Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Распределительный принцип обеспечения нуждающихся жилыми помещениями и формирование института жилищных льгот в советском государстве довоенного периода
Научные статьи
04.07.16 10:55

Распределительный принцип обеспечения нуждающихся жилыми помещениями и формирование института жилищных льгот в советском государстве довоенного периода


ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Попов М.Ю.,Упоров И.В.
2 93 2016
В статье раскрываются особенности жилищной политики советского государства довоенного периода (1917–1945 гг.) в части распределения жилого фонда среди нуждающихся и введения разного рода жилищных льгот. Авторы анализируют соответствующие правовые акты, правоприменительную практику. Делается вывод о том, что распределительный принцип обеспечения нуждающихся жильем и жилищные льготы использовались советской властью для решения общественно-политических и социально-экономических задач, укрепления социалистического строя.

В результате обобществления городского жилого фонда после Октябрьской революции 1917 г. коренным образом из­менились жилищные отношения. Новая жилищная полити­ка советской власти предполагала выделение жилья для нуж­дающихся по усмотрению самой власти, и в этом контексте власть использовала монополию на жилье, возникшую после экспроприации жилого фонда у его собственников (исключе­ние составляли крестьяне), для решения социально-экономи­ческих задач, связанных с необходимостью притока рабочей силы в города в рамках проводимого курса на индустриализа­цию, кроме того, эта монополия позволяла манипулировать людьми и по другим вопросам (стимулировать к более произ­водительному труду, делать более послушными и др.).

При таком подходе одним из существенных аспектов жилищной политики, отражавшим административно-ко­мандную систему управления советским обществом, являлся вопрос распределения жилья и определения некоторых жи­лищных льгот для тех категорий населения, которые, по мне­нию власти, были для нее наиболее полезны. Этот вопрос - о распределении жилья и предоставления (отмены) жилищных льгот - встал в повестку дня для советской власти буквально через несколько дней после революции.

Так, уже 28 октября 1917 г. НКВД РСФСР издает поста­новление, подписанное народным комиссаром внутренних дел А. Н. Рыковым, согласно которому «на время войны и на три месяца по окончании ее семейства всех лиц, состоящих на военной службе, освобож­даются от внесения квар­тирной платы за снимае­мые ими ныне для жилья квартиры, комнаты или части комнат. Примечание. Членами семьи считаются жена и дети (родные и приемные) лица, на­ходящегося на военной службе, а также те из его родных, кото­рые состоят на его иждивении». Однако это освобождение не распространялось на лиц, имеющих более 400 рублей дохода в месяц. Кроме того, «из всех прочих лиц освобождаются на тот же срок от внесения платы за снимаемые ими ныне для жилья квартиры, комнаты и части комнат все, кто имеет дохода менее 400 рублей в месяц <...> При определении величины квартир­ной платы, которая должна приниматься за основание при всех исчислениях, согласно сему Постановлению, должна быть та жилищная плата, какая должна вноситься за данное поме­щение по закону 5 августа 1917 года».


 

Данное Постановление имело силу во всех поселениях не менее чем с десятью тысячами жителей. При этом предписы­валось «предоставить местным самоуправлениям поселений с числом жителей менее десяти тысяч распространить действие сего Постановления и на такие поселения с тем, чтобы одно­временно вводилось там и Положение о примирительных жи­лищных камерах и жилищной инспекции». Несколько позже были определены и другие требования при распределении жилья, в частности, устанавливалась норма в 8 кв. м на одного человека жилой площади.

Как видно, вскоре после установления советской власти в результате Октябрьской революции 1917 г. в области жилищ­ной политики были заданы параметры, которые окажутся по своей сути неизменными на протяжении нескольких десяти­летий. Будучи лишь нанимателями жилых помещений (в те годы чаще применялся термин «квартиросъемщики» и «ком­натосъемщики»), граждане лишались права самостоятель­но решать вопрос об увеличении своего жилища. При этом жилые помещения представлялись по распределению, осно­ванному на экспроприации излишков жилой площади у их бывших собственников. Помимо этого, большевики, пытаясь увеличить принадлежащую государству и подлежащую рас­пределению жилплощадь, в 1918 г. отменили право наследо­вания, и все имущество умерших, если его оценочная стои­мость превышала 10 тыс. рублей, переходило в собственность государства.

Помимо этого, в первые годы функционирования совет­ского государства действовало правило, согласно которому жилплощадь, которая освобождалась после выезда прожива­ющих там лиц, занимали соседи на основании предоставлен­ного права на «самоуплотнение». Это право предоставлялось прежде всего «социально близким» элементам - рабочим и служащим, им могли воспользоваться также представители технической, научной и творческой интеллигенции, кото­рую власть привлекала на свою сторону, в том числе и за счет предоставления жилищных льгот. Вводя для граждан широ­кую возможность самоуплотнения освобождающейся жилой площади, власть в то же время проявляла заботу о тех, кого она привлекала к работе в отдаленных районах, кто находился в отъезде по производственной необходимости. Так, для тех, кто уезжал с постоянного места жительства по трудовым до­говорам, сохранялась жилая площадь на весь срок действия договора. Для тех же, кто оставлял постоянное место житель­ства без трудовой необходимости, жилище сохранялось в те­чение не более трех месяцев. Исключение могло быть сдела­но местными исполнительными органами только учащимся, уехавшим на учебу, учащимся, отъезжающим на каникулы, лицам, отъезжающим в отдаленные местности СССР либо за границу, для продолжительного лечения и некоторым другим категориям. Жилая площадь сохранялась при этом лишь при условии своевременного взноса квартирной платы и других квартирных платежей. Если отсутствующий жилец не возвра­щался в течение установленного срока, то это давало возмож­ность на предъявление иска о выселении его в порядке судеб­ного приказа.

Уплотнение жилого фонда осуществляли местные орга­ны, на которые была возложена обязанность предоставления помещений лицам «трудящихся» категорий, выселяемым из ведомственных домов. Для того, чтобы вселить новых жиль­цов на уже занятую жилую площадь в дома, находящиеся в ведении местных Советов, домоуправления принуждали жильцов, имеющих излишки жилой площади, устанавливать внутриквартирные перегородки с последующим вселением в образовавшиеся комнатушки новых жильцов. У тех жильцов, которые имели излишки жилой площади в виде отдельной комнаты, происходило изъятие этих комнат, с вселением в них семей, перемещаемых из ведомственных домов.

Можно себе представить, как болезненно происходил это процесс для «уплотняемых». Очевидно, это явление настоль­ко противоречило установленному порядку и происходило в таких масштабах, что на уровне российского закона (декрет ВЦИК и СНК РСФСР) было признано целесообразным на­вести в этом деле порядок и отрегулировать ограничения по уплотнению жилья - 18 августа 1926 г. был издан декрет ВЦИК и СНК РСФСР «Об ограничении принудительных уплотнений и переселений в квартирах». Этим документом было отмене­но ранее принятое правило, а принудительное уплотнение и переселение граждан воспрещалось за изъятиями, которые и устанавливались настоящим Постановлением.

В последующем жилищные льготы определялись раз­личного вида, в частности, действовал значительный по объ­ему блок жилищных льгот, связанных с выделением допол­нительной жилой площади. В данном контексте характерным было изданное в 1930 г. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О праве пользования дополнительной жилой площадью». Здесь в первой же статье указывалось, что правом на дополни­тельную площадь пользуются определенные категории граж­дан, которых было довольно много (14 категория), в том чис­ле лица, страдающие болезнями, перечисленными в особом перечне; работники госучреждений и предприятий, которые занимали ответственные должности, связанные с постоянной работой на дому; военнослужащие определенного комсостава; герои труда; заслуженные деятели науки, искусства и техники; народные и заслуженные артисты Республики; члены обще­ства бывших политических каторжан и ссыльно-поселенцев и общества старых большевиков; изобретатели; научные работ­ники; работники литературного труда высокой квалификации по соглашению; члены коллегии защитников, выполняющие на дому общественную работу по заданиям юридических кон­сультаций и коллективов, а равно по заданиям государствен­ных учреждений; медицинские и зубные врачи; государствен­ные пенсионеры и др.

Дополнительная площадь, сверх установленной общей нормы жилой площади, предоставлялась в виде отдельной комнаты, а при отсутствии отдельной комнаты дополни­тельная площадь предоставлялась в размере 10 квадратных метров. Несколько позже жилищные льготы для военнослу­жащих были значительно расширены9. А с середины 1930-х гг. государство издало целую череду актов, определяющих жилищные льготы для отдельных категорий лиц, которые, по его мнению, в большей мере, чем другие советские граждане, нуждались в улучшении жилищных условий. Сразу следует отметить, что простые рабочие, трудящиеся в число жилищ­ных льготников не попали. А попадали туда в основном ра­ботники творческих профессий. Так, в марте 1933 г. были установлены льготы для научных работников. Мотив один - для «наиболее плодотворной научной деятельности».

Следует заметить, что указанные льготы нередко оказыва­лись малоэффективными. Несмотря на постановления, распо­ряжения, ученых выселяли, к ним подселяли жильцов, делая из их квартир коммуналки. Для разрешения жилищной про­блемы ученых во многих регионах пошли по пути создания жилищных поселков, в которых проживали работники одного предприятия или организации. Так, в Татарстане жилищный поселок Секции научных работников частично помог разре­шить вопрос предоставления жилья ученым. Делались попыт­ки решать проблему жилья ученых через кооперативы. Одна­ко в том же Татарстане кооператив «Научный работник» имел минимальное количество пайщиков из-за нехватки средств, и потому ни одного жилого дома для научных работников по­строено так и не было.

Вслед за учеными свои жилищные льготы в том же объеме («приравнять») получили писатели, и мотив также был сходный - для «наиболее плодотворной литературной деятельности». Затем настала очередь советских композито­ров. После этого власть вспомнила об аспирантах. А в 1935 г. череда подобных актов осчастливила также художников и скульпторов.

Если же взять в совокупности все решения по определе­нию жилищных льгот, то обнаружится чрезвычайно широкий перечень категорий лиц, которым таковые предоставлялись, и невольно возникает мысль о том, что легче, пожалуй, было определить тех, кто не имел никаких льгот. Что касается ак­цента по жилищным льготам на творческую интеллигенцию, то здесь можно усмотреть «прозорливость» власти, а точнее самого Сталина, который, как известно, предпринимал эф­фективные меры кнута и пряника для того, чтобы интеллиген­ция была его союзником, а не оппонентом, и во многом ему в этом удалось - писатели восхваляли советский строй, поэты писали стихи о победоносном шествии Советов, композиторы сочиняли бодрые марши социалистической жизни, скульпто­ры ваяли величественные памятники советской эпохи, ученые по-научному объясняли неизбежность коммунизма во всем мире, и в СССР в первую очередь, и т.д. Жилищная льгота была в числе таких мер - так, получив квартиру, а в придачу еще 20 квадратных метров дополнительной жилой площади, что и по нынешним временам представляет собой мечту мил­лионов, интеллигент, конечно же, не хотел ее терять и не мог не дружить с властью без риска оказаться без крыши над го­ловой.

     Вместе с тем следует отметить, что и простые трудящие­ся в довоенное время также в массовом количестве получали жилплощадь от государства, но, разумеется, с одновременной привязкой к этому жилью либо по месту работы (если жилой фонд был «закрепленным» за госпредприятиями, организа­циями и учреждениями), либо по месту жительства (если это был жилищно-кооперативный жилой фонд), и в любом слу­чае оказываясь в зависимости от власти, которая прямо управ­ляла «закрепленным» жильем и определяла правила для коо­перативного жилья.
 


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика