Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Смешанные договоры с элементами договора подряда
Научные статьи
05.07.16 13:39

вернуться


Смешанные договоры с элементами договора подряда

ТРУДОВОЕ ПРАВО
Сафонова Н.С.
2 93 2016
В статье дана классификация смешанных договоров, включающих элементы договора подряда. На основе судебной практики выявлены некоторые проблемы, возникающие вследствие заключения договоров, сочетающих условия договоров подряда и поставки.


  

Закрепленный в современном гражданском законодатель­стве принцип свободы договора обуславливает возможность заключения не только унитарных, но и смешанных договоров, которые согласно п. 3 ст. 421 ГК РФ могут содержать элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами. Вопрос определения понятия смешанного договора на сегодняшний день является дискуссионным, од­нако отметим только, что в целом мы придерживаемся точки зрения, высказанной Е. В. Татарской: «Элементами, совмеще­ние которых в одном договоре позволяет квалифицировать договор как смешанный, являются предмет договора в сово­купности с особенностями субъектного состава договорного правоотношения, определяющими его выделение в качестве типа (вида) в системе договорных обязательств».

Считается, что смешанный договор по уровню гибкости договорной конструкции, степени нормативной урегулиро- ванности и прогнозируемости правоприменения занимает промежуточную позицию между унитарными (поименован­ными) и непоименованными договорами. Следовательно, бла­годаря своей относительной пластичности и достаточно «без- пробельному» правовому регулированию договоры с такой структурой, как правило, являются наиболее удобными для участников гражданского оборота, особенно для субъектов предпринимательской деятельности.


 

Элементы договора подряда активно включаются в сме­шанные договоры самых разнообразных типов, которые можно квалифицировать по нескольким основаниям. Во-первых, сме­шанные договоры принято подразделять на моно- и полиотрас­левые. Условия моноотраслевых смешанных договоров произ- водны от норм одной и той же отрасли права. Полиотраслевой договор предполагает происхождение составляющих его усло­вий от норм двух или более правовых отраслей (подотраслей). Моноотраслевой смешанный договор с элементами договора подряда может представлять собой как сочетание договоров од­ного договорного типа, так и смешение разных договорных ти­пов. Примером первого случая является смешанный договор, в основе которого лежат договор строительного подряда и договор на выполнение проектных и изыскательских работ. Обязанность по выполнению проектных и изыскательских работ может быть возложена на подрядчика по договору строительного подряда. В этом случае отдельный договор подряда на проектные и изыска­тельские работы, как правило, не заключают, а договором стро­ительного подряда приобретаются черты смешанного договора. К договору второй разновидности можно отнести, например, до­говор подряда, условия которого происходят от норм, регулиру­ющих подряд, а также договор купли-продажи (поставки) или, например, договор возмездного оказания услуг.

В составе полиотраслевого договора возможны такие вари­анты сочетаний, как «частное с частным» (договоры охватываются только подсистемой частного права) или «частное с публичным» (смешиваемые договоры содержат как частно-, так и публично­правовые элементы). Примером сочетания «частного с част­ным» служит договор суррогатного материнства. В соответствии с п. 4 ст. 51 СК РФ между лицами, состоящими в браке (субъекты правоотношений, регулируемых семейным правом), и суррогат­ной матерью заключается соглашение, носящее характер граж­данско-правового договора, который порождает обязательства. Хотя в научной литературе наиболее часто встречается указание на то, что для договора суррогатного материнства характерны черты договора возмездного оказания услуг, существует мнение и об его определенном сходстве с договором подряда в области получения конечного результата в «физическом выражении.

При сочетании «частного с публичным» речь может идти о смешении не только (а) материально-правовых элементов между собой, но и (б) материально-правовых с процессуально-правовы­ми элементами. В качестве примера первого варианта сочетания (а) можно указать соглашение о разделе продукции. Публично­правовая природа таких соглашений обусловлена нормами ад­министративного права. Вопрос о наличии в них тех или иных условий гражданско-правового происхождения на сегодняшний день является открытым, однако в современной науке существу­ет предположение о включении в данные соглашения условий, характерных для договора подряда. Так п. 1 ст. 2 ФЗ «О соглаше­ниях о разделе продукции» предусматривает, что в соответствии с условиями соглашения инвестору предоставляются исключи­тельные права на осуществление работ на переданном на осно­вании лицензии участке по поиску, разведке, добыче минераль­ного сырья. Согласно ст. 7 названного ФЗ работы выполняются в соответствии с программами, проектами, планами и сметами, что свидетельствует о наличии в соглашении о разделе продук­ции такой черты подрядных договоров, как работа по заданию заказчика. Данные работы инвестор осуществляет за свой счет и на свой риск. При определенных допущениях указание на произ­водство таких работ позволяет говорить о наличии в соглашении о разделе продукции элементов договора подряда.

Частным случаем варианта (б) является смешанный до­говор подряда, включающий соглашение о договорной под­судности и/или условие о распределении между сторонами договора возможных будущих процессуальных расходов. Наиболее распространенной на практике из всех вышепере­численных комбинаций (за исключением пророгационного соглашения) представляется сочетание элементов договора подряда с элементами договора поставки.

Проблема квалификации таких договоров является ак­туальной не только для субъектов предпринимательской де­ятельности, но и для правоприменителей. Показательной в этом смысле представляется история рассмотрения следую­щего дела. Общество 1 и Общество 2 заключили договор, по условиям которого Общество 1 обязуется поставлять товар, а Общество 2 - принимать и оплачивать его в порядке и на условиях, установленных в договоре, и в подписываемых сто­ронами заказах на производство. Ассортимент, качество, ко­личество, сроки поставки товара, срок оплаты товара, место и способ поставки (доставки) товара согласовываются и указыва­ются сторонами в каждом конкретном заказе на производство.

Общество 2, осуществив частичную выборку изготовленного по его заказу товара, направило Обществу 1 уведомление об от­казе от приобретения оставшейся части товара, предусмотрен­ного в заказе на производство. Общество 1, расценив указанное уведомление как односторонний отказ от исполнения договора, обратилось в суд с требованием о взыскании с Общества 2 при­чиненных отказом убытков, основывая свои требования на ст. 717 ГК РФ («Отказ заказчика от исполнения договора подряда»).

Суды первой и апелляционной инстанций сочли заклю­ченный договор смешанным, указав на сочетание в нем эле­ментов договоров поставки и подряда, поскольку стороны определили, что цена товара включает в себя изготовление, стоимость маркировки и упаковки, все налоги и сборы. Также договором было предусмотрено, что для согласования заказа на закупку Общество 2 передает Обществу 1 заказ на произ­водство с указанием вида, наименования, количества товара, информации о продукции, даты и номера согласованных сто­ронами оригинала макета и чертежа, в соответствии с кото­рыми будет изготавливаться товар. На основании этого суды удовлетворили требования Общества 1, применив положения ГК РФ, регулирующие отношения по договору подряда.

Суд кассационной инстанции, тем не менее, счел, что за­ключенный между сторонами договор не является смешанным и представляет собой рамочный договор поставки, а письмо Общества 2 содержит исключительно отказ от закупки кон­кретной партии товара и не может рассматриваться как отказ от исполнения рамочного договора в целом. Было отмечено, что изготовленный в рамках заказа товар не отвечает призна­кам индивидуально-определенного изделия (как того требует договор подряда), поскольку может быть выпущен в оборот без привязки к определенному субъекту, а стороны уже в момент заключения договора не исходили из эксклюзивности товара.

Другим распространенным случаем является ситуация, когда при заключении смешанного договора стороны неверно определяют границы, в рамках которых происходит регули­рование отношений по каждому из совмещаемых договоров. В качестве примера приведем следующее дело.

Общество 1 и Общество 2 заключили смешанный дого­вор с элементами договоров поставки и подряда, по которому Общество 1 обязалось поставить оборудование в ассортименте, количестве, по цене и на условиях, определенных в договоре, а Общество 2 - принять вышеуказанное оборудование и оплатить его стоимость. Кроме того, в рамках данного договора Общество 1 приняло на себя обязательства по выполнению сопутствующих поставке работ: монтажа, наладки, первичной аттестации обору­дования в соответствии с ГОСТом, первичной поверки системы.

Согласно условиям договора датой фактической поставки оборудования должна была считаться дата подписания акта о приемке выполненных работ (унифицированная форма № КС-2), подтверждающего поставку оборудования и выполнение работ. В связи с тем, что указанный акт был подписан позже установленно­го договором срока, Общество 2 обратилось в суд с требованием о взыскании с Общества 1 неустойки за несвоевременную поставку товара. Суд, однако, проверяя расчет периода просрочки испол­нения обязательства по поставке товара, указал, что условия до­говора, предусматривающие, что документом, подтверждающим исполнение обязательств по поставке оборудования, является акт о приемке выполненных работ, противоречат нормам действую­щего законодательства и правовой природе договора поставки.

Таким образом, очевидно, что, несмотря на преимуще­ства, которые предоставляет участникам гражданского обо­рота смешанный договор, позволяя самостоятельно создавать адекватную их потребностям нормативно-волевую конструк­цию, его успешное использование требует более тщательного анализа всех последствий совокупного регулирования различ­ных по своей правовой природе отношений, в частности и до­статочно высокого уровня правовой грамотности в целом.

 



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика