Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правоустановление, законотворчество и правовая политика:системный подход к правовому регулированию
Научные статьи
16.06.16 15:34

вернуться

Правоустановление, законотворчество и правовая политика:системный подход к правовому регулированию


ПОЛИТИКА И ПРАВО
Капустина М. А.
1 92 2016
В статье раскрывается проблематика системного подхода к правовому регулированию, исследуется роль и значение законотворчества в едином правовом пространстве. Особое внимание уделяется правовой политике как системе правовых требований и принципов, на основании которых анализируется содержание и применение норм действующего законодательства.



Правовое регулирование как одна из форм социально­го регулирования заключается в воздействии на поведение индивидов с тем, чтобы общественные отношения, реализа­ция прав и обязанностей субъектами права соответствовали требованиям и дозволениям, содержащимся в юридических нормах. В государственно-организованном обществе правовое регулирование связано (но не отождествляется, не совпадает полностью) с деятельностью самых разных государственных органов и должностных лиц. Ведущая роль здесь отводится законодателю, органам конституционного судопроизводства и высшим судебным инстанциям. В российской юридической литературе правовое регулирование чаще всего исследуются в аспекте законодательного упорядочения общественных от­ношений, механизма законодательного (нормативного) регу­лирования. Авторы нередко сужают вопрос о правовом регу­лировании в частно-правовой и особенно публично-правовой сферах до анализа стадий реализации (применения) норма­тивных актов. Аналогичным образом понимают правовое ре­гулирование и в юридической практике.

Нормы права - это всегда нормы общения субъектов, нормы их совместной деятельности и поведения. При этом проблемы участия в процессе правоустановления самих субъ­ектов отношений (индивидов), а также судей при разрешении конкретных споров остаются, как правило, за рамками и те­оретико-методологических, и практически ориентирован­ных рассуждений о современном правовом регулировании. Между тем законодатель не в состоянии предусмотреть в нормативных актах все многообразие общественных отноше­ний, которые могут возникнуть в жизни. Поэтому существу­ют отношения, содержание которых, т.е. субъективные права и юридические обязанности сторон, четко не урегулировано в нормах законодательства. Именно такую ситуацию обычно именуют пробелом в праве (действующем законодательстве). Однако в частно-правовой сфере законодательная неопреде­ленность юридического содержания правоотношения скорее всего будет восполнена соглашением (гражданско-правовым договором) самих сторон правового отношения. А в случае возникновения спора между сторонами правоотношения суд при принятии решения обязан будет исходить из положений такого соглашения (договора) участников гражданско-право­вых отношений.


 

Рассматривая правовое регулирование как механизм перевода норм закона в правомерное поведение конкретных субъектов, саму систему законодательства в российской юри­дической литературе определяют в качестве центрального элемента правовой системы общества, основного инструмен­та правового регулирования. Однако, определяя государство важнейшим субъектом правоустановления, правовую систему приходится рассматривать как государственно-организован­ную систему, сливающуюся по сути с политической системой, центральным субъектом которой также является государство. Правовая система, таким образом, предстает как результат целенаправленного законодательного регулирования обще­ственных отношений государством. Целью правового регу­лирования при таком подходе является воплощение в факти­ческой деятельности организаций, государственных органов, должностных лиц и граждан норм действующего законода­тельства.

Традиционно, особенно в учебной литературе, первым этапом механизма правового регулирования называют из­дание закона. Однако вопросы правовой политики, законо­дательного проектирования, правовой экспертизы норма­тивных актов, мониторинга действующего законодательства и его применения, особенностей правового регулирования в федеративном государстве (многоуровневого законодательства) до настоящего времени практически не рассматрива­лись, а если и рассматривались, то фрагментарно и в связи с другими проблемами. Получался, в некотором смысле, раз­рыв между законотворчеством и правоприменением. Причем выведение проблем правоустановления и законотворчества за рамки системы правового регулирования было неоправданно не только с теоретико-методологической точки зрения, но и с точки зрения самой юридической практики, так как создавало иллюзию самостоятельности и независимости друг от друга субъектов законодательной (правоустановительной) и законо- применительной (правоприменительной) деятельности. Пра­вовое регулирование сводилось к реализации в фактических общественных отношениях норм закона. Законотворческий процесс исследовался вне анализа целей и принципов право­вой политики.

Современная модель правового регулирования, с одной стороны, должна учитывать влияние процессов самооргани­зации общественных отношений на функционирование ме­ханизма государственно-правового регулирования, а с другой, предполагает правовую политику, обеспечивающую систем­ный характер правового регулирования и, следовательно, единство политического, экономического, территориального и языкового пространства правового регулирования. Надо сказать, что термин «пространство» сам по себе не новый в правоведении. Пространство в юридической литературе тра­диционно понимается в формальном аспекте, как территория, на которую распространяется действие (юридическая сила) нормативных актов, изданных разными органами государства, т.е. пространство, на которое распространяется юрисдикция данного государства. Однако «правовое пространство» - по­нятие более широкое. Это сфера правового регулирования, сфера правовых отношений. Таким образом, понятие «про­странство» при обсуждении вопросов правоустановления, законотворчества используется в двух значениях: во-первых, пространство как территория государства, на которую в фор­мально-юридическом смысле распространяется действие законодательства; во-вторых, пространство как сфера право­установления, правового регулирования, т.е. правовое поле, единое пространство правового регулирования.

Одновременно в периодике и публичных выступлениях российских политиков, руководителей органов государствен­ной власти наряду с понятиями «правовая система», «система законодательства», «система нормативных правовых актов» по­лучили распространение понятие «правовое поле». При этом теоретико-методологических исследований термина «право­вое поле», его соотношения с понятиями «правовая система», «правовое пространство», «сфера правового регулирования» почти нет. Это употребляемое, но не унифицированное по­нятия. В настоящее время можно говорить об определенных тенденциях формирования новых для российской науки юри­дических понятий. Следует признать, что зачастую в опубли­кованных работах правовое поле отождествляется с системой нормативных актов и практикой их применения, правовое ре­гулирование - с государственным регулированием, а правовая политика - с государственной политикой. Правовая политика рассматривается как совокупность целей и принципов парла­ментского нормотворчества, получающих свое выражение в действующем законодательстве. Термин «правовое поле» ис­пользуется для описания механизма государственного регули­рования, который охватывает, прежде всего, законы, принятые федеральным и региональными парламентами, и акты при­менения этих законов. Однако этим не исчерпывается смысл понятия «правовое поле». Следует учитывать, что, данное по­нятие ориентирует на расширение круга проблем, связанных с правовой системой общества. Необходимость в новом тер­мине «правовое поле» продиктована, вероятно, стремлением современных исследователей подчеркнуть важность законот­ворческих вопросов для процесса правореализации.

Правовое пространство было бы неправильно рассма­тривать лишь в аспекте единой системы нормативных актов и юридической практики. Представляется возможным фило­софско-правовое осмысление этих терминов. Правовое про­странство - часть социального пространства в целом, наряду с экономической, политической, этической сферами общества. Исследование правовой реальности как объективной реально­сти, существующей по своим законам, не отражает современ­ных методологических тенденций. Формирование понятия «правовое пространство» связано с необходимостью нового подхода к теоретико-методологической проблеме исследова­ния системы правового регулирования.

Термин «правовое пространство» призван подчеркнуть принцип единства, непрерывности и непротиворечивости правового регулирования, начиная с процесса нормообра­зования, законопроектирования. Речь должна идти о такой правовой политике, которая обеспечивает единую систему правового регулирования, согласованность законодательства и практики его применения, т.е. унифицированную (едино­образную) практику применения закона. Для современной России это довольно сложный вопрос, потому что политика обеспечения единого правового пространства, единой право­применительной практики в Российской Федерации должна учитывать культурную, политическую и социально-экономи­ческую специфику и географическую отдаленность друг от друга ее составных частей, например, Калининградской об­ласти (граничащей со странами Западной Европы) и Ленин­градской области (граничащей со Скандинавскими странами). Определенная работа в данном направлении ведется в России на уровне федеральной власти. В частности, реализуется Указ Президента Российской Федерации от 20 мая 2011 г. № 657 «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации».

Отсутствие единства в толковании и применении закона от субъекта к субъекту Российской Федерации связано с целым рядом проблем, например, в судебной практике. Несовершен­ство норм федерального законодательства нередко становится причиной разногласий между судами различных инстанций, когда, как отмечается в статье М.А. Ермолиной, «каждый из органов правосудия придерживается собственной интерпре­тации существа вопроса». Однако одна из важнейших при­чин такого положения дел кроется в законотворческом про­цессе. Принимаются законодательные акты, противоречащие Конституции или противоречащие другим нормативным ак­там того же уровня (другим законам), или внутренне колли­зионные акты. Отсутствует должная система законотворчества (включает в себя законодательный процесс), нет общеобяза­тельных правил юридической техники подготовки концепции закона, написания законопроекта, которые, в конечном итоге, определяют не только технико-юридическое качество закона, но и обеспечивают реализацию правовой политики. Задача обеспечения правового единства России была прямо обозна­чена в известном Указе Президента РФ от 10.08.2000 (с измене­ниями на 18.01.2010 г.) № 1486 «О дополнительных мерах по обеспечению единства правового пространства в РФ». Надо признать, что данный Указ Президента РФ повлиял в извест­ном смысле на правовую терминологию. С момента его опу­бликования понятие «правовое пространство» стало часто употребляться в выступлениях политиков, высших должност­ных лиц России и субъектов РФ, а также в юридической лите- ратуре14. При этом анализ опубликованных выступлений и со­временных специально-юридических исследований позволяет говорить о смысловой тождественности понятий «правовое поле» и «правовое пространство».

Законодательство - это результат рациональной деятель­ности, направленной на упорядочение нормативных предпи­саний. Поэтому система нормативных актов, хотя и должна следовать доктринальным положениям о структурных взаи­мосвязях правовых отраслей, не может копировать структуру системы норм права15. Если система норм права концептуаль­но обоснована современными ей научными представлениями о порядке и средствах регулирования общественных отноше­ний, и в этом смысле носит достаточно консервативный и, в определенном смысле, объективный характер, то система за­конодательства, являясь совокупностью нормативных актов, изданных в одностороннем порядке различными государ­ственными органами, в большой степени подвержена субъек­тивным факторам и обусловлена потребностями современной (текущей) юридической практики, включая деятельность по привлечению лиц, совершивших правонарушения, к юриди­ческой ответственности. В частности, это проявляется в фор­мировании, так называемых, комплексных отраслей законода­тельства, которые объединяют нормативные правовые акты, содержащие нормы разной отраслевой принадлежности.

Правовое регулирование - сложная система, охватыва­ющая разные средства воздействия на поведение человека16. Законотворчество - важная часть процесса правового регули­рования в современном обществе. Вероятно, одно из главных отличий законодательного регулирования общественных от­ношений заключается в том, что законотворчество должно но­сить рациональный характер, быть целеположенным и целе­направленным, концептуально обоснованным. В российском правоведении всегда указывалось на то, что правовое регули­рование не исчерпывается лишь формально-юридическим аспектом реализации (применения) правовых предписаний, сформулированных в законодательстве. Свести весь процесс правового регулирования исключительно к законодательному (государственному), а, следовательно, -рациональному упо­рядочению общественных отношений невозможно в той же мере, в какой невозможно все разнообразие человеческого по­ведения (проявления человека вовне) свести исключительно к системе рациональных целенаправленных предсказуемых по­веденческих актов. Поэтому современная правовая политика в России может обеспечить эффективность законодательного регулирования, только учитывая влияние процессов самоор­ганизации общественных отношений в системе правового ре­гулирования.

Кроме того, поведенческая установка (готовность к опре­деленному юридически значимому поведению) формируется в правовом сознании индивида под воздействием не только ра­циональных, но и иррациональных явлений таких, как право­вые идеи, правовые принципы, традиции правовой культуры. Именно правосознание определяет эффективность правового регулирования, практическое воплощение закона в жизнь. Связано это с тем, что правовое регулирование предполагает осознание субъектами права своих правомочий и обязанно­стей. А осознание прав и обязанностей индивидами основы­вается на воздействии на них всех правовых явлений. Нормы права формируют общественные отношения до известного предела. Большую роль в правовом регулировании играет правосознание индивида. Правосознание не просто выражает отношение к действующему законодательству и правопри­менительной практике, не только определяет содержание и результат правоустановления, но и само участвует в правовом регулировании. Точнее, правовое регулирование опосредова­но правовым сознанием, поэтому правовая система формиру­ется не только в результате организованного функционирова­ния механизма государственно-правового регулирования, но и под влиянием неупорядоченных процессов, самоорганизации общественных отношений.

Мониторинг правоприменения должен быть ориентиро­ван, прежде всего, на анализ эффективности применения дей­ствующего законодательства, на сбор и обобщение проблем, возникающих в связи с реализацией человеком своих прав. Выявление актуальных проблем, подлежащих мониторингу, требует организации и проведения психологических и соци­ологических исследований. Современная правовая политика должна основываться на результатах мониторинга правопри­менения. Правовое регулирование эффективно тогда, когда оно чутко к актуальным проблемам реальных общественных отношений.

В современных исследованиях правоустановления, зако­нотворчества, правового регулирования акцент делается на формально-догматическом анализе действующего законода­тельства. Выводы формулируются на основе обобщения зако­нодательных положений. Вопросы правовой политики, кри­терии правового (или не правового) характера закрепленных в законодательстве составов правонарушений, правовой смысл мер государственного принуждения, процедур возложения юридической ответственности, как правило, не рассматрива­ются. В результате, исследование сводится к юридико-техни­ческому анализу и обоснованию (объяснению, толкованию) статей закона, законодательных терминов, установлению про­белов и коллизий между законоположениями.

Представляется, что исследование системы правового регулирования без обсуждения правовой политики будет не полным и не актуальным. Именно правовая политика должна обеспечить сочетание теоретического и эмпирического уров­ней исследования, единство догматической юриспруденции, философии и социологии права. Однако, например, вопросы правовой политики в сфере установления и реализации юри­дической ответственности на общетеоретическом уровне, как правило, не рассматриваются. В отраслевых исследованиях правовую политику зачастую отождествляют с государствен­ной политикой в той или иной области законотворчества и анализируют цели и задачи конкретных законов. Вопросы правовой политики привлечения к юридической ответствен­ности в определенной сфере общественных отношений, прин­ципы отраслевой юридической ответственности рассматрива­ются с точки зрения действующего законодательства.

Правовая политика предполагает анализ и оценку содер­жания норм действующего законодательства на основе систе­мы правовых требований и принципов, которые обоснованы в современной философии и социологии права, например, принципа верховенства прав человека, критериев эффектив­ности мер государственного принуждения. Тогда правовая по­литика может выступать необходимым «мостиком», между философией права и догмой права, обеспечить философско­правовое обоснование требований к правовому содержанию норм законодательства, способствовать конкретизации фило­софско-правовых положений в юридических конструкциях, моделирующих составы правонарушений, порядок и про­цедуры привлечения к юридической ответственности, право­субъектность сторон охранительного отношения и т.д. Об этом размышлял еще Р. Иеринг, указывая на то, что задача юри­спруденции - перевести понятие с языка философа права на язык законодателя и судьи, например, философско-правовую идею совершеннолетия, заключающуюся в зрелости умствен­ного развития и в зрелости характера, которую невозможно применить на практике, заменить числом, т.е. возрастом де­еспособного физического лица. В данном примере «потеря в правильности и корректности мысли уравнивается практиче­ской применимостью ее».

В процессе правового регулирования удовлетворяются интересы и потребности личности, преодолеваются юриди­ческие конфликты и коллизии, разрешаются правовые споры и т.д. Правовое регулирование должно быть направлено на жизненные ситуации, которые требуют разрешения при по­мощи специально-юридических средств, а не каких-то других. Но используемые специально-юридические средства («юри­дический инструментарий») должны образовывать систему (целостность) правового регулирования, а не являться простой совокупностью норм, принципов, юридических фактов, пра­воприменительных актов и др. «юридических инструментов».

    Необходимо определить место правоприменительной дея­тельности в правовом регулировании. Наиболее подробно разработан и законодательно закреплен правоприменитель­ный процесс, связанный с привлечением правонарушителей к юридической ответственности. Правоприменительные акты в гражданско-правовой сфере, в сфере трудовых отношений исследованы не достаточно полно. Нет единодушия и в опре­делении специфических признаков правоприменительной деятельности, понятия и видов правоприменительных актов, субъектов правоприменения. Правоприменение предполага­ет реализацию нормы права в виде исполнения предписаний правоприменительного акта в фактических действиях субъек­тов. От государства зависит решение вопроса о том, в каких случаях правоприменение является обязательной, а в каких факультативной формой реализации объективного права. В ходе правоприменения лишь подтверждается возможность осуществления материального права или обязанности. Акт применения права есть персонифицированное правовое ос­нование для удовлетворения индивидуальных потребностей и интересов. Таким образом, правоприменение заключается в наделении персонально указанных лиц конкретными субъ­ективными правами и возложении на них соответствующих юридических обязанностей. В этом смысле, обязательным эле­ментом правового регулирования правоприменение должно быть не во всех случаях правореализации.

Правовое регулирование должно охватывать не все обще­ственные отношения, не любые жизненные обстоятельства, а только те, которые в данных социально-культурных услови­ях нуждаются в юридическом воздействии. Иными словами, одна из задач правовой политики - определить сферу право­вого регулирования, т.е. тот круг общественных отношений, виды деятельности человека, которые можно и нужно урегу­лировать специальными правовыми средствами.

Право и политика



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика