Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Даосская концепция единства пустоты и оформленности природы мира и человека
Научные статьи
25.07.16 10:15

Даосская концепция единства пустоты и оформленности природы мира и человека

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
Бондаренко Г. В.
2 93 2016
В представленной статье анализируется даосское учение о пустоте и оформленности природы мира и человека. Особое внимание уделено роли и значению пустотности мироздания. В свою очередь, соотнесение пустоты и оформленности характеризуется с точки зрения подлинности и многомерности жизни всех существ, и, прежде всего, человека.

С точки зрения даосской философии, мироздание, пред­ставляющее собой проявленное Дао, объединяет в себе два аспекта, противоположных по своим характеристикам. В «Дао-дэ цзин», как отмечает А. Е. Лукьянов, «они фигуриру­ют в виде бинома у-ю», составляющие которого, «у» и «ю», буквально переводятся соответственно как «нет, не иметь» и «есть, обладать, иметь, быть владельцем». Среди отечествен­ных исследователей существует несколько подходов понима­ния обозначенных даосских терминов. А. Е. Лукьянов, Т. П. Григорьева, Л. С. Васильев, Л. Е. Померанцева, А. А. Маслов, Ян Хин-шун переводят «у», «ю» и связанные с ними характери­стики как «небытие» и «бытие»3. В то же время А. Е. Лукьянов использует и понятия «пустота» и «полнота». Е. А. Торчинов и Б. Б. Виногродский определяют «у» и «ю» как «наличие» и «отсутствие», а В. В. Малявин характеризует их прежде всего понятиями «присутствующее» и «отсутствующее». Видимо, различные подходы авторов раскрывают взаимосвязанные аспекты даосских понятий.


 

Термины «у» и «ю» характеризуют определенные свой­ства проявленного мира. А. Е. Лукьянов выделяет в тексте «Дао-дэ цзин» следующие определения противоположных аспектов мира, расскрывающие различные его грани: «у мин - не обладающее именем, у юй - не обладающее желанием, у вэй - не обладающее деянием, у дэ - не обладающее дэ, у у - не обладающее вещественностью, у чжуан - не обладающее изо­бражением, у цзянь - не обладающее промежутком (единое), ю мин - обладающее именем, ю юй - обладающее желанием, ю вэй - обладающее деянием, ю дэ - обладающее дэ, (ю) у - обла­дающее вещественностью, (ю) чжуан - обладающее изображе­нием, (ю) цзянь - обладающее промежутком (разделенное)». В других даосских произведениях также дается ряд характери­стик у и ю. В «Ле-цзы» упоминаются такие определения у, как: «нерожденное», «неизменяющееся», «время его бесконечно», а ю определяется как «рожденное», «изменяющееся». Авторы «Хуайнань-цзы» подчеркивают, что «у» беззвучно, невидимо, свободно, неизмеримо, «бескрайне, безбрежно», в нем «все слито в Свете». В свою очередь «ю», как отмечает Л. Е. Поме­ранцева, определяется в указанном произведении через нали­чие форм и движения.

Если вечное Дао - это абсолютное ничто, «пустота», где отсутствует какое-либо деление, то мир - это именно единая реальность пустоты и оформленности. Т.е. согласно даосской философии, у и ю - это различные измерения существующего. По мнению Т. П. Григорьевой, двуединство является характер­ной чертой даосизма. Поэтому одним из определений мира в даосизме является именно у-ю, что также демонстрируется символом Тай-цзы (Великий предел). Можно также сказать, что мироздание - это единство бытия и небытия. По отноше­нию к Дао, вмещающему в себя проявленное и непроявленное Дао и обладающему, таким образом, многоуровневым «строе­нием», «у» и «ю» составляют поверхностный уровень. Как под­черкивает А. Е. Лукьянов, у и ю понимаются в даосизме как конечные формы Дао. В «Хуайнань-цзы» отмечается, что кро­ме него существуют также уровни предначала «у» и «ю» и до-начала предначала «у», «ю», уходящие в глубины постоянного Дао12. Все эти «измерения» Дао не отграничены друг от друга.

А. Е. Лукьянов в комментарии к «Дао-дэ цзин» замечает, что для выражения единства у и ю «Лао-цзы использует по­нятие у цзянь, которое одновременно означает отсутствие вре­менного интервала и пространственного промежутка» или буквально: они «входят друг в друга, совпадают, совмещают­ся так, что образуют нераздельное тождество». Хотя эти два уровня мира полностью отличаются друг от друга, между ними, таким образом, нет противоречия. Они взаимодопол­няются и, по словам Лао-цзы, они могут превращаться друг в друга.

В даосской философии можно выделить несколько аспек­тов понимания у и ю. Прежде всего, они являются двумя Дао, которые составляют проявленный мир. Из них у наиболее близко по своим свойствам природе изначального Дао. В свою очередь, у является и присутствием естественного Дао в мире. Интересно, что согласно переводу А. Е. Лукьянова «Дао-дэ цзин», первой строкой § 37 является: «Дао постоянно не деяет и не не-деяет». Таким образом, у и ю предстают и как два пер­воначала, коренящиеся в постоянном Дао, и как дверь к нему.

Следующая составляющая даосской концепции у-ю свя­зана с рассмотрением свойств пустотности мироздания. Уче­ние о пустоте мира является одним из узловых в структуре даосской модели проявленной вселенной. Прежде всего, как отмечает В. В. Малявин, в даосизме пустота является прооб­разом высшей целостности мира и стоит в одном ряду с опре­делениями «всепроницающего единства» (тун и), «единения» (ци), «согласия» (хэ), «единства» (тун), в пустоте нет каких-ли­бо противопоставлений16. Пустота - связующий элемент мира. «Тридцать спиц соединяются в одной ступице [образуя коле­со], а употребление колеса зависит от пустоты между ними [спицами]», - говорится в «Дао-дэ цзин». В пустоте протекает главное содержание жизни мира, развитие которого зависит от нее. «Пространство между небом и землёй подобно кузнеч­ному меху и флейте: [то и другое] изнутри пусто... Чем [в н:м] сильнее движение, тем больше результатов». В свою очередь, как отмечает Т. П. Григорьева, в пустоте, «в потенции, в неяв­ленной форме все уже существует, т.е. все существует до того, как появляется, существует вне или "над формами" простран­ства и времени». По мнению Е. А. Торчинова, в даосском по­нимании пустота и вмещает, и наполняет мироздание. Тем самым, в философии даосизма именно пустота наполняет со­суд мира.

В то же время для даосизма характерно положение, что мир может существовать только благодаря единству своих двух аспектов. Оформленность мира обладает пользой и зна­чимостью, а пустотная - использованием. «Из глины делают сосуды, а употребление сосудов зависит от пустоты в них... Вот что значит полезность бытия и пригодность небытия», - гово­рится в «Дао-дэ цзин».

Многие исследователи, например, Л. Е. Померанцева, Е. А. Торчинов, подчеркивают, что с точки зрения даосизма пустотность проявленного мира является относительной по сравнению с пустотностью естественного Дао. В связи с этим Л. Е. Померанцева ссылается на фрагмент из «Хуайнань-цзы», в нем говорится о свете, который, вступив в пустоту естествен­ного Дао, «отступил, растерявшись» и воскликнул: «Я могу быть и не быть, но не могу абсолютно не быть». А в алхимиче­ском трактате «Тайны культивирования основных элементов природы и Вечной Жизни» упоминаются «относительная» и «абсолютная пустота». Пустотность мира относительна, так как является пустотой именно по отношению к его оформлен­ной составляющей. Она не обладает абсолютной самотожде­ственностью естественного Дао и выступает только в единстве с оформленностью мира.

Взаимодействие пустоты и оформленности во многом ха­рактеризует жизнь вселенной. Между ними существуют следу­ющие отношения: взаимопорождение, единство и совместное участие в мировых процессах. Пустота, как отмечалось выше, может порождать оформленность и наоборот. «Поэтому и говорится: «не-я» появляется из «я», а «я» - также следствие «не-я», - сказано в «Чжуан-цзы». Между ними постоянно идет, с точки зрения даосизма, процесс взаимоперетекания и взаимодействия. Отношения между у и ю строятся на основе гармонии, единства и естественности.

Для даосской философии характерно также соотнесение пустоты и оформленности с точки зрения значимости и под­линности жизни всех существ, и, прежде всего, человека. Со­гласно даосизму подлинным является именно у, но его под­линность, подчеркивает Чжуан-цзы, может увидеть только тот, кто познает себя как «не-я». В его произведении у и ю обозначаются соответственно как «великое» и «малое». А че­ловек-мудрец, в равной степени осознающий себя как «я» и «не-я», является человеком в малом, в его телесности и чув­ственности, а «настоящим» в его беспредельности. Пустота является «великой», так как, по словам Чжуан-цзы (в перево­де Л. Позднеевой), ее характеризует «полнота свойств». Ван Би, один из комментаторов «Дао-дэ цзин», подчеркивал, что пустота - это корень (бэнь) и сущность (ти) всех вещей. Если оформленная реальность - это мир связанности вещей, то пу­стота - это царство свободы. В то же время, по словам даосов, великое состоит из малого, поэтому без оформленности мир не может быть пустым.

Пустота и обладающее именем соотносятся в даосизме и как «чудесная тайна Дао» и «конечная форма Дао», обыч­ный человек («кто имеет страсти») видит мироздание в его конечности, только мудрец («кто свободен от страстей») спо­собен созерцать «тайну» мира. Также, с точки зрения даосов, человек, осознающий себя живущим только в оформленном мире, спит по сравнению с явью беспредельности. Как отме­чает Чжуан-цзы: «Когда нам что-нибудь снится, мы не знаем, что видим сон. Во сне мы можем даже гадать по своему сну и, лишь проснувшись, знаем, что то был сон. Но есть еще великое пробуждение, после которого узнаешь, что то» ... «был глубо­кий сон». Тем самым, сон в философии даосизма понимается как символ того, что человек не осознает своей подлинной са­мости. Голос его истинной самости заглушен страстями и не­вежеством.

Даосская концепция мира как единства пустоты и оформ- ленности поднимает и проблему многомерности жизни всех сущностей и в особенности человека (данная тема представ­ляет большую ценность и раскрывает новые горизонты для философских поисков). В «Чжуан-цзы» (в переводе Л. Поздне- евой) об этом сказано следующее: «[Каждая] вещь - это «я», но [каждая] это и «не-я». Каждый не видит свое «не-я», но поймет это, [лишь] познав себя [как «не-я»]. В свою очередь, данное высказывание может быть сформулировано и по-другому (со­гласно переводу С. Кучеры): «Нет вещи, которая не была бы той, и нет вещи, которая бы не была бы этой. Противостоя­ние «этого» и «того» относительно: «то» возникает» из «это­го», а «это» зиждется на «том». Если рассматривать данное положение, исходя из проблемы соотнесения субъективной и объективной реальности, то позиция даосизма - интерсубъек­тивность. Можно сопоставить даосское учение о вещах, явля­ющихся при этом не-вещами, с концепцией монад Лейбница, утверждавшего, что они содержат в себе весь мир в виде ко­пии, которая в большей степени остается в сфере бессозна­тельного. Данный подход представляет немалый интерес для современной психологии, физики и геометрии. Даосы, факти­чески, по-своему ставят проблему соотнесения человеческого сознательного и бессознательного. К. Г. Юнг, сильно интере­совавшийся восточной философией, в определенной мере проводил параллели между своей концепцией коллективного бессознательного и даосским ничто. Также следует добавить, что, по сути, философии даосизма свойственно не понятие «бессознательное», а термин «сверхсознание».

Для представителей даосизма характерно мнение, что различные измерения живых существ не являются обособлен­ными друг от друга, все сущности-вещи в равной степени яв­ляются и проявленными и непроявленными. Только человек, утверждают последователи даосского учения, из-за прельще­ния страстями, блуждая в невежестве и несвободе, во многом закрыл для себя дверь в другие (пустотные) измерения своего существа.

Даосская концепция мира как единства пустоты и оформ- ленности предлагает и свое решение проблемы жизни и смер­ти человека и всех сущностей. Для даоса нет смерти как аб­солютного исчезновения. То, что обычно называется смертью, является для всех вещей переходом из одного состояния в дру­гое, ведь «смерть и жизнь - как один поток», «существование и гибель - это одно тело», - сказано в «Чжуан-цзы». Каждая сущность, таким образом, бессмертна по своей природе.

Нельзя обойти стороной рассмотрение проблемы про­странства и времени, исходя из даосского учения об у и ю. А. Е. Лукьянов замечает, что согласно даосизму «линейное время - это иллюзия для Поднебесной, она живет по круговому (спи­ральному) времени». Можно обозначить время пустоты ми­роздания, являющегося вечностью («время его бесконечно»), точкой, а время наполненности мира, появляющегося и исче­зающего в пустоте, кругом или спиралью. Время появляется из точки и возвращается в нее, описывая круг, но в то же вре­мя эта точка присутствует в каждом моменте движения для­щегося времени, т. е. ход времени, начинаясь и возвращаясь в пустоту мира, в действительности никогда не покидает из­мерения вечности, так как «каждая вещь - это «я»... и «не-я».

В свою очередь, пространство мироздания, согласно да­осскому учению о пустоте, если рассматривать его с точки зрения количества измерений, не ограничивается тремя. Так, П. Д. Успенский выделяет идею четвертого измерения бес­конечности, по сравнению с которым трехмерное видение мира является иллюзорным («сон», по словам Чжуан-цзы). Реальность простого человека, обозначая современными понятиями, - трехмерный мир, мудрец же живет в беско­нечности (в «Чжуан-цзы» говорится, что он «странствует в беспредельном»). Тем самым для даосизма характерна идея, что пространство и время, в которых живет человек, определя­ются степенью их совершенства. В зависимости от него миро­восприятие может трансформироваться.

Итак, для даосской философии характерно положение о том, что мир имеет природу, в которой пустота и оформленность не противоречат друг другу, а составляют единую реальность, каждая из них обладает своей функцией в миро­здании, но при этом наиболее важным аспектом проявленно­го мира является пустота, так как представляет собой «полно­ту свойств». Взгляд на пустоту как целостность мира является спецификой даосизма. Такое соотнесение пустоты и оформленности определяло и даосскую трактовку проявленного мира как единого организма. Данная концепция предлагает и свое оригинальное видение ряда проблем современной фи­лософии и науки, а ее основные положения разделяются но­вейшими направлениями психологии и физики, что говорит о большом потенциале для ее дальнейшего исследования и практического применения.

Психология и право



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика