Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Основные положения теории амбивалентности интернета
Научные статьи
27.05.16 12:26

вернуться


Основные положения теории амбивалентности интернета




ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЕ ПРАВО
Абдуджалилов А.
1 92 2016
Современная научная теория сети представляет Интернет как единый объект исследования.
Такое положение приводит к противоречиям внутри теории, разрешить которых в рамках целостной парадигмы невозможно. В статье приводится обоснование теории амбивалентности Интернета, его двойственной природы, которая требует разных теоретических, практических и нормативных подходов к исследованию феномена Интернета.

I.      Введение

Со времени публикации моей статьи «Интернет как объ­ект научно-правового исследования» в «Евразийском юриди­ческом журнале» прошло четыре года. В этой статье мною впервые были изложены общие положения теории амбива­лентности Интернета (в то время теория ещё не имела назва­ния). За прошедшее время накопился достаточный научный материал, и я решил вернуться к указанной теме уже на уров­не обоснования специальной теории.

Задачей настоящей статьи ставится разработка методо­логических подходов к обоснованию новой парадигмы теории Интернета.

II.     Современная теория Интернета. Проблемы и про­тиворечия

Функции науки в целом сводятся к трем составляющим. Первая - это фундаментальная наука, занимающаяся поиском и исследованием неизвестных ранее природных закономер­ностей и явлений. Вторая - прикладная наука, которая при­меняет фундаментальные научные знания на практике. Вос­производство накопленных научных знаний и опыта путем их передачи следующим поколениям составляет суть третьей составляющей науки - образования. Виртуальный сервер или VPS это предоставление в аренду хостинга, при котором клиент получает программную эмуляцию реального физического сервера. Так вот, виртуальный выделенный сервер - vps украина — услуга по возможностям не уступающая обычно выделенному серверу (физическому). Виртуальный выделенный сервер (VPS/VDS) по низким ценам. Высокое качество, большой выбор дистрибутивов операционных систем.


 

В современной правовой науке об Интернете роль права носит не структурный характер (имеется в виду, что право не влияет на структурные части Интернета, чтобы это привело к определенному положительному правовому эффекту). Он носит скорее институциональный характер, и в данном случае науке нужно создать такие предпосылки, чтобы произошли не структурные, а институциональные изменения, чтобы по­высилось качество институтов, и тогда возможны ожидания в тенденции роста роли права в сфере Интернета. Современ­ное же теоретическое состояние Интернета можно охаракте­ризовать как состояние теоретической энтропии, поскольку векторы системных научных исследований в сфере Интернета не определены. Понятийный аппарат и концептуальные под­ходы, применяемые для характеристики общественных явле­ний в сфере Интернета, были экстраполированы в правовую науку из социологии («сетевое общество», «сетевые отноше­ния», «киберпространство», «коммуникация» и пр.), тогда как необходимо было создавать свои теоретико-методологические концепты. Практически все существующие научные определе­ния Интернета, данные в научных работах и учебниках по ин­формационному праву, отражают свойства технической части Сети, и для правового анализа мало пригодны. В этом отноше­нии правовая теория Интернета остро нуждается в системати­зации и пересмотре, начиная от понятийного аппарата.

Практически все научные изыскания в области Интернета начинаются непосредственно с анализа самого Интернета как явления, научного феномена, предмета исследования и пр. В этом проявляется классическая методика научного исследова­ния - определить объект и предмет исследования, выбрать к нему приемлемый метод, и на основе этого метода вести ис­следование. Методологические основания классической науки базируются на идеализации опыта как основы любой научной теории, и, соответственно, критерием истинности любого на­учного утверждения. Но детальное изучение Интернета, осо­бенно её роли в современном гражданском обороте, показало, что такая методика для теоретического исследования непри­менима, поскольку она не решает те практические проблемы, которые Интернет ставит перед правовой наукой. Нелиней­ные саморазвивающиеся системы, к которым относится Ин­тернет, меняют методологию познания на другие основания. Применяя неклассические методы исследования, например, вовлекая в методику исследования составляющих Интернета концепты других научных дисциплин, можно наблюдать со­вершенно иную картину. Это уже выходит за пределы концеп­туальных положений классической науки.

Тут необходимо сказать собственно о той современной парадигме Интернета, которая укрепилась в правовой науке, и имеет достаточные теоретические обоснования. Названия этой парадигмы нет, но её можно сформулировать как «ин­формационную». Об этом я ранее упоминал,2 здесь же при­веду основные положения этой парадигмы.

Итак, общепринятой правовой парадигмой теорети­ческих исследований и научного осмысления Интернета на сегодня является информационная парадигма Интернета, в которой абсолютной доминантой является теория информа­ции. Исходя из этой доминанты, современная правовая наука, независимо от предметной направленности, применительно к Интернету «теоретизирует» аналогичным образом. Так обсто­ят дела и в гражданском праве. Для исследования выбирается сегмент (электронная торговля, информация, предпринима­тельская деятельность в сети и пр.), сегмент анализируется с точки зрения классических правовых концептов информаци­онной парадигмы, и как вывод предлагается изменить неко­торые теоретические позиции информационного права, либо создать некие эклектичные структуры, наподобие включения информации в состав объектов гражданских прав, а на прак­тике - дополнить внутригосударственные правовые акты, либо принять новый правовой акт, регулирующий данный сег- мент.3 И поскольку законодательство целиком ориентировано на существующую информационную парадигму, все новации в законодательстве в области Интернета сводятся к внесению изменений в нормативные акты, регулирующие правоотно­шения в области информации.

Но восприятие Интернета как информационной среды возможно только в пределах науки об информации (инфор­матике). Междисциплинарный подход как насущная необ­ходимость изучения Интернета в данном случае становится неприменимым, поскольку при его применении сразу возни­кают вопросы соответствия данных Интернета классическим требованиям институтов гражданского права. Это электрон­ная форма договорных отношений, неопределенность юрис­дикции субъектов договорных отношений, безвозмездность оказываемых интернет-услуг и пр. Сегодня все научные разра­ботки по проблеме услуг в Интернете посвящены возмездно­му оказанию услуг, тогда, как любому пользователю Интерне­та известно, что абсолютное большинство услуг в виртуальном пространстве Интернета оказываются безвозмездно.

Все эти правовые явления привели к нарушению коге­рентности информационной теории Интернета. Классиче­ская информационная правовая парадигма для построения целостной правовой теории Интернета стала неприменимой. Парадигмальная установка об Интернете как о составной ча­сти информационного права в современных условиях оказа­лась неадекватной не только к собственно интернет-реалиям, но и к теории Интернета в целом. По этой причине включе­ние таких объектов в процесс научного исследования вызывает резкие перестройки в картинах реальности ведущих областей права. А теоретико - правовое осмысление феномена Интер­нет определяется необходимостью доктринальной разработки правовых понятий и установления методов, обеспечивающих возможность реализации права в виртуальном мире, который не признает национальных правовых систем и в котором от­сутствует какой - либо орган централизованного контроля и принуждения.

Информационная концепция Интернета в настоящее время придала научным исследованиям в области Интернета некую институциональную стабильность. Но при этом при­ходится признавать, что информационная концепция Ин­тернета приводит её к закономерному самоотрицанию, когда значительные правовые явления, связанные с процессами, про­исходящими в виртуальном пространстве Интернета, очень часто не считаются подходящими объектами для исследова­ния. В целом нужно признать, что поиск правовых категорий, способных трансформировать информационную концепцию Интернета, не отличался особой активностью. Научные разра­ботки в области Интернета в последние годы носили преиму­щественно прикладной или узкоспециальный характер, и осу­ществлялись в отрыве друг от друга, без должной связи между собой. Это привело к отсутствию, либо бессистемности норм, либо неполным охватом правовой нормой сферы регулирова­ния, низкой их эффективностью из-за теоретической непро­работанности основных институтов информационного права в части, посвященной Интернету. В настоящее время научные исследования в области Интернета в своей основе опираются на информацию; когнитивный аспект, познание сути Интер­нета практически не исследован. «Информационная модель» Интернета изучает только отдельные фрагменты информа­ции, непосредственно касающейся Интернета как хранилища этой информации, места и способов её обработки. Это, в свою очередь, позволяет говорить об институциональной недоста­точности информационной концепции Интернета. В инфор­мационной парадигме Интернета возникла проблемная ситу­ация, которую очень метко охарактеризовал Н. А. Дмитрик: «Законодательство, регулирующее использование информа­ционных технологий, и построенное на его основе «информа­ционное право» оказались оторванными от российской право­вой системы. Законодательство - потому, что используемые в нем правовые конструкции не были продолжены в других отраслях - гражданском, административном, финансовом. Теоретические построения - потому, что большая часть ра­бот составили исследования, посвященные обоснованию уни­кального, особого характера общественных отношений «в сети Интернет», поиску предмета и метода отрасли информацион­ного права. Между тем, отношения, связанные с использова­нием сети Интернет, нуждались скорее в распространении на них норм действующего законодательства, чем в вычленении их в отдельную отрасль». К этому можно лишь добавить, что исходным началом информационного права является консти­туционная концепция права на информацию. Следовательно, теоретической, методологической и т.д. основой информаци­онного права является конституционное право, основанное на публичном праве. Что касается гражданского права, известно, что она основана на концепциях частного права.

Информационная теория Интернета дала многое право­вой науке. Она выявила основные правовые составляющие Интернета - информация, коммуникация, виртуальное про­странство и другие; дала общую правовую характеристику феномена Интернет, определила основные направления науч­ного поиска для его научного познания. Однако, для институ­ализации единой теории Интернета в рамках информацион­ной модели этого, думается, недостаточно. Необходимы иные исходные основания для теории Интернет, поскольку инфор­мационная теория Интернета оказалась парадигмально несо­вместимой с его синергетическими характеристиками, тре­бующими системного подхода к формированию целостной теории Интернета. Системное же рассмотрение Интернета предполагает, прежде всего, выявление целостности исследу­емой системы, анализа в рамках этой целостности свойств со­ставляющих её элементов как внутри себя, так и между систе­мами разной степени сложности.

Любая научная теория носит временный характер в смысле своей гипотетичности. Констатация согласованно­сти теории с практическими данными ещё не подтверждает её истинности. Подтверждение теоретических предсказаний практикой всего лишь демонстрирует её жизненность, а не идеальность. Однако, как только всего лишь одно новое на­блюдение не согласуется с теорией, приходится либо отказы­ваться от неё, либо формулировать её иначе.

История науки свидетельствует: в науке всегда имеется какая-то доля ошибочных представлений. Проблема заклю­чается в том, насколько эти ошибки существенны для круга решаемых проблем. Если эти ошибки существенны, то они начинают тормозить развитие науки в исследуемом сегмен­те. Такое торможение вызывает интерес исследователя к этой проблеме. В итоге рано или поздно ошибки будут разрешены.

III.     Интернет и гражданское право. Распад единой концепции Интернета

Ранее считалось, что наука и технология являются разны­ми сферами исследовательской деятельности. В теории Интер­нета наука и технология как бы сливаются воедино, трансфор­мируясь в симбиоз науки и технологии, образуя тем самым сложную технонаучную систему. И для познания сути этой системы классические познавательные методы оказываются непригодными. Вместо них исследователи всё чаще прибега­ют к применению междисциплинарных подходов. Трансдис- циплинарность как организованная форма взаимодействия нескольких внешне автономных дисциплин для понимания, обоснования и теоретического осмысления феноменов сверх­сложных систем как нельзя лучше подходит к данному случаю как научный метод.

Однако и для применения междисциплинарного под­хода для изучения Интернета прежде всего необходимо вы­брать правовой вектор исследования. В данном случае речь идет не о теории права и ценности тех или иных теоретиче­ских концепций в области «чистой» теории права примени­тельно к теоретическим проблемам Интернета. Поскольку речь сейчас идет о гражданско-правовой составляющей Ин­тернета, под «правовым вектором исследования» я имею в виду ту концепцию правопонимания, которая наиболее вер­но подходит к решению утилитарных проблем цивилистики. По мнению Е.А.Суханова, гражданское право есть, прежде всего, прикладная наука, поскольку всё в гражданском праве взято из непосредственной жизненной практики. И право в этом случае должно определять не меру свободы (либертад- ная концепция), не волю класса (марксистская концепция), а систему норм для регулирования общественных отношений в процессе тех общественных отношений, которые принято называть «имущественными и личными неимущественны­ми отношениями». Эта концепция в теории определена как «нормативная», и она наиболее верно подходит к решению тех проблем, которые цивилистика ждет от права в плане ре­гулирования общественных отношений в целом и отношений в сфере Интернета в частности. В этом отношении наиболее четко выразился М.К.Сулейменов: «Практически все концеп­ции широкого понимания права не отрицают нормативности права. Они пытаются расширить пределы понимания права как совокупности норм, присоединяя к нему правоотноше­ние, правосознание, правопорядок, свободу, справедливость и т.п. Однако в основе понимания права лежит всё же сово­купность норм». И далее: «Для цивилиста вытекает одна про­стая истина: нормативное понимание права существует при любых концепциях правопонимания... Поэтому при реше­нии утилитарных проблем гражданского права я исхожу из нормативной концепции права: во-первых потому, что это, на мой взгляд, истинная теория понимания права, во-вторых, по­тому, что остальные концепции, даже если они верные, меня не очень интересуют, так как они мало пригодны для решения практических проблем».

Столь длинная цитата приведена мною исключительно в обоснование выбора верной концепции правопонимания, помогающей в решении тех практических проблем, которые ставит перед нами Интернет. Из сути приведенной цитаты представляется, что такая концепция - это концепция нор­мативная. Преимуществом нормативной концепции перед всеми остальными является то, что нормативная концепция обладает релевантностью; она соответствует потребностям субъектов права в решении повседневных правовых проблем.

Итак, концепция выбрана. Соответствует ли выбранная нами концепция современной теоретической парадигме Ин­тернета? Каков статус современной теоретической парадигмы Интернета в гражданском праве? Эти вопросы встали перед исследователями Интернета в гражданско-правовом ракурсе несколько лет назад, когда они столкнулись с определением соответствия современной парадигмы Интернета с основными институтами гражданского права.

Слово «Интернет» является акронимом, слоговой аббре­виатурой и образовано из сочетания трех английских слов «International connected network», что в переводе означает «международное объединение сетей». Следовательно, поня­тие «Интернет» есть в первую очередь понятие техническое как объединение сетей, или комплекс технических систем, со­стоящих из компьютеров, модемов, серверов, спутников связи и пр. Сегодня Интернет, как было отмечено выше, в научном плане принято воспринимать как единый глобальный техно­логический комплекс, мировую компьютерную сеть. Такое восприятие Интернета вполне приемлемо для науки инфор­матики и информационных технологий, и, возможно, для других наук, изучающих феномен Интернета как целостной системы, либо как явление - философии, социологии. Для на­уки же права такое восприятие неприемлемо. Для правового восприятия необходимы другие функциональные параметры Интернета, чтобы право распространяло на них свою регуля­тивную функцию. Основным из других функциональных па­раметров Интернета является производное этой единой тех­нологической системы - новое квазипространство. В самом деле, Интернет, объединяя компьютеры и серверы, создает но­вое виртуальное пространство в мировом масштабе, и это про­странство является новой средой для общения людей. И основ­ная функциональная задача Интернета как объединения сетей с точки зрения права - это не установление связей между ком­пьютерами как таковыми в глобальном мировом масштабе, а между людьми, которые пользуются этими компьютерами для отношений между собой. И эти отношения в абсолютном большинстве своем носят не социальный, а гражданско-пра­вовой характер (ближайший тому пример - использование Интернета для общения по договору услуг электронной по­чты). Поэтому, рассматривая правовую доктрину Интернета, наряду с исследованием законодательства, субъектно-объект­ными категориями, с самого начала мы должны иметь в виду, что Интернет - это объединение сетей, и что правовую основу Интернета, в отличие от технической, составляют отношения между людьми, возникающие частично в физическом, частич­но в виртуальном пространстве. Это обстоятельство очень точ­но выражено Н.М. Коркуновым: «Юридическими могут быть не отношение к вещи, а только отношение к людям по поводу вещей».

Иными словами, Интернет, в сущности - это виртуальная среда, где люди вступают между собой в гражданские право­вые отношения, и правовое его положение определяется через призму анализа отношений людей в этом новом про­странстве, в котором для правовой характеристики явлений нужны иные юридические понятия. Одним из таких явлений можно назвать безвозмездность оказания услуг в виртуаль­ном пространстве. В научных исследованиях на тему оказания информационных услуг в сфере Интернета как в Российской Федерации, так и в Таджикистане вопрос об их возмездности не подвергается сомнению, тогда, когда безвозмездность услуг, оказываемых интернет-компаниями, оговаривается уже в са­мой оферте, публикуемой компаниями. В некоторых случаях услуги, в том числе и по предоставлению информации, ока­зывается и без заключения какого-либо договора (например, в поисковом сайте Google). А это уже проблема, не описанная в теории гражданского права.

Проблема в науке - это затруднение, без преодоления которого в области теории невозможно продвигаться вперед. Проблема создает внутри теории поле высокой концептуаль­ной напряженности. Она выступает как вопрошание, при­званное расшатать кажущуюся очевидной правомерность со­ответствующих концептов. Проблемные ситуации являются необходимым этапом развития научного познания и доста­точно явно фиксируют противоречие между старым и новым знанием, когда старое знание не может развиваться на своем прежнем основании, а нуждается в её детализации и замене. Проблемные ситуации указывают на недостаточность и огра­ниченность прежней стратегии научного исследования и куль­тивируют эвристический поиск. Они свидетельствуют о стол­кновении программ исследования, подвергают их сомнению, заставляют искать новые способы вписывания в предметный контекст. Симптоматикой проблемных ситуаций в науке яв­ляется возникновение множества контрпримеров, которые влекут за собой множество вопросов и рождают ощущение сомнения, неуверенности и неудовлетворенности наличным знанием. Результатом выхода из проблемных ситуаций явля­ется возникновение новых рационально осмысленных форм организации теоретического знания.

IV Основные положения теории амбивалентности Ин­тернета: методологические подходы

Процесс изучения феномена Интернета в научном аспек­те показал, что в силу непрерывного изменения технических параметров Интернета, его динамичного роста для научного изучения недостаточно применения только инструментария фундаментальной науки. В данном случае необходим синтез фундаментальной и прикладной функций науки, особенно правовой, и только в таком виде возможно создание так на­зываемого «научного портрета» Интернета. Но некоторые ос­новополагающие концепты Интернета всё-таки необходимо рассмотреть с точки зрения общих его закономерностей, и первым таким концептом является двойственная природа Ин­тернета, названная мною «теорией амбивалентности».

Мир, в котором мы живем, принято называть «реаль­ным», то есть существующим в действительности. Концепцию этой реальности определяет физическая теория, основанная на понятиях «пространство» как системы мест, «время» как по­следовательности событий. Понятия пространства и времени в физической теории носят фундаментальный характер, и слу­жат основаниями для создания концептуальных основ права. По этим причинам для науки права физическая концепция реальности является единственно возможной для существова­ния в ней законов. Влияют ли законы каждого государства на регулирование «International connected network», или «Меж­дународного объединения сетей»? И да, и нет.

В Интернете ежедневно совершаются сотни тысяч сделок, оказываются разнообразные услуги, активно ведется предпри­нимательская деятельность. В этом плане интернет представ­ляет собой огромное, практически общемировое транзакци­онное поле. Техническая часть Интернета разбросана по всему миру, и физически дислоцирована на территории опреде­ленных государств. Задачей технической части является осу­ществление доступа к виртуальному пространству, созданного сетью. Доступ к виртуальному пространству осуществляют юридические лица - провайдеры, которые зарегистрированы на территории этих государств. Таким образом, процесс до­ступа к виртуальному пространству Интернета оказывается полностью подвержен юрисдикции того государства, где осу­ществляется доступ к сети. Совсем иначе обстоит дело с вир­туальным пространством, где, собственно, и происходят все отношения, называемые «интернет-отношениями».

М.Кастельс пишет: «Что характеризует новую систему коммуникаций, основанную на цифровой, сетевой интегра­ции множества видов коммуникации, - это её включение и охват ею всех проявлений культуры. Благодаря её существо­ванию, все виды сообщений в обществе нового типа работа­ют в бинарном режиме: присутствие или отсутствие в ком­муникационной мультимедиасистеме. Только присутствие в этой интегрированной системе позволяет придать и социа­лизировать сообщение». И далее: «Новая коммуникационная система радикально трансформирует пространство и время, фундаментальные измерения человеческой жизни. Местности лишаются своего культурного, исторического, географическо­го значения и реинтегрируются в функциональные сети или в образные коллажи, вызывая к жизни пространство пото­ков, заменяющее пространство мест. Время стирается в новой коммуникационной системе: прошлое, настоящее и будущее можно программировать так, чтобы они взаимодействовали друг с другом в одном и том же сообщении».

Описывая архитектурные особенности сети Интернета, А. И. Савельев отмечает отсутствие в сети Интернет географиче­ских границ. «События в сети Интернет происходят «везде» и «нигде конкретно», в связи с чем бывает невозможно привя­зать их к конкретному географическому месту, - пишет А. И. Савельев. - Пользователь может легко оказаться на сайте, рас­положенном в другом городе, государстве или на другом кон­тиненте. Более того, как правило, пользователи даже не имеют представления о том, где расположен тот или иной сайт».

В обоих случаях речь идет о так называемом «виртуаль­ном пространстве», созданном посредством объединения раз­розненных компьютеров и компьютерных сетей в единое тех­нологическое целое.

«Термин «Интернет» понимается в юридической литера­туре как информационное пространство, состоящее из трех компонентов:

-      совокупность устройств и правил обмена информацией между ними: структурный костяк, материальное и программ­ное обеспечение, коммуникационные линии, совокупность технологий передачи информации посредством коммуника­ционных линий;

-      собственно, информация, с которой имеют дело эти устройства - контент или же содержание;

-      люди, которые настраивают устройства ради обмена информацией, а затем используют их и отношения, возника­ющие между ними в процессе этого обмена».

Такая трактовка феномена Интернет, которая на наш взгляд наиболее близка к её сути, раскрывает амбивалентную природу Интернет как набора технических устройств и при­нятых правил работы с ними, и собственно информация, с которой имеют дело эти устройства. В правовом смысле эта амбивалентность распадается на техническую составляющую Интернета (так называемую «материальную» часть) и вирту­альное пространство, создаваемое Интернетом для отноше­ний между субъектами права.

Эти свойства Интернета не остались без внимания теоре­тической науки. Сегодня уже есть научные работы на уровне диссертационных исследований (правда, их совсем немного), в которых предметом научного анализа стали техническая (ма­териальная) и виртуальная составляющие Интернета.

Концепция виртуальности, предлагаемая Интернетом, находится вне пределов физической теории и её понятийным аппаратом не объясняется. Иными словами, виртуальность как явление находится вне того физического восприятия мира, к которому мы привыкли и в рамках которого пишутся зако­ны.

Для науки права физическая концепция реальности яв­ляется единственно возможной для существования в ней зако­нов. Виртуальное пространство Интернета предоставляет пра­ву иную, виртуальную концепцию реальности, существенно отличающуюся по своим характеристикам от физической. Не­смотря на очевидные различия (реальное - виртуальное) за­конодатель продолжает применять к виртуальному простран­ству классические нормотворческие установки, принятые для физического пространства. На практике такое положение приводит к тому, что норма закона становится либо чисто декларативной, либо регулирование происходит в рамках ад­министративных мер (закрытие доступа к определенным сер­верам). Это происходит из-за отсутствия научной концепции виртуального пространства. То же самое происходит и в науке - исследователь при анализе виртуального пространства, ко­торый реально не существует, косвенно пользуется классиче­ской концепцией реальности, в которой любой объект «имеет свое место», то есть привязан к определенной топологической точке пространства.

Нормативная установка о связи юридически значимых действий в виртуальном пространстве Интернета с местом на­хождения субъекта на территории определенного государства вытекает из распространенной теоретической ошибки, при­равнивающей виртуальное пространство Интернета к обыч­ному трехмерному пространству. На самом деле виртуальное пространство Интернета представляет собой новую квази­технологическую среду, искусственно созданное простран­ство, где возможно общение, социальные контакты, создание юридических фактов. Но в отличие от реального простран­ства, виртуальное пространство «внетерриториально», оно находится вне географически определенных пространствен­ных точек. Внетерриториальность виртуального пространства выходит за пределы обычных представлений о юрисдикции государства на своей территории, где располагается пользова­тель сети Интернет. Виртуальное пространство сводит на нет пространственную локализацию субъектов права - одного из краеугольных камней института сделок, с которым связаны многие другие элементы этого института. И это виртуальное пространство как производное явление работы технических систем, где производится хранение и обработка информации, ведение бизнеса, социальная коммуникация и т.п. в настоящее время осталось вне пределов нормативного регулирования. Правовая реальность для своего утверждения в обществен­ной жизни применяет силу в виде авторитета писаного права, либо легитимной принудительности системы государствен­ного принуждения. И если материальная часть подчиняется этому, то виртуальное пространство, то есть общественные отношения, складывающиеся в этом пространстве, отрицают директивное управление. Таким образом, можно уверенно сказать, что нормативная концепция права в сфере Интернета действует только при регулировании общественных отноше­ний, связанных с доступом к сети. В виртуальном пространстве этого нет.

Амбивалентность Интернета, признаваемая на практике, требует своего научного признания. И в этом плане современ­ные определения Интернета, данные в разных научных рабо­тах, уже не могут выразить весь комплекс правовых проблем, концентрированно выраженных в этих дефинициях. По этим основаниям в определении Интернета нами предложено вы­разить его амбивалентную природу, и изложить его в следую­щей трактовке:

«Интернет - это глобальный всемирный коммуникацион­ный комплекс технических систем для создания виртуального пространства, а виртуальное пространство - как нематериаль­ная технологическая среда для общественных отношений по поводу имущественных и личных неимущественных благ».

Поэтому применение в дальнейшем термина «Ин­тернет» в целостности в правовом аспекте мы считаем ошибочным. Поскольку основные правовые отношения происходят в виртуальном пространстве Интернета, и юридические факты рождаются в этом пространстве, мы полагаем, что для характеристики правовых явлений в Ин­тернете юридически точным будет предложение «в вир­туальном пространстве Интернета». Таким образом, мы отделяем виртуальное пространство от технической со­ставляющей Интернета, поскольку точность определений в правовой действительности во всех случаях имеет боль­шое значение. И первое, что необходимо сделать в этом на­правлении - это признать, что двойственность Интернета требует создания двух автономных регулятивных систем — первую для регулирования отношений, обеспечивающих доступ к сети, и вторую для упорядочения правовых отно­шений в виртуальном пространстве.

Заключение

В ходе общественного развития складываются опре­деленные производственные отношения, которые, однако, первоначально остаются юридически не закрепленными; при отступлении той или иной стороны от нормального осуществления такого отношения заинтересованная сто­рона не может обратиться к содействию государственной власти (например, к суду), дабы добиться того, что факти­чески стало уже нормальным для отношений такого типа. Отношения эти, по крайней мере на первых этапах своего существования, лишены правового характера, они остаются фактическими.

    Сегодня научное положение Интернета, выражаясь терминами постнеклассической науки, находится на точке бифуркации - точке раздвоения и неединственности про­должения развития. Экстраполяция норм классической правовой парадигмы на Интернет и рассмотрение Интер­нета как стандартного объекта правового регулирования в рамках информационного права не привела к созданию целостной и стройной научной теории Интернета. И если общественные отношения, связанные с доступом в сеть Ин­тернет в достаточной мере урегулированы нормами права, этого нельзя сказать об отношениях в виртуальном про­странстве. По этой причине в настоящее время Интернет за­ставляет научное сообщество прибегнуть к иным вариантам научных исследований, поскольку предлагаемые классиче­ские познавательные установки для научного осмысления феномена Интернета в области виртуального пространства не дают целостного отображения закономерных и суще­ственных связей в рамках публичного, международного или только лишь информационного права. На первый план вы­ступает необходимость системного подхода к проблемам Интернета, исходной позицией которого должна быть зада­ча правового регулирования имущественных и личных не­имущественных отношений, складывающихся в виртуаль­ном пространстве Интернета. Поэтому сегодня очень важно придать дальнейшему развитию Интернет теоретически обоснованное и верное направление. Нужно признать, что теория амбивалентности Интернета, как и любая другая новая теория, не лишена недостатков. Однако теория ам­бивалентности проводит четкий водораздел между обще­ственными отношениями, складывающимися в процессе доступа к сети, и соответственно, подчиненными юрисдик­ции конкретного государства, и общественными отноше­ниями, проистекающими в виртуальном пространстве, где проблема юрисдикции достаточно затруднительна. При таком методологическом подходе к проблеме правового регулирования Интернета возможны поиски нормативного решения проблем, которых Интернет ставит перед научным сообществом.
продвижение сайтов в Новосибирске


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика