Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Возбуждение уголовного дела в системе стадий уголовного судопроизводства
Научные статьи
18.07.16 12:03
вернуться

Возбуждение уголовного дела в системе стадий уголовного судопроизводства



СУДОПРОИЗВОДСТВО
Журба О. Л.
2 93 2016
Рассмотрены вопросы возбуждения уголовного дела как сложного и многогранного правового явления, его сущности как первой уголовно-процессуальной стадии и его места в системе уголовного судопроизводства.


Сущность уголовного процесса проявляется в его направ­ленности на защиту общественного и государственного строя, прав и законных интересов граждан и юридических лиц от преступных посягательств. Содержание уголовного процесса составляет воплощенная в форму правовых отношений дея­тельность органов дознания, досудебного расследствия, про­куратуры и суда, а также других участников процесса, кото­рая направлена на решение соответствующих задач в области борьбы с преступностью.

Деятельность уполномоченных государством органов осуществляется в определенной последовательности и может быть разделена на определенные части, или этапы, которые принято именовать стадиями уголовного процесса.

Стадии являются относительно обособленными частями уголовного процесса. Будучи самостоятельными, они в то же время находятся в тесной связи с другими стадиями, образуя единую систему уголовного процесса.

Важное место института возбуждения уголовного дела в уголовном процессе России подтверждается большим количе­ством монографических исследований ученых как России, так и СНГ. Однако имеющиеся и в настоящее время нарушения прав человека свидетельствуют о наличии множества насущ­ных нерешенных вопросов в теории и практическом их вопло­щении. Все эти обстоятельства подтверждают актуальность разработки, формулирования новых и усовершенствования действующих норм УПК России.


 

Проблемные вопросы, возникающие на стадии возбуж­дения уголовного дела, вызваны тем, что эта стадия является сложным многогранным правовым явлением и как начальная стадия уголовного процесса, и как институт уголовно-процес­суального права, и как отдельный процессуальный акт, и как юридический факт, и как процессуальное решение, которым завершается первая стадия уголовного процесса.

Специфичность этой стадии наглядно иллюстрируется наличием своих задач, своего круга участников и особенностя­ми процессуальной формы, а также видами возможных реше­ний.

Возбуждение уголовного дела как сложное процессуаль­ное явление не всегда имело такое особое значение, как в со­временной действительности. В дореволюционном законода­тельстве термин «возбуждение производства уголовного дела» употреблялся при определении законных поводов к началу следствия, а именно: возбуждение дела прокурором (п. 4 ст. 297 Устава уголовного судопроизводства (1864г.) (далее - УУС), возбуждение дела по непосредственному усмотрению судеб­ного следователя (п. 5 ст. 297 УУС). Тогда это понятие означало «возбуждение дела», то есть было юридическим актом упол­номоченного должностного лица о начале предварительного расследования. Устав регламентировал условия его начала, что в свою очередь зависело от того, кто обнаружил происшествие с признаками преступления (ст. 250, 254 и 258 УУС). В тече­ние суток полиция была обязана сообщить об обнаружения события с признаками преступления судебному следователю или прокурору. При отсутствии признаков преступления ей предписывалось проводить дознание и собирать сведения об обстоятельствах совершения преступления путем розыска, словесного опроса и негласным наблюдением, но не произво­дя ни обысков, ни выемок в домах. После прибытия судебного следователя полиция передавала полномочия по делу и прио­станавливала свою деятельность до получения особых поруче­ний. Надо отметить, что от судебного следователя не требо­валось вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, так же как и факт отказа в его возбуждении не фиксиро­вался в соответствующем процессуальном документе.

Кроме того, УУС 1864 г. называл первую стадию уголов­ного процесса дознанием, которое было действием, от результата которой зависело развитие всего основного процесса. Его сущность заключалась в проверке наличия факта преступле­ния. Уголовно-процессуальная деятельность начиналась с мо­мента получения правоохранительными органами заявления или сообщения о преступлениях. Если проанализировать ст. 250 УУС и решения Объединенного присутствия и Кассацион­ного департамента 1873/9105 (в нем говорится об обязанности полиции, получив заявление частного лица о совершении преступления, выполнить требования ст. 250 УУС независимо от личного взгляда на необоснованность заявления), можно увидеть, что началом уголовно-процессуальной деятельности было получение заявления о преступлении, а специального процессуального акта, который констатировал начало этой деятельности, не предусматривалось.

Положения уголовно-процессуального законодательства советского периода по этому вопросу не отличались от поло­жений УУС 1864 г. Об этом свидетельствует раздел VII «Возбу­ждение производства по уголовному делу» УПК РСФСР 1922 г. (статьи 96—101), который также не предусматривал требова­ния по вынесению постановления о возбуждении уголовного дела.

До принятия УПК РСФСР 1922 г. досудебное производ­ство на территории Российской Федерации регламентирова­лась как УУС 1864 г., так и другими нормативными актами, которые издавались различными органами власти. Такая си­туация мешала системному регламентированию начального этапа уголовного судопроизводства, негативно сказываясь на правоприменительной практике. Зато после вступления в силу УПК РСФСР 1922 г. наметилась тенденция к всесторон­нему упрощению процессуальных форм судопроизводства на всех стадиях, в том числе и на досудебных. Основные причины этого лежали не в правовой, а в общественно-политической плоскости.

Со временем грань между дознанием и досудебным след­ствием была стерта. Однако устранение принципиальных раз­личий между предварительным следствием и дознанием не способствовало усилению процессуальных гарантий.

УПК РСФСР 1923 г. впервые закрепил норму об определе­нии начального момента производства уголовного дела. В ст. 96 УПК РСФСР 1923 г. указывалось, что таким моментом яв­ляется принятие судом, прокурором, следователем и органом дознания дела к своему производству, хотя кодекс не преду­сматривал нормы относительно вынесения об этом постановления.

В 1934 г. Всесоюзное совещание судебно-прокурорских работников рассмотрело вопрос о необходимости вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. Тогда же Н.С. Строгович в системе уголовного процесса выделил са­мостоятельную стадию «возбуждения производства уголовного дела». Это вызвало дискуссию среди ученых на предмет сущности проверки заявлений и сообщений о преступлении. Одни считали, что доследственная проверка представляет со­бой уточнение первичного материала в качестве возможных оснований для возбуждения производства уголовного дела без проведения следственных действий7, другие доказывали, что в стадии возбуждения производства уголовного дела со­ответствующие государственные органы должны рассмотреть вопрос о наличии или отсутствии поводов для начала про­изводства по делу. В частности, В. Познанский указывал, что проверка первичных материалов имеет своей целью не сбор доказательств, а установление наличия оснований для возбуж­дения производства уголовного дела, поэтому считал целесо­образным запретить производство следственных действий для проверки первичного материала.

Положение о вынесении постановления о возбуждении уголовного дела при наличии достаточных данных, указываю­щих на признаки преступления, впервые было закреплено в ст. 112 УПК РСФСР 1960 г. С этого момента производство дознания было возможно лишь после возбуждения уголовно­го дела. Сущность этой стадии заключалась в осуществлении первоначальных неотложных следственных и других процес­суальных действий. Итак, дознание стало не стадией уголовно­го процесса, а формой досудебного расследования.

Анализ генезиса законодательного регламентирования первого этапа уголовного процесса свидетельствует, что вве­дение положения относительно вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, а также выделение в системе уголовного процесса стадии возбуждения дела, закрепило регистрацию заявления в качестве начального момента уго­ловно-процессуальной деятельности. Формой досудебного расследования стало дознание, поскольку деятельность право­охранительных органов до вынесения постановления о возбу­ждении уголовного дела перестали называть дознанием. Дру­гими словами, дознание превратилось в самостоятельный вид основного процесса, перестав быть первой стадией уголовного процесса.

Для сравнения надо заметить, что четкого выделения начального этапа процессуального расследования, в частно­сти как отдельной стадии судопроизводства, не существует в большинстве зарубежных стран. Например, возбуждение про­изводства уголовного дела в США не является одномоментным процессуальным актом, осуществляемым и оформляемым определенным должностным лицом. Эта часть процесса складывается из решений и действий нескольких должност­ных лиц. Однако, это не означает, что в уголовном процессе США отсутствует этап, где бы решался вопрос об основании для начала производства, просто данному виду деятельности не придается значения отдельной стадии процесса.

В отечественных научных источниках, посвященных ис­следованиям в сфере уголовного процесса, существуют мне­ния о необходимости исключения этой стадии уголовного судопроизводства, или наоборот - о необходимости ее со­хранения. Например, Н. Л. Шифман еще в 1957 г. писал, что не имеет никакой нужды в выделении в отдельную стадию возбуждения производства уголовного дела, и не существует оснований искусственно разграничивать возбуждение и пред­варительное расследование на две стадии, тем более что возбу­ждение производства уголовного дела сводится по существу к составлению единственного документа - постановления о воз­буждении уголовного дела. Кому нужна эта микростадия?.

Разделяем и поддерживаем являющуюся доминирую­щей точку зрения о признании возбуждения уголовного дела в качестве отдельной стадии. Очевидно, такой подход объяс­няется стремлением сформировать более надежные гарантии защиты прав личности от необоснованных уголовных рассле­дований. Аргументы на выделение этапа возбуждения уголов­ного дела в отдельную стадию основывается на том, что этот этап имеет определенные задачи, методы, круг участников, специфическую структуру, необходимость принятия реше­ния, которое указывает на дальнейший ход дела, то есть имеет все признаки стадии уголовного процесса.

Уголовный процесс дальнего зарубежья изучается многоми ученими, однако теория и практика ближнего зарубежья, в частности Украины, имеют существенное значение для опре­деления направлений реформирования отечественного уго­ловного процесса.

В рамках рассматриваемой проблематики хотелось бы проанализировать практику применения действующего с 20 ноября 2012 г. Уголовно-процессуального кодекса Украины (далее - УПК Украины), разработанного с учетом положений Конституции и практики Европейского суда по правам чело­века.

Громкой новеллой украинского кодекса является отказ от стадии возбуждения уголовного дела. Досудебное следствие - первая стадия украинского уголовного производства, которая в соответствии со ст. 214 УПК Украины начинается с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР). Начать досудебное расследование в каждом случае непосредственного обнаруже­ния признаков уголовного правонарушения в соответствии со ст. 25 УПК Украины является обязанностью прокурора и сле­дователя, которая должна быть исполнена немедленно, но не позднее 24 часов после подачи заявления, сообщения о совер­шенном уголовном правонарушении, в отличае от предусмо­тренных российским законодателем 3 суток (ст. 144 УПК РФ), предоставленных для проверки сообщения о любом совер­шенном или готовящемся преступлении, и принятии по нему решения. На первй взгляд, данную украинскую норму можно было бы отметить как положительный момент, исключающий волокиту на начальном этапе уголовного производства, что положительно лишь на первый взгляд. Так, возникли вопросы при принятии решений по фактам ненасильственной смерти граждан, поскольку все факты смерти, независимо от характе­ра смерти, должны регистрироваться в ЕРДР, что повлекло за собой всплеск количества зарегистрированных убийств, так с 20.11.2012 по 01.02.2013, т.е. всего два месяца действия кодекса, было зарегистрировано 16 тысяч фактов.

Кроме этого, украинский кодекс, в отличае от российско­го, не содержит понятия поводов для начала уголовного про­изводства, что некоторыми учеными также признается как прогрессивная новелла.

Но несовершенство нового законодастельства демонстри­руют такие данные:

-      совместный приказ МВД Украины, МОЗ Украины, Ген­прокуратуры Украины «Об утверждении Порядка взаимодей­ствия между органами внутренних дел, учреждениями охра­ны здоровья и прокуратуры Украины при установлении факта смерти человека», который предусматривает возможность составления сотрудником милиции или врачем вывода о не­насильственной смерти человека, что позволяет осмотр трупа в соотствестии с УПК Украины не проводить, а сообщение об обнаружении трупа в ЕРДР не вносить.

-      приказ МВД Украины, утвердивший Инструкцию о по­рядке ведения единого учета в органах и подразделениях вну­тренних дел Украины заявлений и сообщений о совершенных уголовных правонарушениях и иных происшествиях, которой определены источники информации о совершенных уголов­ных правонарушениях и иных происшествиях, обязывающие уполномоченное лицо начать досудебное производство: со­общения любых лиц и самостоятельно выявленные следова­телем или иным должностным лицом ОВД из любого источ­ника обстоятельства уголовного правонарушения; сообщения любых лиц, которые задержали подозреваемое лицо на месте совершения уголовного правонарушения.

Если проанализировать и провести параллель, то ста­новится очевидным, что указанные источни являются не чем иным, как поводами к возбуждению уголовного дела, закре­пленными в ст. 140 УПК РФ.

Вышеуказанная украинская инструкция о порядке веде­ния учета содержит такие термины, как «единый учет», «реги­страция» заявлений и сообщений о совершенных уголовных правонарушениях, при этом отстутствует понятие «проверка», что несколько не логично, поскольку сведения о совершенном уголовном правонарушении, внесенные в ЕРДР, могут в итоге вообще не содержать признаков противоправного правонару­шения, а проверить полученную информацию возможности нет.

Эти нормативно-правовые акты фактически восполнили отсутствующие в этом УПК Украины нормы, регламентиру­ющие поводы для начала уголовного производства, анало­гичные имеющимся в российском кодексе поводы для воз­буждения уголовного дела, и позволили «отсеивать» события, в частности по фактам смерти, которые не имеют признаков уголовного правонарушения. Таким образом, ведомственные нормативно-правовые акты подменили собой нормы уголов­но-процессуального закона. Возникает вопрос, зачем же от­казываться от норм, эффективность и необходимость которых уже подтверждены и доказаны годами практики.

Кроме этого, первичная квалификация также имеет су­щественное значение, поскольку позволяет спланировать ход расследования, выдвинуть необходимые версии и опредеть круг первоочередных мероприятий. Украинское законода­тельство не предусматривает порядок провоедения проверки, в отличае от российского законодательства, что вряд ли спо­собствует эффективному определению направления расследо­вания.

Также считаем не совсем обоснованным процессуальное решение о начале досудебного расследования отображать лишь внесением сведений в ЕРДР, что, собственно говоря, яв­ляется действием. В данном случае происходит подмена по­нятий, поскольку ЕРДР имеет своей целью только лишь еди­ный учет уголовных правонарушений, а решения следователя, прокурора оформляются постановлением (ч. 3 ст. 110УПК Украины).

Практика применения украинского законодательства ил- люстриует нецелесообразность отказа от стадии возбуждения уголовного дела.

По мнению многих российских ученых, в настоящее вре­мя назрела острая необходимость в комплексной реформе уголовного процесса. Однако отказ от стадий, в частности упразднение стадии возбуждения уголовного дела, вряд ли можно назвать эффективным реформированием.

Хотелось бы отметить, что стадии уголовного процесса не являются только лишь продуктом наработки практики, с учетом развития науки все стадии сформированы именно в та­кую систему, которая позволяет уголовному процессу решать поставленные перед ним задачи. Современная система стадий имеет длительную историю, в своем историческом развитии испытала много изменений. Длительный путь развития пока­зал, что именно современная система стадий уголовного про­цесса является обоснованной и эффективной, гарантирующей защиту прав и законных интересов участников уголовного су­допроизводства.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика