Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Новые аспекты эмансипации несовершеннолетних
Научные статьи
20.05.16 14:38

вернуться


Новые аспекты эмансипации несовершеннолетних

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
Юрченко О. Ю., Заярная О. В.
1 92 2016
Авторы статьи рассматривают наиболее актуальные вопросы, связанные с эмансипацией несовершеннолетних по законодательству Российской Федерации, анализируют зарубежное законодательство, точки зрения российских ученых, исследовавших аналогичные вопросы, и приводят свое решение затрагиваемых проблем.

Эмансипация представляет собой правовую конструк­цию, позволяющую несовершеннолетнему приобрести пол­ную дееспособность до достижения совершеннолетия. Как правовое явление эмансипация была известна еще в Древнем Риме. Эмансипация рассматривалась как способ освобож­дения детей от отцовской власти, причем не только по воле отца. Так, отец мог быть лишен своей власти над детьми, если он обращался с ними незаслуженно жестоко (например, под­вергая их чрезмерно суровым наказаниям), либо бесчеловечно (например, отказывая нуждающимся детям в средствах к су­ществованию), или аморально (например, потворствуя свод­ничеству дочерей). Если говорить современным языком, то это можно сопоставить с лишением родительских прав. Поэтому нужно купить ему санки, сноуборд, снегокат, лыжи и прочие предметы для зимних развлечений. Если Вы еще не приобрели санки https://unishop.by/categories/sanki/, то в самый раз позаботиться об этом. Когда мои дети были в таком возрасте, я мечтала о санках с ручкой сзади. Санки на металлических полозьях самые прочные, они – лучший выбор для детей с плохой координацией, полных, склонных ломать вещи.

Дореволюционному гражданскому праву институт эман­сипации известен не был. Встречаются лишь ссылки на фран­цузское, германское законодательство, предусматривавшее возможность «стать в положение, сходное с положением на­шего несовершеннолетнего».



Поскольку «отличие социалистической гражданской пра­воспособности от гражданской правоспособности при капита­лизме заключается в том, что правоспособность в СССР имеет принципиально иное содержание», то можно предположить, что и дееспособность советского гражданина по содержанию отличалась от дееспособности граждан капиталистических стран. Естественно, что тех правовых возможностей, которые были у субъектов права зарубежных государств, у советского гражданина не было. В том числе это выразилось и в отсут­ствии возможности несовершеннолетнего быть эмансипиро­ванным. По словам О.С. Иоффе, дееспособность, закрепленная в законе, опирается на реальную способность людей понимать значение совершаемых ими действий и отдавать себе полный отчет в последствиях, к которым эти действия могут привести, такая способность у нормального в умственном отношении человека появляется лишь с достижением определенно­го возраста.

Исходя из сказанного, можно прийти к выводу о том, что эмансипация для отечественного законода­тельства является новым правовым явлением, заим­ствованным из зарубежно­го законодательства. Так,

Гражданский кодекс Фран­ции предполагает возмож­ность освобождения несо­вершеннолетнего из-под власти родителя или из-под опеки, что влечет для него приобретение «права распоряжаться сво­ей личностью и некоторую гражданскую дееспособность». Согласно Германскому уложению законный представитель вправе с согласия опекунского суда уполномочить несовер­шеннолетнего на самостоятельное ведение предприниматель­ской деятельности, после чего несовершеннолетний приобре­тает дееспособность только в отношении совершения сделок, обычно связанных с его деятельностью (§ 112 Германского уло­жения). В соответствии с законодательством Чешской Респу­блики несовершеннолетний может быть объявлен полностью дееспособным решением суда, если несовершеннолетний до­стиг пятнадцатилетнего возраста, при подтверждении спо­собности несовершеннолетнего самостоятельно зарабатывать себе на жизнь и решать свои вопросы, а также при условии со­гласия законного представителя несовершеннолетнего. В иных случаях суд удовлетворит ходатайство, если по косвенным причинам это в интересах несовершеннолетнего (часть 1 § 37 Гражданского кодекса Чешской Республики от 3 февраля 2012 г.). Статья 323 Гражданского кодекса Испании 1889 г. предус­матривает, что вышедший из-под родительской опеки несо­вершеннолетний не может занимать деньги, закладывать или распоряжаться недвижимым имуществом, заниматься ком­мерцией без разрешения его родителей (опекуна). В законо­дательстве США также есть нормы, позволяющие эмансипи­ровать несовершеннолетнего. Так, Гражданский кодекс штата Калифорния (п. 64 части 2.7 Кодекса) 1872 г. устанавливает следующие критерии для эмансипации: достижение возраста четырнадцати лет, проживание по воле несовершеннолетнего отдельно от родителей (опекунов) и с их согласия, самостоя­тельное ведение своих финансовых дел, получение дохода от деятельности, которая не признается преступной по законам штата Калифорния или США. По законодательству Украины полная гражданская дееспособность может быть предостав­лена физическому лицу, которое достигло шестнадцати лет и работает по трудовому договору, а также несовершеннолет­нему лицу, которое записано матерью или отцом ребенка (п. 1 ст. 35 Гражданского кодекса Украины от 16 января 2003 г.).

По мнению Д.Ю. Гришмановского, необходимость введения института эмансипации в Российской Федерации была продиктована происходившими в России экономическими реформами, изменив­шими не только экономику страны, но и менталитет граждан.

Согласно действующему законодательству Российской Федерации (п. 1 ст. 27 Гражданского кодекса Российской Фе­дерации (далее - ГК РФ)) несовершеннолетний может быть объ­явлен полностью дееспособным при одновременном выполнении следующих условий:

1)     несовершеннолетний достиг возраста шестнадцати лет;

2)     несовершеннолетний работает по трудовому договору (кон­тракту) или с согласия родителей, усыновителей или попечителя за­нимается предпринимательской деятельностью.

Анализ ст. 22.1 Федерального закона Российской Федерации «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» позволяет констатировать отсутствие какого- либо возрастного ценза для регистрации в качестве индивидуально­го предпринимателя, хотя с учетом положений ГК РФ относительно объема дееспособности несовершеннолетнего необходимо пони­мать, что стать предпринимателем подростку младше четырнадца­ти лет не удастся. Следует полностью согласиться с установлением возрастных ограничений для эмансипации несовершеннолетних, предусмотренных действующим законодательством, поскольку предоставлять возможность обладать полной дееспособностью че­тырнадцатилетнему подростку неразумно. Предполагается, что к шестнадцати годам несовершеннолетний достигнет такого уровня физической и социальной зрелости, который позволит ему быть способным к осуществлению трудовой (предпринимательской) дея­тельности практически наравне с совершеннолетним гражданином. Безусловно, уровень логического мышления шестнадцатилетнего подростка отличается от уровня мышления четырнадцатилетнего. Изменение правового статуса несовершеннолетнего в гражданском праве не влечет аналогичных изменений в рамках трудового права (ст.ст. 265 - 272 Трудового кодекса Российской Федерации). В свя­зи с этим можно отметить, что занятие трудовой деятельно­стью является лишь одним из условий, свидетельствующих об умственной зрелости лица и его способности к самостоятель­ным действиям, в том числе правового значения. Согласно п. 1 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки с письменного согласия своих законных представителей - родителей, усыновителей или попечите­ля, за исключением: сделок по распоряжению своими заработком, стипендией и иными доходами; сделок по осуществлению авторских прав; сделок по внесению вкладов в кредитные организации и рас­поряжению ими; мелких бытовых сделок; сделок, направленных на безвозмездное получение выгоды, не требующих нотариального удостоверения либо государственной регистрации; сделок по распо­ряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения (п. 2 ст. 26 ГК РФ, п. 2 ст. 28 ГК РФ).

По утверждению К.Б. Ярошенко, занятие предприниматель­ской деятельностью или работа по трудовому договору не яв­ляются безусловными основаниями для эмансипации, орган опеки и попечительства, суд в каждом конкретном случае должны оценить длительность и устойчивость трудовой или предпринимательской деятельности несовершеннолетнего, размер его заработка и других доходов, иные обстоятельства. Противоположно мнение В.В. Ровного о том, что для принятия решения о возможности эмансипации достаточно самого факта за­ключения трудового договора или регистрации несовершеннолетне­го предпринимателя. Соглашаясь с позицией В.В. Ровного, отметим следующее: трактуя буквально норму статьи 27 ГК РФ, необходимо понимать, что орган опеки и попечительства или суд не должны учи­тывать продолжительность трудовой или предпринимательской дея­тельности. Тем не менее, целесообразно признать, что для более объ­ективного рассмотрения вопроса орган, принимающий решение об эмансипации, должен учитывать как можно больше обстоятельств, связанных с эмансипацией, в том числе и продолжительность тру­довой или предпринимательской деятельности подростка. Приведем соответствующий пример из судебной практики: гражданка С. обра­тилась в суд с заявлением об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, указывая, что Постановлением администрации муниципального образования «город N.» от 6 июня 2014 г. №2**- П ее сын К. был признан полностью дее­способным, поскольку его родители не против и он работает по трудовому договору. Однако она не согласна с вышеуказан­ным постановлением главы администрации по следующим основаниям: ее бывший муж с момента расторжения их брака добровольно не оказывал материальной помощи на содержа­ние их общих детей, злостно уклонялся от уплаты алиментов, вследствие чего был привлечен к уголовной ответственности и осужден. В целях дальнейшего уклонения от уплаты алимен­тов, по мнению С., ее бывший супруг уговорил сына написать заявление о признании его дееспособным. По утверждению С. ее сын устроился на работу только 2 июня 2014 г., 6 июня - был объявлен эмансипированным, а 1 июля 2014 г. - уволен. В настоящее время К. является студентом первого курса коллед­жа. Высказывая свое согласие на объявление сына полностью дееспособным, С. полагала, что это необходимо для трудоу­стройства ее сына, но никак не сопоставляла это с дальнейшим признанием его полностью дееспособным и не имеющим право на получение алиментов от своего отца. Рассмотрев материалы гражданского дела, суд не нашел оснований для удовлетворения требований истицы по мотивам введения ее в заблуждение относительно правовых последствий эмансипа­ции или подписания согласия под принуждением. Но если посмотреть на эту ситуацию несколько глубже, то, возможно, отцу, который уклонялся от уплаты алиментов, действитель­но было выгодно объявление сына полностью дееспособным, что освобождало его от обязательного денежного содержания ребенка. Если в ст. 27 ГК РФ помимо двух вышеназванных кри­териев были бы прописаны и другие критерии, позволяющие лучше понять цели эмансипации для каждого конкретного случая, насколько это отвечает интересам ребенка, то, вполне вероятно, объявления полностью дееспособным несовершен­нолетнего в приведенном выше примере не последовало бы.

Досрочное приобретение полной дееспособности до дости­жения восемнадцати лет позволит несовершеннолетнему, прежде всего, в полной мере реализовывать принадлежащие совершенно­летнему гражданину права для беспрепятственного осуществления предпринимательской деятельности, поскольку согласия родителей на совершение любых сделок и, самое главное, сделок, связанных с осуществлением предпринимательства, после объявления эмансипи­рованным не требуется. Государство, таким образом, искусственно создает условия для ускорения физического и умственного развития подрастающего поколения. Предоставляя возможность быть равно­значным субъектом права наравне с совершеннолетними гражда­нами, законодатель поощряет стремление несовершеннолетнего к самостоятельности. Но если цели эмансипации подростков - пред­принимателей логичны и понятны, то целесообразность эмансипа­ции подростка, работающего по трудовому договору, не столь ясна. Можно предположить, что ребенок, проживающий с родителями, страдающими алкогольной, наркотической зависимостью, стремит­ся поскорее освободиться от родительской власти для того, чтобы начать новую самостоятельную жизнь, проживать отдельно от ро­дителей, даже в другом городе. Возможно, родители, особенно в семьях с низким достатком, напротив, настаивают на эмансипации своего ребенка, чтобы поскорее освободиться от своей родительской обязанности по содержанию ребенка. Следовательно, мотивы стрем­ления к юридической самостоятельности обязательно должны быть выяснены органом, принимающим решение об эмансипации.

Законодатель оставляет без внимания ситуацию, когда несовер­шеннолетний является членом потребительского кооператива, что обеспечивает ему средства к существованию. М. Г. Масевич поясня­ет, что факт членства в потребительском кооперативе также можно рассматривать как основание для эмансипации.

Необходимо иметь в виду, что эмансипированный несовер­шеннолетний обладает в полном объеме гражданскими правами и несет обязанности (в том числе самостоятельно отвечает по обяза­тельствам, возникшим вследствие причинения им вреда), за исклю­чением тех прав и обязанностей, для приобретения которых зако­нодательством Российской Федерации установлен возрастной ценз (например, статья 13 Семейного кодекса Российской Федерации (далее - СК РФ) устанавливает брачный возраст в восемнадцать лет (п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Фе­дерации № 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Россий­ской Федерации № 8 от 1 июля 1996 г. (ред. от 23 июня 2015 г.) «О некоторых вопросах, связанных с применением части пер­вой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Процесс психофизиологического созревания происходит у всех подростков по-разному, поэтому достижение необходимого возрас­та и занятие трудовой (предпринимательской) деятельностью не должны быть безусловными критериями для принятия решения об эмансипации. Целесообразность эмансипации должна определяться индивидуально с учетом уровня развития несовершеннолетнего. По­жалуй, именно определение психофизиологического созревания ре­бенка, его готовность к самостоятельным юридическим действиям, мотивы объявления полностью дееспособным, интересы несовер­шеннолетнего должны стать определяющими при принятии решения об эмансипации. Представляются правильными утверждения С.В. Букшиной, С.Н. Беловой о том, что ст. 27 ГК РФ необходимо допол­нить таким критерием, как достижение лицом необходимой пси­хической, социальной зрелости, от уровня которой зависит его способность к пониманию значения своих действий и возмож­ность руководить ими. Для определения уровня психофизио­логического созревания ребенка необходима экспертиза.

Действующим законодательством установлен административ­ный порядок эмансипации (по решению органа опеки и попечитель­ства) - с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя и судебный - при отсутствии такого согласия (абз. 2 п. 1 ст. 27 ГК РФ).

Следует отметить, что в литературе подвергается сомнению необходимость существования в российском законодательстве такой новеллы, как эмансипация несовершеннолетних, поскольку несовершеннолетний может заниматься как трудовой, так и предпринимательской деятельностью без эмансипации, что позволяет рассчитывать на контроль за действиями несо­вершеннолетнего со стороны законных представителей, отве­чающих в предусмотренных законом случаях субсидиарно за действия несовершеннолетнего. С подобным высказыванием можно согласиться лишь частично. Представляется, что наи­более негативные последствия эмансипации связаны именно с рисками занятия предпринимательской деятельности, по­скольку успех связан не только с обладанием элементарны­ми экономическими знаниями, но и с опытом работы в этой сфере деятельности. Трудно представить, откуда у подростка такие способности. Более опытные контрагенты легко могут ввести в заблуждение начинающего предпринимателя, что грозит неблагоприятными последствиями, прежде всего, для несовершеннолетнего. Возникает естественный вопрос о целе­сообразности предоставления такой безграничной свободы несовершеннолетнему. Гораздо разумнее, если он будет зани­маться предпринимательской деятельностью под контролем законных представителей. В связи со сказанным вызывает под­держку позиция А.В. Илюхина о том, что несовершеннолет­ний, работающий по трудовому договору или занимающийся предпринимательской деятельностью, в случае его эмансипа­ции должен быть признан полностью дееспособным только в отношении сделок, связанных с осуществляемой им деятель- ностью.

Тем не менее, несмотря на риски, с которыми связана эмансипация, нельзя оставлять без внимания случаи, ког­да эмансипация поможет справиться подростку с тяжелой жизненной ситуацией, например, когда он пытается начать новую жизнь, чтобы не деградировать рядом с родителями, злоупотребляющими алкоголем или наркотическими веще­ствами. Эмансипация в случае, когда родители умерли или лишены родительских прав, позволит несовершеннолетнему начать самостоятельную жизнь без помещения в воспита­тельные учреждения для детей, оставшихся без попечения родителей, или освободиться от попечительства. В качестве примера можно привести ситуацию, произошедшую в 2012 году с шестнадцатилетним кузбасским подростком А., роди­тели которого умерли, и он проживал в семье своего попе­чителя - родной тети, воспитывавшей помимо племянника еще пятерых детей, старшему из которых было одиннадцать, младшей дочери - один год. Семья испытывала материальные трудности. А. неплохо разбирался в компьютерах, поэтому у него возникла идея подрабатывать установкой программ на компьютеры, для чего он зарегистрировался в качестве инди­видуального предпринимателя. Когда впоследствии подро­сток обратился в орган опеки и попечительства с требованием эмансипации, ему отказали в связи с сомнениями в его спо­собности к самостоятельной жизни. В дальнейшем мальчик обратился в прокуратуру, где увидели нарушение законода­тельства в действиях органов опеки и попечительства. А. об­ратился в суд и выиграл дело. Решение суда было воспринято неоднозначно. Так, представители департамента образования и науки Кемеровской области, представители управления об­разования и учителя подростка высказали свою обеспокоен­ность за дальнейшую судьбу А., чтобы после эмансипации он не попал в какую-то сложную ситуацию. Естественно, труд­но давать оценку тому, о чем знаешь лишь заочно, но стоит добавить, что как раз для таких случаев, когда есть сомнения в искренности намерений попечителя, который ратует за эмансипацию подростка, или есть сомнения в том, насколь­ко необходимо наделять именно сейчас несовершеннолетнего полной дееспособностью, насколько он готов к этому, как уже говорилось выше, можно предусмотреть в законе правило о наделении подростка как индивидуального предпринимателя полной дееспособностью только в отношении тех сделок, ко­торые требуются ему для осуществления его деятельности. Во всем остальном он сохраняет лишь частичную дееспособность.

Следует также обратить внимание на ситуацию, когда у несо­вершеннолетнего лица рождается ребенок. Вступление в брак в по­добном случае для подростка влечет наступление полной дееспособ­ности (п. 2 т. 21 ГК РФ). Иначе обстоит дело, если ребенок рождается у лица, не достигшего шестнадцати лет и не заключившего брак. В соответствии с п. 2 ст. 62 СК РФ несовершеннолетние родители, не состоящие в браке, самостоятельно могут осуществлять свои ро­дительские права только по достижении ими шестнадцати лет. До наступления шестнадцатилетия молодых родителей их ребенку на­значается опекун, который осуществляет воспитание ребенка вме­сте с его несовершеннолетними родителями. Несовершеннолетние родители младше шестнадцати лет вправе совместно проживать с малышом и принимать участие в его воспитании (п. 1 ст. 62 СК РФ). Назначение опекуна ребенка, рожденного несовер­шеннолетним родителем младше шестнадцати лет, абсолют­но логично, поскольку ребенок не может воспитывать ребенка. Назначение опекуна - это вынужденная мера, направленная на защиту и интересов новорожденного, и интересов его ро­дителя, которому требуется в такой ситуации не только мате­риальная, но и психологическая помощь. Подросток должен понимать, что он не останется один на один со своими про­блемами, есть те, кто готов помочь. Другая ситуация, если ребенок рожден несовершеннолетним старше шестнадцати лет. В отличие от своих сверстников, вступивших в брак, пол­ную гражданскую дееспособность они не приобретают. Полагаем, что с учетом уровня их психофизического развития и мотивов эман­сипации они могут быть объявлены полностью дееспособными. На­пример, ребенок рождается у несовершеннолетней матери старше шестнадцати лет, имеющей статус сироты. Приобретение полной дееспособности будет способствовать решению жилищного вопро­са, поскольку в соответствии со ст. 8 Федерального закона Россий­ской Федерации от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ (ред. от 28 ноября 2015 г.) «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» дети- сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору со­циального найма либо собственниками жилых помещений, а также дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, которые занимали жилое помещение по договору социального найма либо на праве собственности и такое жилое помещение было признано

непригодным для проживания, имеют право на получение благо­устроенного жилого помещения специализированного жилищного фонда по договору найма жилого помещения. Жилые помещения предоставляются указанным выше категориям лиц по достижении ими возраста восемнадцати лет, а также в случае приобретения ими полной дееспособности до достижения совершеннолетия, в том чис­ле эмансипации. Представляется, что это полностью будет отвечать интересам несовершеннолетнего родителя и его ребенка. Характер ребенка закладывается еще в утробе матери и с рождением продол­жает развиваться, поэтому одной из первостепенных задач, стоящих перед нашим государством и обществом, является обеспечение ин­тересов подрастающего поколения, создание благоприятной среды для его полноценного и всестороннего развития, особенно, если это касается случаев, когда ребенок рождается в неполноценной семье, да еще у несовершеннолетней матери. Необходимо оказывать вся­ческую помощь и поддержку ей в воспитании ребенка. Это могут быть не только дополнительные социальные меры, это может быть бесплатная психологическая, юридическая помощь. Предоставление возможности быть эмансипированным следует рассматривать как оказание доверия молодой матери в том, что она сможет воспитать достойного гражданина, справиться со всеми жизненными трудно­стями. В правовом отношении несовершеннолетняя мать, не всту­пившая в брак, не будет отличаться от матери, вступившей в брак и приобретшей полную дееспособность. Кроме того, рождение ре­бенка у несовершеннолетнего родителя не является единственным условием для эмансипации. Орган, принимающий решение, должен подойти к решению данного вопроса комплексно, всесторонне оце­нив ситуацию, то есть он должен выяснить причины приобретения полной дееспособности, изучить уровень социального, умственного развития несовершеннолетнего.

Таким образом, изучив опыт законодателей зарубежных стран, предлагаются следующие критерии для объявления не­совершеннолетнего полностью дееспособным, которые долж­ны быть закреплены в ст. 27 ГК РФ. Во-первых, достижение возраста шестнадцати лет. Во-вторых, соглашаясь с приведен­ным мнением С.В. Букшиной, С.Н. Беловой, это достижение соответствующего уровня психофизического, социального, интеллектуального развития, что определяется экспертизой. В-третьих, удовлетворенность интересов несовершеннолет­него в результате эмансипации. В-четвертых, смерть родите­лей или лишение их родительских прав. В-пятых, рождение ребенка вне брака для полноценного обеспечения интересов малыша и его несовершеннолетнего родителя.

Разделяя приведенную выше точку зрения А.В. Илюхи­на, добавим, что несовершеннолетнего, занимающегося тру­довой или предпринимательской деятельностью, также мож­но признать полностью дееспособным, но только в отношении тех сделок, которые связаны с осуществляемой им деятельно­стью.

Высказанные предложения необходимо закрепить в п. 1 ст. 27 ГК РФ.

Все приведенные критерии должны быть подвергнуты се­рьезному анализу, доводы должны быть тщательно изучены. Полагаем, что дать компетентную правовую оценку сложив­шейся ситуации можно только с привлечением необходимых специалистов (психолога, медицинских работников, педаго­гов).

    Таким образом, эмансипация несовершеннолетних - это юри­дический акт, влекущий изменение гражданско-правового статуса несовершеннолетнего вследствие его признания органом опеки и попечительства или судом полностью дееспособным при доказанно­сти указанных в законе обстоятельств.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика