Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Наказание за незаконные добычу и оборот особо ценных диких животных и водных биоресурсов как критерий оценки общественной опасности
Научные статьи
07.07.16 09:31


Наказание за незаконные добычу и оборот особо ценных диких животных и водных биоресурсов как критерий оценки общественной опасности


ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО
Базаров П. Р.
2 93 2016
Статья посвящена вопросам социальной обусловленности установления наказания в виде лишения свободы за незаконные добычу и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации. Автор на основе сравнительно-правового анализа общественной опасности преступления, предусмотренного ст. 258.1 УК РФ, и экспертной оценки специалистов приходит к выводу, что санкции ст. 258.1 УК РФ нуждаются в совершенствовании с целью повышения эффективности уголовно-правовой охраны особо ценных диких животных и водных биоресурсов.

Как известно, в соответствии со ст. 15 УК РФ все престу­пления подразделяются на четыре категории: небольшой тя­жести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие.

Как справедливо отмечают известные ученые в области уголовного права, в основу данной классификации положен принцип деления преступлений на группы в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния. Право­вым основанием для включения преступления в определен­ную категорию служит установленный в санкции типовой размер наказания в виде лишения свободы. Иными словами - срок лишения свободы, установленный в санкции статьи, является законодательным признанием уровня общественной опасности деяния.

Отнесение деяния к определенной категории имеет важное уголовно-правовое значение. Следует согласиться с мнением авторов, отмечающих, что категоризация престу­плений устанавливает и обеспечивает: дифференциацию от­ветственности и назначение справедливого наказания, усло­вия освобождения от уголовной ответственности и наказания, признание в действиях лица рецидива, назначение вида ис­правительного учреждения и т.д.

 

До введения в действие Федеральным законом от 02 июля 2013 г. № 150-ФЗ ст. 258.1 УК РФ незаконная добыча особо цен­ных диких животных и водных биологических ресурсов, при­надлежащих к видам, занесенным в Красную книгу РФ и (или) охраняемыми международными договорами РФ (далее - осо­бо ценные дикие животные и водные биоресурсы) квалифици­ровалась по статьям 256, 258 УК РФ. Уничтожение критических местообитаний для организмов, повлекшее гибель животных, занесенных в Красную книгу РФ, квалифицируется по ст. 259 УК РФ.

Сравнительный анализ санкций преступлений, предус­мотренных статьями 256, 258, 258.1, 259 УК РФ свидетельству­ет, что на законодательном уровне произошло социально об­условленное признание и закрепление повышенного уровня общественной опасности преступных посягательств на особо ценные виды диких животных и водных биоресурсов по срав­нению с общими видами преступного браконьерства или уничтожения «краснокнижных» животных.

Этот вывод подтверждается данными, приведенными в таблице 1, согласно которым преступления, предусмотренные статьями 256, 258, 259 УК РФ, включая их квалифицированные виды, относятся к преступлениям лишь небольшой тяжести. А деяния, предусмотренные ст. 258.1 УК РФ, в зависимости от обстоятельств их совершения и наличия в них квалифициру­ющих признаков, относятся к категории небольшой тяжести или средней тяжести, либо даже к категории тяжких престу­плений.

Перевод квалифицированных видов посягательств на особо ценные виды диких животных и водных биоресурсов в

Таблица 1. Категории преступлений, сопряженных с посягательством на диких животных, занесенных в Красную книгу РФ

Статья/

часть

ст. 258.1 УК РФ

ст. 256 УК РФ

ст. 258 УК РФ

ст. 259 УК РФ

ч. 1

Преступление небольшой тяжести

Преступление небольшой тяжести

Преступление небольшой тяжести

Преступление небольшой тяжести

ч. 2

Преступление средней тяжести

Преступление небольшой тяжести

Преступление небольшой тяжести

ч. 3

Тяжкое преступление

Преступление небольшой тяжести


более социально опасную категорию преступлений представ­ляется социально обусловленным и вполне обоснованным, так как общественная опасность деяния существенно возрастает при наличии в нем квалифицирующих признаков, предусмо­тренных частями 2 и 3 ст. 258.1 УК РФ.

Социальная обусловленность, по мнению автора данной работы, заключается в том, что подобный подход позволяет в правоприменительной практике в большей мере реализовать принцип справедливости, закрепленный в ст. 6 УК РФ.

Дело в том, что реализация данного основополагающего принципа уголовного права может быть обеспечена только при условии наличия правовой возможности назначения су­дом более строго наказания за деяния, обладающие повышен­ной общественной опасностью.

В Послании Президента РФ В. В. Путина Федеральному Собранию РФ на 2016 год по этому поводу подчеркивается: «Закон должен быть суров к тем, кто сознательно пошел на тяжкое преступление, нанес ущерб... интересам общества и государства. И конечно, закон должен быть гуманен к тем, кто оступился».

Социальная обусловленность признания деяния, пред­усмотренного ч. 2 ст. 258.1 УК РФ в качестве преступления средней тяжести, установления наказания за его совершение до пяти лет лишения свободы подтверждается тем, что на за­конодательном уровне наконец-то удалось разрешить уголов­но-правовую коллизию, которая, к сожалению, до настоящего времени сохраняется в судебной практике применения статей 256 и 258 УК РФ.

Так, согласно п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природо­пользования» в статьях УК РФ, где специально предусмотрена ответственность за преступления, совершенные с использо­ванием служебного положения, содеянное надлежит квали­фицировать только по указанным нормам об экологических преступлениях без совокупности со ст. 201 (злоупотребление полномочиями) или ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями) УК РФ.

Уголовно-правовая проблема коллизионного характера заключается в том, что санкции ч. 1 ст. 201 и ч. 1 ст. 285 УК РФ предусматривают верхний предел наказания - до четырех лет лишения свободы, а в санкциях ч. 3 ст. 256 (незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов, если это деяние совершено лицом с использованием своего служебного поло­жения) и ч. 2 ст. 258 (незаконная охота, если это деяние совер­шено лицом с использованием своего служебного положения) УК РФ предусмотрено максимально возможное наказание в виде лишения свободы - на срок до двух лет.

Следовательно, в вышеназванном постановлении Плену­ма Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. № 21 содержится разъяснение, согласно которому действия должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, совершив­шего экологическое преступление, предусмотренное статьей УК РФ, в которой отсутствует данный квалифицирующий признак (например, статьи 254, 257, 259, 261, 262 УК РФ), будут квалифицироваться по совокупности статьи об ответственно­сти за соответствующее экологическое преступление и ст. 201 УК РФ об ответственности за злоупотребление полномочия­ми или ст. 285 УК РФ об ответственности за злоупотребление должностными полномочиями.

Наказание в этих случаях по совокупности экологическо­го преступления и должностного преступления может соста­вить до четырех (и более) лет лишения свободы.

Однако при аналогичных обстоятельствах максимально возможное наказание за незаконную добычу (вылов) водных биоресурсов с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 256 УК РФ) или незаконную охоту с использованием служеб­ного положения (ч. 2 ст. 258 УК РФ) не будет превышать всего лишь двух лет лишения свободы.

Сложившаяся ситуация свидетельствует о явной недоо­ценке общественной опасности браконьерства, совершенного с использованием служебного положения.

Проведенный в целях получения экспертной оценки опрос 52 дознавателей органов внутренних дел, 38 следовате­лей Следственного комитета РФ, 46 работников прокуратуры, 17 ученых из числа специалистов в области уголовного права показал следующее:

-      66 % респондентов относятся скорее положительно к переводу деяний, предусмотренных ч. 3 ст. 256 и ч. 2 ст. 258 УК РФ, в категорию преступлений средней тяжести и установле­нию верхней границы наказания за их совершение - до пяти лет лишения свободы;

-      12 % респондентов относятся к вышеназванному пред­ложению скорее отрицательно;

-      22 % респондентов относятся к данному предложению безразлично.

Мотивация тех респондентов из общего числа опрошен­ных специалистов в сфере правоприменительной практики и в области теории уголовного права, кто поддерживает такое предложение (66 %), в основном оказалась завязана на ожи­дании более надежной охраны уголовно-правовыми мерами объектов животного мира от посягательств, сопряженных с использованием служебного положения, которые, по мнению респондентов, имеют высокий уровень прецедентности (ши­рокую распространенность).

Более того, те респонденты, кто высказался против пред­лагаемых изменений в отечественное уголовное законодатель­ство (12 %), считают их недостаточными, слишком «мягко-уме­ренными», и полагают, что все преступления, совершенные с использованием служебного положения, должны быть отне­сены к категории тяжких преступлений, за совершение кото­рых следует, по их мнению, установить в соответствии с ч. 4 ст. 15 УК РФ максимальное наказание - до десяти лет лишения свободы.

Следовательно, общее отношение респондентов к перево­ду деяний, предусмотренных ч. 3 ст. 256 и ч. 2 ст. 258 УК РФ, в категорию преступлений средней тяжести и установлению максимально возможного наказания за их совершение до пяти лет лишения свободы, представляется обоснованным оценить в целом как позитивное.

На основании изложенного предлагается принять феде­ральный закон о внесении изменений в УК РФ, согласно кото­рому деяния, предусмотренные ч. 3 ст. 256 и ч. 2 ст. 258 УК РФ перевести в категорию преступлений средней тяжести путем изменения их санкций и установления верхней границы нака­зания за совершение данных преступлений с использованием служебного положения - до пяти лет лишения свободы.

Только в этом случае наказание за указанные деяния будет справедливым, учитывающим повышенную общественную опасность экологических преступлений, предусмотренных статьями 256 и 258 УК РФ, в случаях их совершения с использо­ванием служебного положения.

По мнению автора настоящей работы, принцип, пред­усмотренный в ст. 6 УК РФ о соответствии применяемых уголовно-правовых мер характеру и степени общественной опасности преступления, должен быть положен в основу док­тринальной ревизии санкций норм Особенной части УК РФ.

Подобный подход разделяется как учеными, так и специ- алистами-практиками в сфере борьбы с экологическими преступлениями. Более того, именно такой подход нашел свое закрепление в решениях высшего судебного органа нашей страны - Конституционного Суда РФ.

Говоря о принципе справедливости в уголовном праве, следует согласиться с мнением тех ученых, которые полагают, что эффективный закон должен удерживать от совершения преступлений самой «угрозой» наказания.

Высокий уровень прецедентности незаконных добычи и оборота особо ценных диких животных и водных биоресурсов обусловливает необходимость научного исследования проблемы соответствия санкций ст. 258.1 УК РФ, предусматри­вающей ответственность за посягательства на особо ценные виды диких животных и водных биоресурсов, общественной опасности данных посягательств.

Сложность этой проблемы, имеющей важное научно­практическое значение, заключается в том, что на законода­тельном уровне до сих пор не разработаны единые методы по­строения санкций уголовно-правовых норм. В этой связи УК РФ с момента введения его в действие многократно подвергал­ся заслуженной критике.

Естественно, что создание единой модели построения санкций Особенной части УК РФ в соответствии с принципом справедливости - это концептуальный вопрос, который тре­бует масштабного теоретического осмысления и анализа на монографическом уровне.

Однако в решении поставленной задачи по совершенство­ванию санкций ст. 258.1 УК РФ представляется целесообраз­ным уже сейчас использовать сравнительно-правовой подход, в пользу которого при построении санкций ранее высказыва­лись многие ученые. Подобное сопоставление санкций уго­ловно-правовых норм об ответственности за преступления, характеризующиеся близким уровнем общественной опасно­сти, позволит унифицировать виды и размеры наказаний за совершение данных преступлений.

В юридической литературе в разное время отмечалось, что незаконная добыча диких животных по степени обще­ственной опасности тождественна с преступлениями против собственности (хищениями). По мнению приведенных в сно­ске и других авторов, необходимо уравнять наказания между вышеуказанными преступлениями.

Достаточно веским аргументом в пользу данного предло­жения служит положение, закрепленное в ст. 4 Федерально­го закона от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире», согласно которому животный мир является государственной собственностью. Следовательно, в результате преступлений, предусмотренных ст. 258.1 УК РФ. наряду с посягательством на


Таблица 2. Размеры наказания в виде лишения свободы по ст. 258.1 УК РФ и статьям, устанавливающим уголовную ответственность за хищения чужого имущества

Части статей УК

Размер наказания в виде лишения свободы

ст. 258.1 УК

ст. 158 УК

ст. 159 УК

ст. 160 УК

ст. 164 УК*

основной состав

до 3 лет

до 2 лет

до 2 лет

до 2 лет

до 10 лет

использование служебного положе­ния

до 5 лет

до 6 лет

до 6 лет

деяние, совершенное организован­ной группой

до 7 лет

до 10 лет

до 10 лет

до 10 лет

до 15 лет


* В данный перечень для сравнительного анализа включена ст. 164 УК РФ, поскольку особо ценные дикие живот-ные и водные биоресурсы, также имеют общенациональное и международное значение аналогично историческим, культурным и др. ценностям. Однако основной акцент в работе сделан на сравнении наказаний, предусмотренных статьями 258.1 и 158 УК РФ, т.к. браконьер­ство, как правило, совершается в условиях отсутствия очевидцев и не носит насильственный характер по отношению к владельцам этого имущества. Мошенничество и присвоение вве-ренного имущества в сравнительном анализе использовано в связи с тем, что в данных составах преступлений содержится квалифицирующий признак: совершенное лицом с использованием служебного по­ложения, и по уров-ню общественной опасности данные преступления схожи с кражей.

экологические интересы также причиняется вред экономиче­ским интересам государства, т.к. в результате их совершения из государственной собственности происходит незаконное безвозмездное изъятие объектов животного мира, имеющих существенную материальную ценность.

Так, например, согласно официальной Методике расче­тов размера вреда, причиненного объектам животного мира, стоимость одной незаконно добытой особи дикого животно­го может составлять сотни тысяч рублей, рыночная цена от­дельных видов особо ценных диких животных или их дерива­тов может достигать до миллиона рублей (например, шкура амурского тигра).

Проведенный анализ судебной практики по делам дан­ной категории в форме изучения приговоров судов по фактам совершения преступлений, предусмотренных ст. 258.1 УК РФ, также позволяет утверждать, что незаконные добыча и оборот особо ценных видов диких животных и водных биоресурсов в абсолютном большинстве случаев преследуют корыстную цель и сопряжены с их противоправным и безвозмездным изъятием из среды обитания.

По мнению Пленума Верховного Суда РФ, разграничение браконьерства и хищения чужого имущества заключается в признаке предмета преступления, а именно, нахождение жи­вотного в состоянии естественной свободы или неволе. Так, в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21 указано: «Действия лиц, совершивших незакон­ное завладение с корыстной целью содержащимися в неволе животными, подлежат квалификации как хищение». Следо­вательно, изъятие дикого животного, находящегося в неволе (например, пойманного и находящегося в загоне, силках или капкане), будет квалифицировано как хищение чужого иму­щества, независимо от того, было добыто оно до этого закон­ным или незаконным способом.

Проведенный в целях получения экспертной оценки опрос 52 дознавателей органов внутренних дел, 38 следовате­лей Следственного комитета РФ, 46 работников прокуратуры, 17 ученых из числа специалистов в области уголовного права показал, что 68 % респондентов относятся скорее положитель­но к тому, что схожие признаки состава преступления, пред­усмотренного ст. 258.1 УК РФ, с хищением свидетельствуют о близкой степени общественной опасности данных преступле­ний.

Опрошенными в качестве экспертов респондентами, оказавшимися в числе вышеназванных 68 %, в частности, от­мечалось, что незаконная добыча редких и исчезающих видов диких животных, занесенных в Красную книгу РФ, представ­ляет более высокую общественную опасность по сравнению с хищением домашних животных.

Так, например, в ходе формализованного опроса экспер­тов предлагалось сравнить характер общественной опасности незаконной добычи амурского тигра, белого медведя, леопар­да, снежного барса, с одной стороны, и незаконного завладе­ния бараном, коровой или несколькими гусями - с другой. На поставленный вопрос 2/3 респондентов по данному признаку приоритет отдали в пользу особо ценных диких животных.

Проведенный сравнительно-правовой анализ санкций, точнее - максимальных размеров наказания в виде лишения свободы, с одной стороны, за незаконные добычу и оборот осо­бо ценных диких животных и водных биоресурсов (ст. 258.1 УК РФ), с другой - за хищение чужого имущества (статьи 158, 159, 160, 164 УК РФ), как критерия оценки общественной опасно­сти деяний, позволяет представить результаты в обобщенном виде в нижеприведенной таблице 2.

Данные, отраженные в таблице 2, показывают, что наказа­ние в виде лишения свободы за преступление, предусмотрен­ное ч. 1 ст. 258.1 УК РФ, превышает наказание за неквалифи­цированные кражу, мошенничество и присвоение вверенного имущества.

Следовательно, представляется обоснованным следую­щий вывод: на законодательном уровне общественная опас­ность преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 258.1 УК РФ, оценивается выше аналогичного признака преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 159 и ч. 1 ст. 160 УК РФ.

Тем самым объективно подтверждаются приведенные выше аргументы ученых и практиков о соразмерности обще­ственной опасности указанных преступлений, а в отдельных случаях и более высокой общественной опасности незаконной добычи «краснокнижных» животных.

Вышеизложенное выводит на передний план системную проблему отечественного уголовного законодательства - нака­зание, установленное в квалифицированных составах данных преступлений, противоречит законам логики (закону тожде­ства). Если преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 258.1 УК РФ, законодательно имеет более высокий уровень общественной опасности, чем преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 159, ч. 1 ст. 160 УК РФ, то при наличии тождественных квалифицирующих признаков данное деяние не может стать менее общественно опасным по сравнению с указанными ви­дами хищения. Наиболее отчетливо данная проблема видна при сравнении санкций, установленных за деяния, совершен­ные организованной группой.

Подобная алогичность в оценке общественной опасности квалифицированных составов указанных преступлений свиде­тельствует об отсутствии должной правовой экспертизы при разработке уголовно-правовых норм, включенных в ст. 258.1 УК РФ, и требует внесения соответствующих изменений в санкции данной статьи.

Руководствуясь положениями ст. 6 УК РФ, представляется социально обусловленным и научно обоснованным увеличить верхнюю границу наказания в виде лишения свободы по ча­стям 2, 3 ст. 258.1 УК РФ до уровня наказания, установленного за соответствующие виды квалифицированных хищений (ч. 4 ст. 158, ч. 3, 4 ст. 159, ч. 3, 4 ст. 160 УК РФ). В санкции ч. 2 ст. 258.1. УК РФ установить максимальное наказание в виде лише­ния свободы на срок до шести лет, в санкции ч. 3 ст. 258.1 УК РФ - до десяти лет лишения свободы.

Кроме того, о социальной обусловленности и научной обоснованности сделанных в работе выводов свидетельствует официальная позиция, озвученная министром природных ресурсов и экологии РФ С. Донским, который отметил, что за экологические преступления, совершенные организованной группой, наказание следует увеличить до девяти лет лишения свободы.

Представляется, что подобные изменения позволят при назначении наказания за экологические преступления, пося­гающие на объекты животного мира, объективно оценивать общественную опасность деяния и обстоятельства его совер­шения. В свою очередь, неукоснительное соблюдение прин­ципов уголовного права и назначение справедливого наказа­ния повысит эффективность уголовно-правовой охраны особо ценных диких животных и водных биоресурсов.

экологическое право



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика