Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Борьба с экстремизмом: актуальная проблема повестки дня ООН
Научные статьи
20.06.16 13:14

Борьба с экстремизмом: актуальная проблема повестки дня ООН




МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Абашидзе А.Х., Мельшина К.Ю.
Борьба с экстремизмом: актуальная проблема повестки дня ООН
В настоящей статье предпринята попытка проследить появление и модификацию в международных правовых актах и документах, принятых главными и функциональными органами ООН и другими международными организациями экстремизма, в качестве угрозы международной безопасности, и выяснить его суть с помощью анализа национального законодательства и доктрины.

Борьба с терроризмом и экстремизмом стала не только актуальным, но и постоянным вопросом повестки дня глав­ных и функциональных органов Организации Объединенных Наций. На этом фоне следует заметить, что первоначально усилия ООН полностью были направлены на борьбу с тер­роризмом и несмотря на отсутствие согласованного понятия «терроризма», ей удалось принять более десятка важных кон­венций по борьбе с различными актами, которые квалифи­цируются в качестве террористических, начиная с Конвенции о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов 1963 г., и заканчивая Конвенцией о борьбе с незаконными актами в отношении международной гражданской авиации 2010 г.

Обращает на себя внимание тот факт, что ООН в начале делала акцент на борьбу с экстремизмом в контексте борьбы с терроризмом, последнее время борьба с экстремизмом полу­чает относительно самостоятельное направление деятельности ООН. Подтверждением этого является заявление Генерально­го Секретаря ООН от 15 января 2016 г., в котором экстремизм рассматривается в качестве отдельной угрозы международно­му миру и безопасности.


 

отличается тем, что органы ООН активизировали борь­бу с терроризмом и экстре­мизмом, несмотря на то, что международному сообще­ству не удается согласовать общепринятое определение «терроризма». Последняя надежда - процесс выработки Про­екта всеобъемлющей конвенции по международному терро- ризму6, инициированного Индией в 1996 году, также столкнулся с разногласиями в подходах государств к определению «терроризма», и к вопросу осоотношении терроризма с «правом народов на самоопределение».

В контексте сказанного возникают закономерные вопро­сы: какова перспектива по выработке общепринятого опреде­ления экстремизма? Не ждет ли этот вопрос такая же учесть, как и определение терроризма?

Отвечая на эти вопросы, следует напомнить о резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, в которой впервые употребля­ется экстремизм наряду с терроризмом. В соответствующей резолюции Генеральная Ассамблея ООНвыражает глубокую озабоченность тем, что «во многих регионах мира все чаще со­вершаются акты терроризма, в основе которых лежит нетер­пимость и экстремизм». В этом документе ООН экстремизм впервые определяется, как угроза международному миру и безопасности.

С этого момента экстремизм стал часто отражаться в ре­золюциях, принятых ГА ООН. В этом отношении можно на­звать резолюциюГА 58/174 от 22 декабря 2003 г., посвященную «Правам человека и терроризму», в которой, в частности, ска­зано: «на заре XXI века мир является свидетелем исторических и далеко идущих преобразовании, в ходе которых силы агрес­сивного национализма и религиозного и этнического экстре­мизма продолжают бросать новые вызовы».

Среди принятых ГА ООН резолюции, следует выделить резолюцию ГА 60/288, в которой содержится «Глобальная контртеррористическая стратегия ООН». Данный документ является актом ООН, определяющимрамки и концепцию ООН по противодействию терроризму. В нем подчеркивает­ся необходимость «стремиться к осуществлению и усилению программ развития и социальной" интеграции на всех уровнях как самоцелеи, признавая, что успех в этои области, особенно в вопросах, касающихся безработицы среди молодежи, мо­жет содеиствовать сокращению масштабов маргинализации и связанного с этим чувства отчуждения, которые подпитывают экстремизм и способствуют вербовке террористов».

Резолюции, принятые в последние два года Генеральной Ассамблеей ООН в этой сфере отличаются тем, что в них от­дельно выделяется новый вид экстремизма под английским названием «violentextremism». Например, резолюция ГА 68/127, принятая 18 декабря 2013 г., озаглавлена как: «Мир против насилия и насильственного экстремизма». В данной резолюции отмечается то, что «насильственныи экстремизм вызывает серьезную общую обеспокоенность всех государств- членов, поскольку он ставит под угрозу безопасность и благо­получие человеческих обществ». В ней подчеркивается, что «не существует никакого оправдания для насильственного экстре­мизма независимо от его мотивов».Следует также обратить внимание на то, что данная резолюция всецело посвящена насильственному экстремизму, и, таким образом, является первым документом ООН направленнымисключительно на борьбу с экстремизмом. В другой резолюции 68/276 от 13 июня 2014 г. ГА ООН «встревожена актами нетерпимости, насильственного экстремизма, насилия, включая насилие на религиознои почве, и терроризма в различных частях мира, которые ведут к гибели ни в чем не повинных людеи, разрушениям и перемещению людеи, и отвергает применение насилия, независимо от его мотивов».

В борьбе с экстремизмом активно подключился и Совет ООН по правам человека (СПЧ), созданный в 2006 г. взамен

Комиссии ООН по правам человека и действующий под кон­тролем ГА ООН. В резолюции ГА ООН 30/15«Права человека и предупреждение насильственного экстремизма» отражено мнение СПЧ о том, что «акты, методы и практика насильствен­ного экстремизма во всех их формах и проявлениях являются деятельностью, которая направлена на подрыв осуществления прав человека и основных свобод, подрыв территориальнои целостности и безопасности государств и дестабилизацию легитимно сформированных органов власти, и что междуна­родному сообществу следует предпринять необходимые шаги для укрепления сотрудничества в деле предотвращения на­сильственного экстремизма и борьбы с ним».

В начале этого года, а точнее 15 января 2016 года Генераль­ной Ассамблеей ООН был одобрен, подготовленный Гене­ральным секретарем ООН «План действий по предупрежде­нию воинствующего экстремизма» (далее - План действий). В Плане действий анализируются факторы и условия, спо­собствующие перерастанию воинствующего экстремизма в терроризм. В документе отмечается, что «воинствующии экс­тремизм — явление многоплановое, которое не имеет четкого определения. Оно не является ни новым, ни присущим только какому-либо конкретному региону, национальности или си­стеме веровании». План действий содержит не только пере­чень условий и факторов, которые способствуют воинствую­щему экстремизму, но и его последствия, которые подрывают усилия по поддержанию мира и безопасности, устойчивого развития, обеспечения защиты прав человека и верховенства права. Основная задача в борьбе с экстремизмом по Плану действий сводится к искоренению причин его зарождения и распространения. Основная часть рассматриваемого докумен­та, содержит рекомендации по предотвращению экстремизма и меры, предназначенные для принятия, по таким направле­ниям, как: диалог и предотвращение конфликтов; укрепление благого управления, защиты прав человека и верховенства за­кона; вовлечение общества; расширение прав и возможностей молодежи;образование, развитие профессиональных навыков и облегчение трудоустройства, средства коммуникации, ин­тернет и социальные сети.

Представляя План действий Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил: «единого подхода к борьбе с воинствую­щим экстремизмом нет. Но мы знаем, что экстремизм процве­тает в ситуации, когда нарушаются права человека и игнори­руется стремление людей, особенно молодежи, участвовать в жизни общества и иметь перспективы и цель в своей жизни».

Борьба с экстремизмом также является приоритетным вопросом повестки дня Совета Безопасности ООН. В резолю­ции 2178 (2014 г.) Совет Безопасности ООН констатирует, что «угроза экстремизма становится более рассредоточенной», и следовательно «противодеиствие насильственному экс­тремизму, которыи может служить питательнои средои для терроризма, в том числе предотвращение радикализации, вербовки и мобилизации лиц в террористические группы и в ряды иностранных боевиков-террористов, является одним из существенно важных элементов усилии' по противодействию угрозе международному миру и безопасности, создаваемой иностранными боевиками- террористами». В связи с этим СБ ООН призывает государств-членов ООН активизировать уси­лия по противодействию насильственному экстремизму и «... рекомендует им взаимодействовать с соответствующими мест­ными общинами и неправительственными структурами в раз­работке стратегии' противодействия распространению идеи' насильственного экстремизма, которые могут подталкивать к совершению террористических актов, устранять условия, спо­собствующие распространению насильственного экстремизма, который может служить питательной средой для терроризма, в том числе путем расширения прав и возможностей моло­дежи, семей, женщин, лидеров в сферах религии, культуры и образования и представителеи всех других соответствующих групп гражданского общества», и предлагает государствам «выработать целенаправленные подходы к противодействию вербовке сторонников такого насильственного экстремизма и поощрению социальной интеграции и единства.».

В резолюции 2195 (2014 г.) Совет Безопасности ООН подтверждает наличие проблем в сфере предотвращения фи­нансирования терроризма и насильственного экстремизма и вербовки новых субъектов для совершения террористических актов, а также осуждает любую внешнюю поддержку терро­ристических и экстремистских группировок и особо подчер­кивает, что «.совокупное воздеиствие терроризма, воинству­ющего экстремизма и транснациональной организованной преступности может усугубить конфликты в затрагиваемых регионах, в том числе в Африке.».

Совет Безопасности ООН в резолюции 2249 (2015 г.), вы­сказывает свою обеспокоенность действиями «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ, также известное как «Даиш»), выражающимися в том, что данное террористиче­ское образование «.проповедует насильственную экстре­мистскую идеологию, совершает террористические акты, продолжает грубые, систематические и масштабные нападе­ния на гражданское население, ущемления прав человека и нарушения международного гуманитарного права, в том чис­ле движимые религиозными или этническими мотивами, за­нимается уничтожением культурного наследия и незаконным оборотом культурных ценностей, а при этом контролирует значительные части территории Ирака и Сирии и находящи­еся там природные ресурсы и осуществляет вербовку и обуче­ние иностранных боевиков-террористов, от которых исходит угроза, затрагивающая все регионы и государства-члены, даже расположенные далеко от зон конфликта». Совет Безопасно­сти ООН квалифицирует эти преступления в качествеглобаль- ной и беспрецедентной угрозы международному миру и без- опасности.

Не имея общепринятого международно-правового опре­деления «терроризма» попытаемся выяснить характерные признаки явления «экстремизм», против которого уже приня­то множество актов ООН и других организаций.

Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова опреде­ляет «экстремизм», как латинское слово extremus - крайний, что означает приверженность к крайним взглядам, в основном в политической сфере.

В Оксфордском английском словаре (OxfordEnglishDi- ctionary) под словом «экстремист» (exteremist) понимается лицо, которое придерживается краиних политических и ре­лигиозных взглядов. Как видим, в упомянутых двух словарях подход к рассматриваему явлению различается: в словаре рус­ского языка за основу берется явление «экстремизм», а в ан­глийском словаре - «экстремист». При этом в последнем на­ряду с политическими охватываются и религиозные крайние взгляды.

Кембриджский словарь (CambridgeAdvancedLearner's Dictionary&Thesaurus) определяет «экстремиста», как лицо, убеждения которого являются необоснованными и неприем­лемыми для большинства. Наряду с этим, «экстремизм» опре­деляется, как факт существования данного лица - экстремиста, в обществе.

В Американском толковом словаре Мерриама-Вебстера (Merriam - Webster'sDictionary) «экстремизм» понимается в уз­ком и широкомсмысле: «экстремизм» - это вера и поддержка идей, которые далеки от того, что большинство людей считает правильным и разумным, а в широком понимании «экстре­мизм» - это крайнее состояние бытия, поддержка и пропаган­да экстремальных мер.

Первым международно-правовым актом, который обя­зывает государств-участников бороться с экстремизмом, яв­ляется Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепа­ратизмом и экстремизмом25, принятая в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) 15 июня 2001 г. Следует подчеркнуть, что в этом региональном акте предпринята попытка государств бороться с такими угрозами, как «тер­роризм» и «экстремизм», подчеркивается взаимосвязь этих преступлений. Данная конвенция отличается и тем, что в ней даются определения указанных явлений: под «терроризм» подпадают прежде всего те деяния, которые признаются пре­ступлениями в существующих международных договорах (эти международные договоры перечислены в Приложении к Кон­венции), а также деяние, определенное самой Конвенцией, а именно: « любое деяние, направленное на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных дей­ствиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, а также нанести значи­тельный ущерб какому-либо материальному объекту, равно как организация, планирование такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население, нарушить общественную безопас­ность или заставить органы власти либо международную ор­ганизацию совершить какое-либо действие или воздержать­ся от его совершения, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон» (ст.1 Конвенции). Под «экстремизмом» согласно Шанхайской Конвенции понимается какое-либо деяние,«направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституцион­ного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вы­шеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в со­ответствии с национальным законодательством Сторон» (ст.1 Конвенции).

Конвенция Совета Европы о предупреждении террориз­ма 2005 г. (CETSNo.196), а также Дополнительный протокол к ней от 19 мая 2015 г. не содержат упоминаний об экстре­мизме. Для борьбы с экстремизмом в 2015 году был отдельно разработан План действий по борьбе с насильственным экс­тремизмом и радикализацией, ведущей к терроризму. План действий направлен на укрепление правовой базы по борьбе с терроризмом и насильственным экстремизмом, а также на предотвращение насильственной радикализации в школах, тюрьмах и Интернете. План действий предусматривает меры по предотвращению насильственной радикализации, а также меры по повышению потенциала общества в отвержении всех форм экстремизма. В этих усилиях больший акцент должен быть сделан на предотвращение распространения экстремист­ских взглядов и вербовки боевиков через новые коммуникаци­онные сети».В компетенции Комитета экспертов по борьбе с терроризмом (CODEXTER), входят такие вопросы как: раз­работка рекомендаций государствам-членам Совета Европы по борьбе с терроризмом, рассмотрение проблем радикали­зации и экстремизма, оценка возможных пробелов в правовой базе в области предупреждения и пресечения терроризма и экстремизма.

В рамках Содружества независимых государств (СНГ) в 2005 году была разработана Концепция сотрудничества госу- дарств-участников в борьбе с терроризмом и иными насиль­ственными проявлениями экстремизма. Основными целями сотрудничества согласно Концепции, являются:

-      обеспечение защиты государств-участников СНГ, их граждан и других лиц, находящихся на их территориях, от угроз терроризма и экстремизма;

-      ликвидация угроз терроризма и экстремизма на терри­ториях государств-участников СНГ;

-      создание атмосферы неприятия терроризма и экстре­мизма в любых их формах и проявлениях;

-      выявление и устранение причин и условий, способству­ющих возникновению и распространению терроризма и экс­тремизма на территориях государств-участников СНГ, а также ликвидация последствий преступлений террористического и экстремистского характера;

-      выработка согласованных подходов государств-участни- ков СНГ к вопросам борьбы с терроризмом и экстремизмом, в том числе по вопросам их предупреждения;

-      совершенствование правовой базы сотрудничества в борьбе с терроризмом и экстремизмом, развитие и гармони­зация национального законодательства государств-участников СНГ с принципами и нормами международного права;

-      усиление роли государства как гаранта безопасности личности и общества в условиях нарастающих угроз террориз­ма и экстремизма;

-      повышение эффективности взаимодействия компетент­ных органов по предупреждению, выявлению, пресечению и расследованию преступлений террористического и экстре­мистского характера, выявлению и пресечению деятельности организаций и лиц, причастных к осуществлению террори­стической и экстремистской деятельности, а также по проти­водействию финансированию терроризма;

-      реализация государствами-участниками СНГ междуна­родно-правовых норм по противодействию финансированию терроризма и экстремизма.

Сотрудничество государств-членов СНГ в борьбе с терро­ризмом и насильственными проявлениями экстремизма осно­вывается на таких принципах, как:

-      строгое соблюдение общепризнанных принципов и норм международного права;

-      противодействие применению в международных уси­лиях по борьбе с терроризмом и экстремизмом практики «двойных стандартов»;

-       обеспечение неотвратимости ответственности как физи­ческих, так и юридических лиц за участие в террористической и экстремистской деятельности;

-      комплексный подход к противодействию терроризму и экстремизму с использованием всего арсенала превентивных, правовых, политических, социально-экономических, пропа­гандистских и прочих мер и др.

Для выяснения ключевых элементов определения «экс­тремизма» необходимо проанализировать национальное за­конодательство государства по борьбе с экстремизмом. В свя­зи с этим обратимся к положениям Федерального закона РФ «О противодействии экстремистской деятельности» 2002 г., который выделяет различные признаки экстремизма, такие, например, как:

-      насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности государства;

-      возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

-      нарушение прав, свобод и законных интересов челове­ка и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

-      воспрепятствование законной деятельности государ­ственных органов, органов местного самоуправления, изби­рательных комиссий, общественных и религиозных объеди­нений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

-       финансирование указанных деяний либо иное содей­ствие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и матермально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг.

В 2013 году, Президентом РФ была утверждена Концеп­ция общественной безопасности в Российской Федерации, со­гласно которой «одним из основных источников угроз обще­ственной безопасности является экстремистская деятельность националистических, религиозных, этнических и иных орга­низаций и структур, направленная на нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации, деста­билизацию внутриполитической и социальной ситуации в стране. Особую озабоченность вызывает распространение экс­тремистских настроений среди молодёжи».

Согласно Стратегии противодействия экстремизму в Рос­сийской Федерации, идеологическая составляющая экстре­мизма основана на системе взглядов и идей, представляющих насильственные и противоправные действия, как средство раз­решения социальных, расовых, национальных, религиозных и политических конфликтов 33, что является формирующим компонентом для создания экстремистских организаций. А проявляется экстремизм, как общественно опасные и проти­воправные деяния, с обязательной идеологической составля­ющей.

В соответствии с Военной доктриной Российской Федера­ции одной из военных опасностей и военных угроз для нашей страны является «.. .растущая угроза глобального экстремизма (терроризма) и его новых проявлений в условиях недостаточ­но эффективного международного антитеррористического со­трудничества, реальная угроза проведения терактов с приме­нением радиоактивных и токсичных химических веществ.», а также «.наличие (возникновение) очагов межнациональ­ной и межконфессиональной напряженности, деятельность международных вооруженных радикальных группировок, иностранных частных военных компаний в районах, приле­гающих к государственной границе Российской Федерации и границам ее союзников, а также наличие территориальных противоречий, рост сепаратизма и экстремизма в отдельных регионах мира.».

Для выяснения ключевых концептуальных аспектов свя­занных с экстремизмом, следует ознакомиться с наработками доктрины гуманитарного профиля применительно к харак­терных признакам экстремизма.

Например, характерным признаком «политического экстремизма» называется его направленность на изменение государственного строя нелегитимным и насильственным ме­тодом. Профессор Ковалев В.С. определяет «политический экстремизм», как систему взглядов, идеи, позиций и действий общественных объединений и политических партий вне об­щепринятых норм морали и права.

Характерными признаками «религиозного экстремизма» называются: нетерпимость к представителям других религий, приверженность к крайним толкованиям вероучений, от­рицание иных идеалов и взглядов. По мнению профессора Муминова А.И., «религиозный экстремизм» формируется, как экспансия религиозных и псевдорелигиозных организаций и систем, формируя свои модели социального устройства и поведения индивидов, а в ряде случаев предлагает свои альтернативные модели глобализации.

Под «национальным экстремизмом» подразумевается защита интересов одной нации воинствующим путем, прояв­ление этнического насилия и неуважение прав других наро­дов. Профессор Линкявичюс О.И считает, что данный вид экс­тремизма, (а именно идеология и пропаганда насилия) особо опасен для многонациональных государств, разрывая страну изнутри.

В последнее время исследователями обозначаются и дру­гие виды экстремизма такие, как: «социальный экстремизм» - посягающий на социальные устои и равенство граждан; «экстремизм в культуре» - возникающий в периодсмены ценностей в обществе; «молодежный экстремизм», «информационный экстремизм».

Прошлый 2015-ый год отметился активизацией внешне­политических инициатив по противодействию насильственно­му экстремизму (violentextremism). В этом отношении следует прежде всего отметить «Вашингтонский саммит», который со­стоялся в феврале 2015, а также 70-ую сессию Генеральной Ас­самблеи ООН. В этом контексте следует напомнить, что ранее использовался просто термин «extremism»; появление новой дефиниции «violentextremism» в документах и заявлениях представляется попыткой выделить новый вид экстремизма, однако, до конца не ясно, с какой целью и почему?

На фоне сказанного обращает внимание следующее об­стоятельство: в США, после проведения «Вашингтонского саммита», сразу была принята Стратегия национальной без­опасности 2015, в которой одним из ключевых вопросов выделяется борьба с экстремизмом. В июне 2015 в Закон о внутренней безопасности 2002 г. (An Act To establish the De­partment of Homeland Security, and for other purposes), также была внесена Поправка 2899 (A BILL To amend the Homeland Security Act of 2002 to authorize the Office for Countering Violent Extremism.). Данной поправкой закрепляется понятие «vio- lentextremism» / «насильственный экстремизм», под которым понимается, идеологически мотивированная террористическая деятельность, и было учреждено специальное Управление по противодействию насильственному экстремизму.

Таким образом, нами видится интересное стечение обсто­ятельств, в принятии Стратегии национальной безопасности США и внесении вышеупомянутой поправки относительно экстремизма в Закон. Более того продвижение внешнеполи­тических инициатив по противодействию «насильственному экстремизму» со стороны США, сопровождается активиза­цией ее деятельности в правозащитной системе ООН: резо­люция Совета по правам человека от 2 октября 2015 «Права человека и предупреждение насильственного экстремизма», была инициирована и поддержана США. При этом обращает на себя внимание тот факт, что в этой резолюции нет четкого определения, что является насильственным экстремизмом и не закреплены основополагающие принципы международ­ного права, такие как: уважение суверенитета и равенства го­сударств; недопустимость вмешательства во внутренние дела государств, которые должны строго соблюдаться в борьбе с экстремизмом. Принятие резолюции в СПЧ, в которой отсут­ствуют базовые принципы международного права, априори, юридически безграмотный ход, однако, что именном скрыва­ется за инициативами США в продвижении начал по борьбе с «насильственным экстремизмом», является ли активность ан­тиэкстремистской тематики в международных отношениях на самом деле отражением объективного нарастания угроз экс­тремизма, результатом искренней обеспокоенности мирового сообщества и его ведущих членов или, это политические игры США и их союзников и очередная попытка навязывания своих геополитических интересов в погоне за мировым лидерством, вопрос пока остается открытым.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика