Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Базовые основы регулирования в Италии отношений по поводу земельных участков (сравнительно-правовой аспект)
Научные статьи
18.05.16 13:33


Базовые основы регулирования в Италии отношений по поводу земельных участков (сравнительно-правовой аспект)

 
 
СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО
Болтанова Е.С.
1 92 2016
В настоящей статье с учетом содержания Конституции Италии и Конституции России выделяются и рассматриваются конституционные основы, регулирующие отношения по поводу земельных участков, России и Италии. Это две группы конституционных норм, которые определяют компетенцию органов законодательной власти, и которые создают основу землепользования. Нормы о землепользовании в Конституциях обоих стран базируются на социальной функции земли. Делается вывод, что несмотря на наличие отличий в правовом регулировании земельных отношений в Российской Федерации и Италии, конституционные основы этих стран идеологически схожи, что накладывает общий отпечаток на содержание земельно-правовых норм, как норм частно-публичного характера.

Обращение в настоящей статье к законодательству Ита­лии не случайно. Правовые системы многих государств (и Россия не является исключением) восприняли основные по­ложения римского права, в том числе о базовой классифика­ции вещей на движимые и недвижимые. Можно говорить о рецепции представлений римлян о недвижимом имуществе (к которым отнесен и земельный участок) в российское зако­нодательство, хотя и со значительным своеобразием. Консти­туция Италии была принята в сложной обстановке в 1947 году, так же как и Конституция Российской Федерации, хотя и зна­чительно позже, в другое время при других обстоятельствах, но в период больших экономических и политических преоб­разований - в 1993 году.

Роль, значение земли как основного средства производ­ства и капитала, отличающегося стабильностью местополо­жения, ограниченностью и незаменимостью, определяют тот факт, что и в Конституции Италии, также как в Конститу­ции России содержатся конституционные основы правового регулирования земельных отношений. Это нормы прямого действия, создающие базис непосредственного регулирова­ния отношений по поводу использования и охраны земель (земельные отношения), находящие последующее развитие в иных правовых источниках названных стран.


 

В российской юридической литературе (Г. А. Волков) применительно к конституционным основам земельного пра­ва России обосновывается существование в основном законе России трех групп норм. Во-первых, конституционные поло­жения, устанавливающие основы правового режима земель; конституционные положения, устанавливающие право граж­дан на землю и конституционные положения, определяющие предметы ведения РФ и субъектов РФ в сфере регулирования земельных отношений. С учетом содержания Конституции Италии и Конституции РФ можно сказать, что конституцион­ные земельно-правовые основы в России и Италии (в узком, специальном смысле) формируют две группы норм: а) те, которые определяют компетенцию органов законодательной власти соответствующих публичных образований, и б) те, ко­торые создают основу землепользования (включая различные формы воздействия на земельные ресурсы). В широком смыс­ле необходимо признать, что конституционные основы состав­ляют не только эти две группы норм, но и значительная часть норм общего характера, что связано с базовым значением Кон­ституции для всех отраслей законодательства.

Земельные ресурсы не только важный капитал, но и так­же являются частью окружающей среды, компонентом при­роды. В связи с этим важно отметить, что в соответствии с До­говором, учреждающим Европейское сообщество (Подписан в г. Риме 25.03.1957 г.), Европейское сообщество ведет политику в области окружающей среды, которая должна способствовать достижению определенных эколого-политических целей. Это означает, что экологическая политика ЕС выступает не вместо национальной экологической политики стран-членов ЕС, а исключительно наряду с ней. В отличие от компетенции ЕС компетенция государств-членов по защите, поддержанию и улучшению окружающей среды не ограничена. Пока Евро­пейское сообщество не начало заниматься определенной об­ластью защиты окружающей среды, государства-члены ЕС могут предпринимать все необходимые или целесообразные меры, если они не ограничены единственным полномочием.

    Кроме того, в ст. I-14 Конституции Европейского Союза (До­говор, устанавливающий Конституцию для Европы. Подписан в г. Риме 29.10.2004 г.) прямо предусмотрено, что совместная компетенция Союза и государств-членов распространяется на сферу окружающей среды.

Охрана природы в Италии провозглашена основным принципом в ст. 9 Конституции и является приоритетной целью республики. Согласно ст. 117 Конституции Италии за­конодательная власть принадлежит государству и областям, и законодательная компетенция между государством и областя­ми строится «на основе так называемой трехэлементной мо­дели, характерной для многих федеративных государств»2. В Италии охрана окружающей среды и экосистемы отнесены к исключительному законодательству государства, также как и гражданский правопорядок (в т.ч. в части землепользования), реставрация окружающей среды - к сфере конкурирующего законодательства. Сферы конкурирующего законодательства относятся к законодательной власти области, за исключением установления основных принципов, резервируемых за зако­нодательством государства. В сфере исключительного законо­дательства государству принадлежит регламентарная власть кроме сфер, делегированных областям.

В России с подписанием Федеративного договора от 31 марта 1992 г. нашла закрепление концепция двухуровневого законодательства, складывающегося из относительно обосо­бленных и в то же время взаимосвязанных частей — федераль­ной и субъектов РФ, получившая окончательное закрепление с принятием Конституции Российской Федерации (1993 г.). Земельное законодательство отнесено к предмету совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72 Консти­туции РФ, п. 1 ст. 2 Земельного кодекса Российской Федерации - далее ЗК РФ).

Наряду с этим, Конституция РФ закрепляет, что в со­вместном ведении Российской Федерации и субъектов Россий­ской Федерации находятся: вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природ­ными ресурсами; природопользование; охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности; особо ох­раняемые природные территории; водное, лесное законода­тельство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды (ст. 72).

Как можно заметить, вопросы компетенции в России прописаны более детально, в качестве самостоятельных на­зываются и законодательство об охране окружающей среды, и законодательство об основных видах природных ресурсов. Скорее всего, такое положение вызвано не только разным под­ходом к смысловому наполнению используемой терминоло­гии, но и более поздним принятием в России действующей конституции. Проблемы охраны окружающей среды, раци­онального использования природных ресурсов обратили на себя пристальное внимание общественности уже во второй половине XX века, после того как Конституция Италии всту­пила в законную силу.

Необходимость охраны окружающей среды в том числе правовыми средствами объективно обусловлена экологически неблагоприятной обстановкой. Например, согласно только официальных данных в 40 субъектах Российской Федерации более 54 % городского населения находится под воздействием высокого и очень высокого загрязнения атмосферного воздуха.

   Согласно недавних исследований ООН двенадцать европей­ских стран страдают от превращения территорий в пустыню. Среди этих стран и Италия. Причины - в резком ухудшении почв, их нерациональном использовании и изменении климата.

Хотя среди юристов, экологов России ведутся дискуссии о содержании упомянутых выше понятий, в российском за­конодательстве (ФЗ от 10.01.2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окру­жающей среды») закреплено их легальное определение. Окру­жающая среда - совокупность компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных объектов, а также ан­тропогенных объектов; охрана окружающей среды - деятель­ность органов государственной власти, органов местного само­управления, общественных объединений и некоммерческих организаций, юридических и физических лиц, направленная на сохранение и восстановление природной среды, рацио­нальное использование и воспроизводство природных ресур­сов, предотвращение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду и ликвидацию ее последствий.

В целом можно заметить, что российский законодатель довольно широко подходит к определению рассматриваемых понятий, включая в окружающую среду все природные объ­екты (в т.ч. и земельные ресурсы). Такой подход законодателя ставит теоретически сложные вопросы о соотношении законо­дательства об охране окружающей среды, например с земель­ным, водным или лесным законодательством. Ведь каждое из них названо в качестве самостоятельного в Конституции РФ при определении предметов ведения РФ и ее субъектов, каж­дое из них имеет свой основной источник правового регули­рования (соответственно ФЗ «Об охране окружающей среды», Земельный кодекс РФ, Водный кодекс РФ, Лесной кодекс РФ).

Хотя защита окружающей среды в Италии является важ­ным политическим вопросом, имеет много исторических предпосылок, социальные науки заинтересовались ею только с 60 гг. ХХ в. Для Конституции Италии понятие охраны окру­жающей среды - довольно новое, оно было включено только 18 октября 2001 года. Специалистами содержание подп. s ст. 117 Конституции Италии (об отнесении охраны окружающей среды к исключительному законодательству государства) тол­куется как возложение на государство обязанности по приня­тию правил охраны, которые распространяются как на объект в целом (окружающую среду), так и на отдельные компоненты (части целого). Отмечается, что качество окружающей среды влияет на качество жизни и защита окружающей среды не­посредственно связана со сферой основных прав человека, поскольку существует тесная зависимость между правами и окружающей средой.

В предмет правового регулирования Кодекса охраны окружающей среды Италии (Codice dell'ambiente) от 2006 г. включается: стратегическая экологическая оценка, оценка воздействия на окружающую среду и комплексного эколо­гического разрешения; сохранение почвы и борьба с опусты­ниванием, предотвращение загрязнения воды и управление водными ресурсами; управление отходами и рекультивация загрязненных участков; охрана атмосферного воздуха и со­кращение выбросов в атмосферу; претензии на возмещение ущерба в отношении окружающей среды. Как можно заме­тить, в кодексе называются наиболее важные охранительные отношения по поводу земель и иных природных ресурсов.

В законодательстве ЕС также заложен широкий подход. Так, согласно ст. 174 Договора, учреждающего Европейское сообщество, деятельность сообщества в отношении окружаю­щей среды имеет целью, в т.ч. сохранять, защищать и улуч­шать состояние окружающей среды, добиваться разумного и рационального использования природных ресурсов.

Земельный участок с позиции его правового режима яв­ляется довольно сложным объектом, поскольку это не только часть природы, окружающей среды, но и достаточно тради­ционный объект собственности, имущество во всех странах. Право собственности - фундаментальное право, что нашло отражение в ст. 8 Конституции РФ («в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государ­ственная, муниципальная и иные формы собственности») и ст. 42 Конституции Италии («собственность может быть госу­дарственной или частной. Экономические блага принадлежат государству, обществам или частным лицам»). Гарантии част­ной собственности содержатся и в Конституции ЕС, где в ст. II-77 закреплено, что «каждый вправе иметь в собственности имущество, приобретенное им на законных основаниях, поль­зоваться, распоряжаться этим имуществом и завещать его».

В тоже время все три названных конституции закрепляют положения, допускающие ограничения права собственности частных лиц. Судебная практика Европейского Суда по пра­вам человека по ст. 1 дополнительного протокола Европей­ской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. («защита собственности») в большинстве случаев каса­ется именно ограничения права собственности государством. В толковании Европейского Суда под ограничением прав и свобод человека (вмешательством в права и свободы человека) понимаются любые решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служа­щих, а также иных лиц, вследствие принятия или осуществле­ния (неосуществления) которых в отношении лица (заявителя) созданы препятствия для реализации его прав и свобод. При этом в силу положений названной Конвенции и Протоколов к ней, Всеобщей декларации прав человека 1948 г., ст. 55 Кон­ституции Российской Федерации, ст. 42, 43 и 44 Конституции Италии, любое ограничение прав и свобод человека должно быть основано на законе; преследовать социально значимую, законную цель; являться необходимым в демократическом обществе (пропорциональным преследуемой социально зна­чимой, законной цели).

Базовой теоретической категорией, позволяющей огра­ничивать субъективное право частного лица на землю, являет­ся социальная функция принадлежащего ему имущества.

    В соответствии со статьей 9 Конституции Российской Фе­дерации земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и дея­тельности народов, проживающих на соответствующей терри­тории; земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. Кроме того, согласно статье 36 Конституции РФ пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц. Как отметил Конституцион­ный Суд РФ, из приведенных конституционных норм следует, что «народам, проживающим на территории того или иного субъекта Российской Федерации, должны быть гарантированы охрана и использование земли и других природных ресурсов как основы их жизни и деятельности, т.е. как естественного бо­гатства, ценности (достояния) всенародного значения».

В Конституции Италии норм, непосредственно регу­лирующих земельные отношения, меньше, но также как и в основном законе России, здесь законодатель четко закрепил социальную функцию земли (ст. 42, 44). В соответствии со ст. 42 Конституции Италии «частная собственность признается и гарантируется законом, который определяет и ее пределы с целью обеспечения ее социальной функции и доступности для всех». Согласно ст. 44 Конституции Италии в целях до­стижения рациональной эксплуатации земли и установления справедливых социальных отношений возможны ограниче­ния частной собственности на землю. При этом, как отмечает итальянский профессор У. Маттеи, «в теории современного гражданского права, требование разумного землепользования не выражено в прямой форме и в общем виде, как это имеет место в общем праве и как это было в континентальном jus commune в эпоху, предшествовавшую кодификации. Однако подобный принцип фигурирует в действующем законодатель­стве в качестве общей оговорки, которая играет одновременно и распространительную, и ограничительную по отношению к праву собственности роль».

В конституциях обоих стран предусмотрена возможность экспроприации частной собственности. Также как и в ст. II-77 Конституции ЕС закреплено, что «никто не может быть лишен своей собственности иначе как ради общественной пользы, в случаях и на условиях, предусмотренных законом, и со своев­ременной выплатой справедливой компенсации за ее утрату». Это положение отражает условия принудительного отчужде­ния имущества у его собственника. Как указал Европейский суд по правам человека, лишение собственника его имущества и вмешательство государства в частные дела должно устанав­ливать «справедливый баланс» между потребностями общего интереса общества и требованиями защиты основополагаю­щих прав частного лица (см. Постановление Европейского суда по правам человека от 17.05.2005 г. «Дело Скордино (scordino) против Италии»).

   В законодательстве Италии конституционная норма на­ходит дальнейшее развитие. Так, в ст. 834 Гражданского кодек­са Италии (1942 г.) предусмотрено, что правила, относящиеся к экспроприации в общественных интересах, определяются специальными законами. Можно отметить, что в отличие от российского законодательства, итальянское допускает «кос­венную экспроприацию» (срочное изъятие земельного участ­ка). Такая ускоренная процедура изъятия позволяет органу исполнительной власти занять земельный участок и осущест­влять на нем строительство до его экспроприации, если за­явленный к реализации проект строительства был одобрен и объявлен имеющим общественную полезность.

В российском законодательстве отсутствуют подобные косвенной экспроприации правовые механизмы. Данное об­стоятельство можно объяснить незначительным количеством земельных участков, находящихся в частной собственности в России (это около 10 % от всех земель) и, соответственно, от­сутствием такой острой потребности как в Италии срочного занятия земель для строительства объектов (сооружений) с публично-правовым режимом эксплуатации. В то же время, законодательство РФ с апреля 2015 года в части правового ре­гулирования изъятия земельных участков и принудительного отчуждения недвижимости претерпело значительные измене­ния и можно отметить, что срок заявления в суд требования о принудительном прекращении права собственности на иму­щество был сокращен по сравнению с ранее действующим, что будет способствовать ускорению процедуры изъятия земель и расположенных на них объектов недвижимости. Нормы, регулирующие процедуру изъятия, содержатся не только в Гражданском кодексе РФ, но и Земельном кодексе РФ, в спе­циальных федеральных законах (применительно к отдельным случаям изъятия земель: под олимпийские объекты, присо­единение к г. Москва новых территорий и др.).

В силу ст. 44 Конституции Италии «в целях достижения рациональной эксплуатации земли и установления справед­ливых социальных отношений закон налагает обязательства на частную земельную собственность, устанавливает предель­ные размеры этой собственности соответственно по областям и сельскохозяйственным зонам, благоприятствует улучше­нию земель, преобразованию крупных землевладений и ре­конструкции производственных единиц». Соответственно, содержание права предполагает право пользоваться и рас­поряжаться вещами полностью и исключительно в пределах и с соблюдением обязанностей, установленных законодатель­ством (ст. 832 ГК Италии). Так, владельцы земельных участ­ков, подлежащие рекультивации на основании утвержденных планов по проведению мелиорации земель, обязаны нести связанные с этим расходы и выполнять соответствующие ме­роприятия (см. ст. 857, 858, 860, 861 ГК Италии).

Итальянское законодательство содержит и иные обяза­тельства частных лиц, ограничения права собственности на землю. Осуществление собственниками своих правомочий должно согласовываться с утвержденными планами, опреде­ляющими главные направления развития и использования городских и сельских земель, установлены предельные раз­меры земельных участков сельскохозяйственного назначения, особые правила использования земель, занятых виноградни­ками, ограничения на приобретения земли в собственность иностранными лицами в приграничных зонах и другие.

Итак, несмотря на наличие отличий, порой и значитель­ных, в правовом регулировании земельных отношений в Рос­сийской Федерации и Италии, конституционные основы этих стран идеологически схожи, что накладывает общий отпеча­ток на содержание земельно-правовых норм, как норм частно­публичного характера.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика