое значение с точки зрения со­вершенствования механизмов охраны окружающей среды и использования природных ресурсов, в частности института экологических прав граждан и обеспечения соблюдения этих прав. Устойчивое развитие как направление и способ обще­ственного развития можно оценивать в разных аспектах. В гло­бальном масштабе концепция устойчивого развития является альтернативой господствующей во все времена в России и во всем мире концепции потребительского отношения человече­ского общества к природе и ее ресурсам.

Важность перехода к модели устойчивого развития чрез­вычайно велика для Республики Армения в свете традици­онного игнорирования экологических требований при под­готовке и принятии хозяйственных, управленческих и иных решений Правительством Армении, другими исполнительны­ми органами, а также предпринимателями. Необходимость реализации принципов и норм устойчивого развития, содер­жащихся в правовых актах, будет способствовать преодоле­нию стереотипов поведения в данной сфере, формированию экологического правосознания и экологической культуры.

Значение разработки и последовательной реализации модели устойчивого развития в глобальном масштабе важ­но оценивать также в аспекте интернационализации и гло­бализации подходов к решению острейших экологических проблем. Развитие системы национально-правовых норм в области экологически обоснованного и сбалансированного социально-экономического развития —одно из важнейших направлений в сближении правовых систем и гармонизации законодательства в области окружающей среды и развития.

Ориентированная на длительную перспективу стратегия устойчивого развития основана на идее равенства интересов настоящего и будущих поколений. Известно, что достижение современным обществом и государством целей социально­экономической политики сопровождалось деградацией при­роды в ущерб будущим поколениям. Закрепленная в нормах права модель устойчивого развития является формой регули­рования социальной ответственности современного общества и государства за создание условий для будущих поколений удовлетворять разнообразные потребности — физиологиче­ские, экономические, духовные и иные — в процессе взаимо­действия с природой.

В контексте устойчивого развития в праве окружающей среды должен быть решен ряд задач, направленных на обе­спечение соблюдения экологических прав граждан. Они ка­саются: установления научно обоснованных пределов изъятия природных ресурсов для удовлетворения экономических по­требностей и пределов вредных химических, физических и биологических воздействий на природу; создания механизмов обеспечения выполнения экологических требований при под­готовке и принятии хозяйственных и иных экологически значи­мых решений; создания механизмов обеспечения выполнения экологических требований при осуществлении хозяйственной и иной экологически значимой деятельности. Серьезнейшей задачей является также создание механизмов защиты эколо­гических прав и законных интересов физических и юридиче­ских лиц, признания экологических прав будущих поколений и создания механизмов их защиты. Конкретные предложения применительно к этим мерам охраны окружающей среды с учетом модели устойчивого развития будут сформулированы в данной работе ниже.

Зарубежные государства обратили серьезное внимание на данную концепцию вскоре после Бразильской Конферен­ции ООН по окружающей среде и развитию. В некоторых из них, например, в Голландии, Австралии, был принят специ­альный закон об устойчивом развитии. Ряд актов по этим во­просам был принят также в Российской Федерации.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика