Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правовой статус эксперта: сравнительный анализ по уголовно- процессуальному кодексу РФ и Украины
Научные статьи
29.07.16 10:54


Правовой статус эксперта: сравнительный анализ по уголовно- процессуальному кодексу РФ и Украины

 
СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО
Позий В. С., Тихомирова Т. О., Гуменчук О. О.
2 93 2016
В статье предпринята попытка провести сравнительный анализ правового положения судебного эксперта в России и в Украине по Уголовно-процессуальному кодексу РФ и Украины с целью обмена положительным опытом, внесения предложений об изменениях в законодательные акты РФ.

Правовые системы Российской Федерации и Украины постоянно находятся на этапе демократических преобразова­ний. Данный процесс влечет за собой важные и качественные изменения в основных отраслях процессуального права. Наи­более глубоким изменениям подверглось уголовное процес­суальное законодательство Украины, прежде всего, в связи со вступлением в законную силу нового Уголовного процессу­ального кодекса. Однако и в России законодатель обозначил государственную политику, направленную на укрепление та­ких понятий, как верховенство права, законности и правопо­рядка. Постоянное реформирование призвано качественно совершенствовать уровень борьбы с преступностью. Особое значение в свете реформ имеет повышение эффективности деятельности правоохранительных органов и судов. В опти­мизации этого процесса важную роль играет полноценное применение современных достижений науки и техники. Ре­ализация данных процессов во многом зависит от эффек­тивного использования специальных знаний и научно-тех­нических средств в доказывании по уголовному делу путем пытка провести сравнитель­ный анализ правового по­ложения эксперта в России и в Украине с целью обмена положительным опытом, возможного внесения изменений в законодательные акты РФ. Этим определяется актуальность темы нашей статьи.

Использование специальных знаний в уголовном судо­производстве происходит в тех случаях, когда субъекты право­применительной практики не обладают специальными зна­ниями, необходимыми для решения вопросов, возникающих в процессе уголовного судопроизводства.


 

В качестве субъекта, обладающего специальными знани­ями, может выступать эксперт. Законодатель как в Уголовно­процессуальном кодексе Российской Федерации (далее - УПК РФ), так и в Уголовном процессуальном кодексе Украины (далее - УПК Украины), относит эксперта к иным участникам уголовного судопроизводства (глава 8, ст. 57 УПК РФ и глава 3, § 5, ст. 69 УПК Украины). Эксперт в соответствии с ч. 1 ст. 57 УПК РФ - это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном УПК РФ, для про­изводства судебной экспертизы и дачи заключения[1]. В УПК Украины приводится более широкое определение: эксперт - это лицо, которое владеет научными, техническими или дру­гими специальными знаниями, имеет право в соответствии с Законом Украины «О судебной экспертизе» на проведение экспертизы и которому поручено провести исследование объ­ектов, явлений и процессов, которые содержат сведения об обстоятельствах совершения уголовного правонарушения, и дать вывод по вопросам, которые возникают во время уго­ловного производства и касаются сферы его знаний. Понятие «специальных знаний» у законодателей обеих стран совпадает и означает профессиональные знания, полученные в результа­те обучения, а также навыки, приобретенные осведомленным лицом в процессе практической деятельности в различных об­ластях науки, техники и других общественно полезных сферах человеческой деятельности, используемые вместе с научно­техническими средствами при проведении экспертизы. Со­держанием специальных знаний являются теоретически обо­снованные и проверенные практикой положения и правила, относящиеся к любой области науки, техники, искусства и др.

Общим является и то, что знания в области права не яв­ляются специальными, поскольку ими должно обладать лицо, ведущее расследование. Поэтому экспертизы для решения правовых вопросов не назначаются, что подтверждается п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Феде­рации от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», где закреплено, что «постановка перед экс­пертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, раз­решение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (на­пример, что имело место - убийство или самоубийство), как не входящих в его компетенцию, не допускается». Аналогич­ное решение было принято и закреплено в п. 2 Постановле­ния Пленума Верховного Суда Украины № 8 «О судебной экс­пертизе по уголовным и гражданским делам» от 30 мая 1997 г., где говорится о недопустимости назначения экспертизы в случаях, когда выяснение определенных обстоятельств не тре­бует специальных знаний, а также постановки перед экспер­том правовых вопросов, решение которых отнесено законом к компетенции суда (в частности, по вине, невменяемости или недееспособности лица и т.п.). Таким образом, специальные знания в области судебной экспертизы используются с целью выявления свойств объектов, для установления фактических обстоятельств расследуемого уголовного правонарушения.

Основные требования к лицу, которое может являться судебным экспертом, содержатся в Федеральном законе от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-эксперт­ной деятельности в Российской Федерации» и Законе Укра­ины (ЗУ) № 4038а-12 от 25.02.94 г. «О судебной экспертизе», где определены правовые основы, принципы организации и основные направления государственной судебно-экспертной деятельности. К сожалению, деятельность экспертов, не входя­щих в число государственных судебных экспертов РФ, в насто­ящее время не получила достойной правовой регламентации, в связи с чем некоторыми учеными высказывается мнение о «монополии государственных судебных учреждений» и наме­ренном устранении из уголовного судопроизводства экспер­тов, не входящих в число государственных судебных экспертов.

В соответствии со ст. 7 Закона Украины «О судебной экс­пертизе» судебно-экспертную деятельность осуществляют государственные специализированные учреждения и ведом­ственные службы, к которым относятся научно-исследователь­ские учреждения судебных экспертиз Министерства юстиции Украины, Министерства здравоохранения Украины и эксперт­ные службы Министерства внутренних дел Украины, Мини­стерства обороны Украины, Службы безопасности Украины и другие учреждения судебных экспертиз, а также в случаях и на условиях, определенных настоящим Законом, судебные эксперты, не являющиеся работниками указанных учрежде­ний. Для проведения некоторых видов экспертиз, которые не осуществляются исключительно государственными специали­зированными учреждениями по решению лица или органа, назначивших судебную экспертизу, могут привлекаться (кро­ме судебных экспертов) и другие специалисты из соответству­ющих областей знаний. Аттестованные согласно ст. 9 ЗУ «О судебной экспертизе» судебные эксперты включаются в госу­дарственный Реестр аттестованных судебных экспертов, веде­ние которого возложено на Министерство юстиции Украины. Лицо или орган, которые назначили судебную экспертизу, могут поручить ее проведение тем судебным экспертам, фа­милии которых внесены в государственный Реестр аттестован­ных судебных экспертов в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 7 ЗУ «О судебной экспертизе», а также другим специалистам из соответствующих областей знания. Судебными экспертами государственных специализированных учреждений в Украине могут быть специалисты, имеющие соответствующее высшее образование, образовательно-квалификационный уровень не ниже «специалиста», которые прошли соответствующую подготовку и получили квалификацию судебного эксперта по определенной специальности. Также к проведению судебных экспертиз, кроме проводимых исключительно государствен­ными специализированными учреждениями, могут привле­каться судебные эксперты, которые не являются работниками этих учреждений, при условии, что они имеют соответствую­щее высшее образование, образовательно-квалификационный уровень не ниже «специалист», прошли соответствующую подготовку в государственных специализированных учреж­дениях Министерства юстиции Украины, аттестованы и по­лучили квалификацию судебного эксперта по определенной специальности в порядке, предусмотренном настоящим За­коном.

Понятие государственного судебного эксперта в РФ при­водится в ст. 12 Федерального закона «О государственной су­дебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», в соответствии с которым им является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, произ­водящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей. При этом в ст. 13 данного Феде­рального закона содержатся профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые к эксперту, в соот­ветствии с которыми должность эксперта в государственных судебно-экспертных учреждениях может занимать гражданин Российской Федерации, имеющий высшее образование и по­лучивший дополнительное профессиональное образование по конкретной экспертной специальности в порядке, установ­ленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Должность эксперта в экспертных подразделениях федерального органа исполнительной власти в области внутренних дел может так­же занимать гражданин Российской Федерации, имеющий среднее профессиональное образование в области судебной экспертизы.

В части 2 ст. 195 УПК РФ указано также, что судебная экс­пертиза может быть произведена иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями. В п. 2 Постановле­ния Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 де­кабря 2010 г. № 28 мы можем найти разъяснение, что «к иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знани­ями, относятся эксперты негосударственных судебно-эксперт­ных учреждений, а также лица, не работающие в судебно-экс­пертных учреждениях». При этом под негосударственными судебно-экспертными учреждениями необходимо понимать некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие орга­низации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом «О неком­мерческих организациях», осуществляющие судебно-эксперт­ную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами. А вот профессиональные и квалификационные требования к экспертам негосударственных судебно-экспертных учрежде­ний, а также к лицам, не работающим в судебно-экспертных учреждениях, не распространяются. В связи с этим правопри­менитель в лице следователя, дознавателя или суда становится перед серьезным выбором: ведь заключение эксперта, не со­ответствующего профессиональным и квалификационным требованиям, может поставить под вопрос профессиональ­ный уровень таких экспертов, а также достоверность, обосно­ванность выводов, к которым пришел эксперт по результатам проведенного исследования.

На наш взгляд, было бы правильно, если бы в России был создан общий реестр судебных экспертов с информацией об их квалификации, как это практикуется в Украине. На сайте Министерства юстиции Украины имеется подобный реестр судебных экспертов, доступ к которому является открытым.

В настоящее время Некоммерческое партнерство «На­циональная палата судебной экспертизы» осуществляет сер­тификацию судебных экспертов и экспертных организаций в системе добровольной сертификации. Данная «система до­бровольной сертификации судебных экспертов, организаций и лабораторий, оказывающих услуги в области судебной экс­пертизы» предназначена для подтверждения компетентности судебных экспертов и проведения объективной оценки соот­ветствия экспертной деятельности хозяйствующего субъекта требованиям законодательства РФ, в том числе в области су­дебно-экспертной деятельности. Квалифицированные судеб­ные эксперты, прошедшие добровольную сертификацию, могут осуществлять судебную экспертную деятельность по специальности, по которой проведена процедура сертифика­ции. Стоит отметить, что на сегодняшний день сертификация такого рода осуществляется по следующим экспертным спе­циализациям: судебная строительно-техническая экспертиза; судебная землеустроительная экспертиза; судебная оценочная экспертиза; судебная финансово-экономическая и бухгалтер­ская экспертиза и судебная пожарно-техническая экспертиза.

Данный перечень, разумеется, не охватывает всего многооб­разия экспертных специализаций, по которым может возник­нуть необходимость в назначении судебной экспертизы.

В связи с этим можно сделать вывод, что реестр подоб­ного плана, но охватывающий больший перечень экспертных специализаций и объединяющий в себе информацию обо всех экспертах, как государственных, так и не являющихся государственными, был бы хорошим подспорьем для право­применителей РФ, ведь именно они являются пользователями конечного продукта в виде заключения эксперта и для них, конечно же, немаловажно, чтобы экспертиза была выполне­на профессионально и позволяла установить истину по делу. Также подобный реестр оказал бы существенное содействие следователям, дознавателям и суду в отборе и подборе компе­тентных судебных экспертов, что позволит им сделать выбор, не сомневаясь в правильности, обоснованности и всесторон­ности проведенного исследования. Только в этом случае за­ключение эксперта можно будет признать доказательством по уголовному делу.

Согласно действующим УПК РФ и УПК Украины эксперт является независимым и самостоятельным субъектом уголов­ного судопроизводства, обладающим собственными процес­суальными правами и обязанностями, что обеспечивается и соответствующими законами РФ «О государственной судебно­экспертной деятельности» и Украины «О судебной эксперти­зе».

Эксперт в РФ и в Украине наделен правами, которые пе­речислены в ч. 3 ст. 57 УПК РФ, ст. 17 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и частях 3, 7 ст. 69 УПК Украины, ст. 13 ЗУ «О судебной экспер­тизе»:

1)     знакомиться с материалами уголовного дела, относя­щимися к предмету судебной экспертизы. Исходя из этого, эксперт, в случае, если представленных сведений ему недоста­точно, вправе изучить и другие материалы уголовного дела, относящиеся к предмету экспертизы. Данное право может быть реализовано экспертом на любой стадии уголовного судопроизводства. Однако, как показывает практика, при вы­полнении судебно-медицинских экспертиз экспертам прихо­дится сталкиваться с такого рода трудностями: в случаях, когда они запрашивают материалы уголовного дела, следователи, как правило, направляют в их адрес не оригиналы докумен­тов, находящихся в материалах дела, а их копии. Чаще всего в качестве запрашиваемых документов выступают медицинские карты, объяснения участников судопроизводства и др. При этом бланки многих документов заполняются рукописными записями, а копирование документов с использованием офис­ной техники приводит к тому, что необходимые записи плохо отображаются, что значительно усложняет их использование экспертами в виду нечеткости изображений и низкого каче­ства предоставляемых копий. Вполне обоснованным в данном случае является составление экспертами повторных запросов на предоставление оригиналов документов или же более каче­ственных копий. Как следствие, повторные запросы приводят к затягиванию сроков расследования;

2)     ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привле­чении к производству судебной экспертизы других экспертов. Ходатайство эксперта о предоставлении ему дополнительных материалов может касаться как дополнительных образцов для сравнительного исследования, так и протоколов следственных действий, содержащих информацию, необходимую для экс­пертного исследования. Важно отметить, что такого рода хо­датайство должно быть мотивированным и содержать выводы о невозможности дать заключение без дополнительных мате­риалов. В отношении привлечения других экспертов необхо­димо подчеркнуть, что данное ходатайство не свидетельствует о праве эксперта предложить себе замену или помощника в силу недостаточности собственных специальных познаний. Ходатайство эксперта в таком случае может быть обусловлено необходимостью проведения исследований больших объемов, а также может быть вызвано необходимостью привлечения нескольких экспертов одной специальности или же привле­чения к исследованию экспертов иных смежных специально­стей.

3)     участвовать с разрешения дознавателя, следователя или суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, от­носящиеся к предмету судебной экспертизы. На наш взгляд, во многих случаях реализация указанного права действитель­но необходима для получения дополнительной информации, позволяющей экспертам более полно и объективно отвечать на поставленные в постановлении (определении) о назначе­нии экспертизы вопросы. Кроме того, привлечение экспер­та для проведения определенных действий позволяет самим участникам более точно выяснить обстоятельства уголовного правонарушения. Во многих случаях эксперту дается право за­давать вопросы, знакомиться с материалами уголовного дела;

4)     давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования. Таким образом, законо­датель данной нормой допускает инициативу эксперта в раз­решении вопросов, не поставленных перед экспертом, если они имеют отношение к предмету судебной экспертизы. Ис­пользуя право на экспертную инициативу, эксперт может сам сформулировать вопросы, которые не были поставлены перед ним следователем, дознавателем или судом. Считаем, что к этому праву экспертам надо относиться с осторожностью, т. к. не исключено, что следователь или дознаватель специаль­но не поставил некоторые вопросы, что могло быть связано с недостаточностью исследуемых материалов (возможностью изъятия их в дальнейшем), тактикой расследования, плани­рованием назначения дополнительной экспертизы. В качестве рекомендации мы бы советовали в таких случаях согласовы­вать данные действия с лицами, назначившими экспертизу;

5)     приносить жалобы на действия (бездействие) и реше­ния дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничива­ющие его права;

6)     отказаться от дачи заключения по вопросам, выходя­щим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи за­ключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа. Отметим, что данное право экспертом может быть реализо­вано путем отказа от дачи как заключения в целом, так и по отдельным вопросам.

Законодатель РФ в ст. 16 ФЗ «О государственной судебно­экспертной деятельности) указывает, что эксперт не вправе принимать поручения о производстве судебной экспертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, за исключе­нием руководителя государственного судебно-экспертного уч­реждения. Что касается привлечения эксперта по УПК Укра­ины, то в ст. 242 сказано, что экспертиза может проводиться экспертом по обращению стороны уголовного производства или по поручению следственного судьи или суда. Так, соглас­но ст. 243 УПК Украины привлечь эксперта могут: сторона об­винения, сторона защиты на договорных условиях для прове­дения экспертизы, в том числе и обязательной; эксперт может быть привлечен следственным судьей по ходатайству стороны защиты.

Общими для УПК РФ и Украины являются права: полу­чать вознаграждение за выполненную работу и возмещение расходов, связанными с проведением экспертизы, в случае, если проведение экспертизы не является служебной обязан­ностью лица, которое привлечено в качестве эксперта (п. 6 ч. 3 ст. 69 УПК Украины; п. 4 ч. 2 ст. 131 УПК РФ).

Обращает на себя внимание, что эксперт не вправе при­нимать и исследовать материалы, не указанные в постановле­нии (определении) о назначении экспертизы, приступать к производству экспертного исследования без постановления (определения) о назначении экспертизы. Ему запрещается вести (помимо участия в судебном заседании) переговоры с участниками уголовного процесса по обстоятельствам произ­водства; привлекать других лиц к производству порученной ему экспертизы; хранить материалы уголовного дела, по ко­торому проводится экспертиза, вне служебного помещения. При нарушении указанных требований он может быть при­влечен к дисциплинарной ответственности.

Обязанности эксперта раскрываются в ст. 16 Федерально­го закона «О государственной судебно-экспертной деятельно­сти», ч. 5 ст. 69 УПК Украины и состоят в следующем:

лично провести полное исследование и дать обоснован­ное и объективное письменное заключение на поставленные ему вопросы, а в случае необходимости, - разъяснить его;

не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе све­дения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну;

обеспечить сохранность представленных объектов иссле­дований и материалов дела. В отношении данной обязанности стоит отметить, что эксперт не вправе проводить исследова­ния, при которых возможно полное или частичное уничтоже­ние объектов, либо изменение их внешнего вида или основных свойств, поскольку они могут потребоваться в дальнейшем (например, для производства дополнительной или повторной экспертизы). Но некоторые исследования невозможно прово­дить без частичного или полного уничтожения объектов, из­менения их внешнего вида или основных свойств. В данном случае, безусловно, требуется согласие и разрешение лица, на­значившего экспертизу;

заявлять самоотвод при наличии обстоятельств, предус­мотренных УПК РФ и Украины. В случае вызова к следователю, прокурору или суду эксперт обязан явиться по этому вызову даже тогда, когда у него есть предусмотренные законом осно­вания для самоотвода. Свой долг заявить самоотвод эксперт может реализовать, появившись на вызов и сообщив следова­телю, прокурору или суду об обстоятельствах, исключающих его участие в уголовном производстве.

Эксперт в РФ может быть привлечен к уголовной ответ­ственности за заведомо ложное заключение (ч. 4 ст. 57 УПК РФ, ст. 307 УК РФ).

В УПК Украины он привлекается к уголовной ответствен­ности за дачу заведомо ложного заключения или за отказ без уважительных причин от выполнения возложенных на экс­перта обязанностей. Об этом говорится в статьях 384 и 385 Уголовного кодекса Украины. Заведомо ложный экспертный вывод заключается в осознании экспертом несоответствия тех выводов, которые содержит составленный им документ, фак­тическим обстоятельствам и желании вынесения такого выво­да. Привлечь его к уголовной ответственности по данной ста­тье можно лишь в случае, если будет соблюдено требование ч.   2 ст. 102 УПК Украины, где прописан порядок письменного предупреждения эксперта о такой ответственности. Спор­ным представляется норма о предупреждении эксперта за отказ от дачи заключения, поскольку он всегда может найти объяснение своему отказу (недостаточная компетентность по сложным вопросам, отсутствие технико-криминалистических средств, методик исследования и т.п.).

Эксперт не имеет права разглашать данные предвари­тельного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден. Разглашение таких данных без разрешения стороны, которая его привлекла для проведения экспертизы, или суда, влечет за собой уголовную ответственность согласно ст. 310 УК РФ и ст. 387 УК Украины. Также экс­перт не вправе разглашать не только следственную тайну, но и тайну личной жизни, семейную тайну граждан и сведения, ко­торые могут причинить ущерб достоинству и чести личности.

В зависимости от специфики того или иного вида судеб­ных экспертиз у судебных экспертов имеются дополнитель­ные обязанности. Так, к одной из ответственных обязанностей судебно-медицинского эксперта относятся мероприятия по предупреждению распространения острозаразных заболева­ний. Исследование трупов лиц, умерших от инфекционных заболеваний, должно производиться в строгом соответствии с существующими специальными инструкциями.

Нарушение судебно-медицинским экспертом санитарно­эпидемиологических правил, повлекших массовое заболева­ние, несет за собой ответственность согласно действующему ст. 236 УК РФ и ст. 325 УК Украины.

Заслуживает определенного внимания также вопрос, ка­сающийся показаний эксперта. Законодатель определяет, что в качестве источников доказательств существуют: заключение эксперта и показания эксперта. Но, исходя из правила неза­висимости суждений и выводов эксперта, можно сказать, что показания эксперта напрямую связаны с уже имеющимся его заключением по итогам исследования, и соответственно, как показания, так и заключение эксперта составляют одно судеб­ное доказательство, а не два.

Как правило, допрос эксперта проводится с целью по­лучения следователем разъяснения или дополнения ранее данного заключения. В ч. 1 ст. 205 УПК РФ и ч. 5 ст. 69, ст. 356 УПК Украины указано, что допрос эксперта до представле­ния им заключения не допускается. Таким образом, эксперт может быть допрошен только в отношении проведенного им исследования, которое завершилось дачей заключения. Важ­но понимать, что допрос эксперта, по причине недостаточной ясности и полноты судебной экспертизы, не может заменить собой производство дополнительной экспертизы. В отличие от дополнительной экспертизы, допрос эксперта производит­ся только в том случае, когда для разъяснения или дополнения ранее данного письменного заключения не требуется проведе­ния новых дополнительных исследований. Если недостаточ­ную полноту вывода оказалось невозможным устранить путем допроса эксперта, назначается дополнительная экспертиза в порядке, регламентированном ч. 1 ст. 207 УПК РФ.

Причины, по которым проводится допрос эксперта, мо­гут быть разными. Так, после ознакомления с экспертным за­ключением у следователя может возникнуть необходимость дополнить или разъяснить конечные выводы, к которым при­шел эксперт, объяснить значение специальных терминов и формулировок, содержание методик исследования, объяснить различия между выводами и исследовательской частью, сущ­ность разногласий между выводами членов одной экспертной комиссии (если они не пришли к единому мнению) или про­тиворечия между выводами различных экспертиз.

Допрос может быть проведен только после того, как все исследования завершены, вывод оформлен и предоставлен следователю.

Порядок вызова эксперта на допрос и процедура самого допроса предусмотрены статьями 187-190 УПК РФ и статьями 224, 356 УПК Украины.

Особенностью тактики допроса эксперта является отсут­ствие стадии «свободного рассказа». Перед экспертом ставятся конкретные вопросы относительно данного им заключения. Вопросы эксперту не могут выходить за рамки предмета ра­нее выполненной экспертизы и ограничиваются ранее иссле­дованными обстоятельствами. Если ответ на вопрос требует аргументации с использованием специальной терминологии, то следует предоставить эксперту возможность самостоятель­но дать письменные показания, пользоваться документами и записями. В то же время, по справедливому мнению И. В. Веренича, следователь должен контролировать, чтобы ответы на вопросы были сформулированы в максимально доступной форме, специальные термины расшифрованы.

Показания эксперта записываются от первого лица и по возможности дословно. Предпочтительным является соб­ственноручное написание экспертом ответов на поставленные вопросы. Это обеспечит правильное и точное изложение мне­ния эксперта и будет дополнительной гарантией его незави­симости.

Проанализировав особенности участия эксперта в уголов­ном деле, следует обратить внимание на то, что эксперт при­нимает участие в уголовном деле как лицо, обеспечивающее объективность предварительного расследования и судебного разбирательства путем предоставления информации по ре­зультатам изученного материала, имеющего отношение к уго­ловному судопроизводству.

    При этом он является самостоятельным и независимым субъектом в своей деятельности и привлекается к участию как не заинтересованное лицо, не относящееся ни к стороне обви­нения, ни к стороне защиты.






Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика