Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Право на имущество как предмет мошенничества
Научные статьи
19.08.16 12:46

вернуться

Право на имущество как предмет мошенничества

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
Сердюк П. Л.
В статье рассматриваются спорные вопросы, связанные с толкованием предмета хищения, когда он выступает не в форме имущества, которое можно передвигать в пространстве, а в форме права на имущество, которым завладевает виновный при совершении мошенничества.

Объект и предмет являются ключевыми элементами лю­бого хищения при определении степени его общественной опасности. Исключение составляет только разбой, в составе которого законодатель акцентирует внимание на характере насилия, т.е. на причинении вреда личности, что относится к дополнительному объекту состава этого преступления. Всегда важность объекта зависит от ценности предмета. Более того, можно сказать, что предмет всегда первичен, и только он спо­собен порождать общественные отношения или прекращать их, утрачивая ценность. Таким образом, по нашему мнению, именно предмет является начальным моментом правовой оценки совершенного преступления, связанного с хищением чужого имущества.

Раньше, по свидетельству криминолога дореволюцион­ного уголовного права И. Я. Фойницкого, в русском уголов­ном праве «предмет преступления» и «объект преступления» употреблялись в большинстве случаев как синонимы. В со­временной юридической литературе предмет преступления определяется как «вещи или иные предметы внешнего мира, а также интеллектуальные ценности, воздействуя на которые, виновный причиняет вред охраняемым законом обществен­ным отношениям».


 

Статья 209 ГК РФ «имущество» определяет как вещи, день­ги и ценные бумаги. Вещи, относящиеся как к движимому, так и недвижимому имуществу, - это предметы материального мира, удовлетворяющие определенные потребности людей и имеющие определенную материальную ценность. Хотя вещи, как правило, являются результатами труда, они могут выступать и в качестве природных ресурсов, используемых в хозяйственной деятельности людей, например, участки земли, водные объекты, участки леса, нефтяные разработки и т.д. Та­кого рода ценности могут стать предметом хищения лишь мо­шенническим путем. С применением обмана или злоупотре­бления доверием с корыстной целью можно завладеть правом на вещи, которые прочно связаны с землей и представляют недвижимость, присвоить это право или передать это право третьему лицу. Чаще всего предметами таких преступлений являются права на дома, квартиры, дачи, закрепленные в фор­ме определенных документов.

Таким образом, в составе мошенничества, как одной из форм хищения, понятие предмета преступления имеет суще­ственное отличие от общего представления о нем. В качестве предмета здесь законодатель указал не только вещи или иные предметы внешнего мира, но и само право на имущество, т.е. право владеть и распоряжаться имуществом. По сути, субъект не похищает, а именно завладевает правом на имущество в форме завладения документами, содержащими это право. Это настолько сближает данный предмет с объектом мошенниче­ства, что вызывает самые различные мнения ученых. Напри­мер, ценные бумаги, удостоверяющие имущественные права, могут быть предметом мошенничества, так как преступник, завладев ими, как бы приобретает право на имущество, хотя фактически это право является незаконным, но получает пол­ную возможность распоряжаться этим имуществом.

Определяя предмет преступления при хищении, Б. С. Никифоров исключал из понятия имущества имуществен­ные права. Он писал, что «в интересах отграничения объекта преступления - общественного отношения - от его предмета, общественным отношением не являющегося, представляется целесообразным понимать под имуществом именно сово­купность вещей, определенную совокупность материальных предметов внешнего мира, обладающих свойствами экономи­ческой, хозяйственной полезности».

Такого же мнения придерживался Г. А. Кригер, считая, что имущественные права не могут быть отнесены к имуществу. По его мнению, «предметом посягательства при хище­нии собственности могут быть любые вещи, предметы матери­ального мира, извлеченные из естественного состояния».

К сожалению, указанные авторы не исследовали вопрос о возможности признания в качестве предмета имущественных преступлений также и права на имущество, заключенного в определенных документах. Особенно это касается тех случа­ев, когда само имущество является недвижимым и не может перемещаться. Им можно завладеть только путем обмана, злоупотребления доверием или вымогательства. Поэтому в составах мошенничества и вымогательства законодатель впол­не справедливо, на наш взгляд, право на имущество указал в качестве предмета преступления наряду с самим имуществом.

«Хищение и завладение отнюдь не равнозначные поня­тия, - пишет Н. В. Тарасова, - ибо "завладение" не всегда мо­жет являться "хищением" в прямом смысле этого слова. Так, можно "завладеть" чужим имуществом (одолжить у приятеля, попользоваться вещью и т.п.) на определенное время, не имея при этом умысла и намерения похитить данное чужое иму­щество. Видимо, учитывая такое различие, законодатель счел необходимым подчеркнуть "хищение", а не "завладение"».

Действительно, чтобы квалифицировать подобные дей­ствия как мошенничество, нужно доказать, что умысел на пре­ступное завладение вещью в данном случае имел место уже в момент завладения ею под предлогом одолжения на опре­деленное время. Однако автор ничего не говорит о различии «хищения имущества» при мошенничестве от «завладения имуществом», например, при вымогательстве. На наш взгляд, по способу завладения имуществом и правом на него эти два преступления мало в чем различаются. Отличие мошенни­чества от вымогательства лишь в том, что в одном случае по­терпевший передает имущество или право на него, будучи об­манутым, в другом случае - будучи принужден к этому. Мало различий у вымогательства в его современном варианте и с разбоем. Первое не рассматривается в законе как хищение, ви­димо, на том основании, что состав ст. 163 УК сконструирован как формальный, т.е. не предусматривает фактического завла­дения имуществом или правом на него в качестве обязатель­ного признака, что требует понятие хищения. Но при разбое тоже в составе отсутствует данный признак. Особенно вымо­гательство сближается с разбоем в частях 2 и 3 ст. 163 УК, где также предусмотрено насилие и тяжкий вред здоровью. Ис­ходя из этого, вымогательство также, на наш взгляд, следует признать хищением с усеченным составом, поскольку умысел преступника направлен на завладение собственностью насиль­ственным способом.

Сегодня достаточно часто общественные отношения, свя­занные с правами на имущество или на деньги, нарушаются именно путем преступного завладения правом на них, суще­ствующим в форме документа или электронной карты. Пере­дав преступнику документ на имущество в результате обмана, потерпевший хотя и не теряет право на это имущество, но теряет само имущество, так как, хотя оно и не принадлежит преступнику, но фактически находится в его распоряжении.

Л. Д. Гаухман и С. В. Максимов считают, что «в такой раз­новидности мошенничества, как приобретение права на имущество, предмет отсутствует». Другие авторы как выход из положения предлагают рассматривать право на имущество «в качестве предмета лишь условно». Г. Н. Борзенков вообще считает, что упоминание о праве на имущество в составе мо­шенничества имеет значение лишь для уточнения момента окончания преступления.

Однако в соответствии с уголовным законом при завла­дении мошенником документами, на основании которых он может завладеть деньгами или иными ценностями, престу­пление надо считать оконченным, независимо от того, удалось ему завладеть этими ценностями или нет. Часть 1 ст. 159 УК РФ не требует в этом случае завладения самим имуществом, для состава достаточно приобретения «права на чужое иму­щество». Это право может быть закреплено в таких докумен­тах, например, как завещание, страховой полис, доверенность на получение тех или иных ценностей и т.д.

Это подтверждается и гражданским законодательством. Согласно нормам ГК РФ имуществом являются: отдельные вещи или их совокупность (ч. 2 ст. 15; ч. 2 ст. 46); вещи, деньги и ценные бумаги (ч. 1 ст. 302, ч. 1 ст. 307); совокупность наличных вещей, денег, ценных бумаг, имущественных прав и обязанно­стей субъектов (ч. 2 ст. 63).

Е. А. Буданова называет право на имущество «вещным правом». Этой позиции придерживалась и З. А. Вышинская еще более полувека назад. Она понимала под предметом мо­шенничества «тот или иной предмет (имущество), право на имущество (документ на имущество) или... выгоды имуще­ственного свойства». Кстати, автор относила это не только к мошенничеству, но и к другим формам хищения.

Таким образом, право на имущество, заключенное в определенные документы, само является предметом хищения. В этом смысле право на имущество и правоотношения, связан­ные с этим имуществом, имеют различие, выступая как пред­мет и объект хищения. При мошенничестве виновный может не только завладеть правом на приобретение чужого имуще­ства, но и правом требования чужого имущества, завладев преступным путем определенными документами, например, правом требования банковского вклада, заложенного имуще­ства, безналичных денег и др.

Заметим, что уголовное законодательство ФРГ предмет имущественных преступлений трактует значительно уже, чем в законе РФ. Согласно УК ФРГ природу преступления опре­деляет его предмет, которым является чужая вещь - объект гражданского права собственности. Судебная практика ФРГ также не признает предметом хищений бестелесные вещи: мысли, идеальные блага, а также права требования, включая безналичные деньги (деньги на банковском счете).

В российской науке нет единства мнений по вопросу при­знания предметами хищений безналичных денег и банковских вкладов. Многие авторы полагают, что это не имущество, а «право требования обязательственно-правового, а не вещного характера, сущностью которого является обязательство банка выплатить по требованию клиента определенную денежную сумму или перечислить ее на его счет».

Другие криминологи считают, что в любом случае здесь предметом хищений выступают деньги, а безналичность - лишь форма их существования. По их мнению, «деньги, как наличные, так и безналичные, и в форме банковских вкладов являются предметом возможных хищений».

Мы присоединяемся к последнему мнению на том основа­нии, что для мошенничества характерно не только завладение самим имуществом, но и правом на имущество, что может вы­ражаться, например, в преступном завладении банковскими картами, чеками на предъявителя, используя при этом обман, ложные обещания, доверие. В России известны и широко рас­пространены хищения безналичных банковских средств также с помощью поддельных «авизо». Это осуществляется преступ­ником (чаще организованной группой) путем зачисления на расчетный счет организации денежных средств, фактически не списанных со счета организации-отправителя с применением поддельных документов.

Надо прямо назвать право на безналичные деньги пред­метом мошенничества уже и потому, что оно таковым назва­но и в законе. Это право опредмечивается различного рода документами и ценными бумагами, удостоверяющими иму­щественные права, осуществление или передача которых воз­можны только при передаче этих документов.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика