Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер



вернуться

 
ЕврАзЮж № 6 (25) 2010
Международное право
Хатам-заде Ф.Э.
Международно-правовое регулирование борьбы с пиратством на современном этапе
Пиратство – один из видов преступлений, имеющих древние корни в международном праве. В настоящее время борьба с этим преступлением – одна из главных проблем государств. Преступления пиратства, совершенные в Сомали и в некоторых международных и национальных водах, вынудили государства разработать новые стратегии в борьбе с ним. Представленная статья посвящена юридическим аспектам преступления пиратства, которое нуждается в принятии срочных мер. В статье исследованы история пиратства, его современное состояние, на основе сравнительного метода проанализированы его оценки в международной юридической литературе и практике.


    Многостороннего международного соглашения, в котором было бы дано общепризнанное определение пиратства и скоординированы методы борьбы с ним, не существовало до второй половины XX века. Эти вопросы регламентировались двусторонними соглашениями, национальным законодательством отдельных государств и нормами международного обычного права, которые складывались на протяжении веков и далеко не всегда тождественно комментировались различными государственными деятелями, юристами и публицистами. Все они сходились в одном – признавали, что пиратство затрагивает «безопасность человеческого рода», а следовательно, пиратов «должен поверить первый, в руках кого они окажутся».

     В начале XX века из понятия пиратства была исключена транспортировка рабов. В статье 3 многосторонней конвенции от 25 сентября 1926 г. предусматривалось, что суда, поставляющие невольников, ставятся в условия, аналогичные тем, которые «предусмотрены в конвенции от 17 июля 1925 г. относительно международной торговли оружием», то есть подлежат задержанию.  В Дополнительной конвенции об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, 1956 года перечисленные в ней акции не относятся к числу пиратских. Государства обязуются лишь принимать все зависящие от них меры для воспрепятствования тому, чтобы их порты, аэродромы, побережья использовались для перевозки рабов (п. b ст. 3); «раб, нашедший убежище на судне участвующего в настоящей конвенции государства, ipso facto (в силу самого факта) становится свободным» (ст. 4). Однако эти обязательства связывают только государства, участвующие в конвенции и признающие, что транспортировка рабов является преступлением, «влекущим за собой суровое наказание по их уголовному законодательству».

    До конца Второй мировой войны попыток дать определение пиратства и регламентации мер борьбы с ним не предпринималось.

    Пиратство возникло задолго до появления письменности. В Древней Греции пираты были вполне обыденным явлением, этим промыслом занималось население целых городов и местностей. Моряка, сошедшего с корабля на берег, могли запросто спросить: «Ты купец или пират?». Сохранились сведения о финикийских пиратах; морские разбойники упоминаются в «Одиссее» и у Геродота. Насколько можно судить, в гомеровские времена пиратство считалось едва ли не почетным занятием, ему благоприятствовали социальные и политические условия, существовавшие в Средиземноморье в ранней античности.

     Если борьба с терроризмом на море приобрела наибольшую актуальность только в середине нашего столетия, то борьба с пиратством ведется с давних времен.  Стремительный рост числа актов пиратства указывает на то, что меры, предпринимаемые мировым сообществом по борьбе с этими преступлениями, в том числе и в правовой сфере, являются недостаточно эффективными. Корсарами (от среднефранц. corsaire, восходящего к среднелат. cursarius – пират) в Европе первоначально именовали варварийских пиратов (Варвария – старинное название Северной Африки западнее Египта), которые грабили суда в Средиземном море, совершали набеги на испанское побережье, захватывали христиан и продавали их в рабство. Корсары фактически являлись каперами государств Северной Африки, Центральной и Южной Америки в XVII–XVIII вв. (впрочем, флибустьеры редко имели формальное каперское свидетельство, а чаще действовали на свой страх и риск, не пренебрегая при случае любой добычей).  Со временем корсарами и флибустьерами стали расширительно именовать любых пиратов. В IX–XI вв. викинги, северные морские разбойники, выходцы из Скандинавии, подвергали набегам прибрежные области Британии, Ирландии, Франции, Испании и всего средиземноморского бассейна вплоть до Византии. Нередко они временно обосновывались на покоренных землях, а иногда оставались там надолго. 

    Приход третьего тысячелетия  не избавил человечество от такого древнего порока, как пиратство.
Нападения на морские суда наносят значительный экономический ущерб государствам, которые используют морские пути для транспортировки коммерческих грузов. Существует опасность нанесения значительного ущерба морской среде и прибрежным странам в случае нападения на суда с экологически опасными грузами.

     Помимо прямого захвата и грабежа судов в море, на якорных стоянках и даже в портах существует и новое проявление пиратства – похищение доверяемых грузов с использованием ранее угнанных судов с пиратскими экипажами и фальшивыми документами на регистрацию судна и груз (так называемые «фантомные» суда). После продажи груза совершенно в другом месте, нежели порт назначения, «фантомное» судно, как правило, заново перекрашивается, переименовывается и перерегистрируется под другим флагом.

    Ныне нападению подвергаются практически все виды судов – от крупнотоннажных танкеров, сухогрузов, контейнеровозов до пассажирских судов и яхт.

    Отмечается возрастающая жестокость пиратов и соответствующий рост числа погибших. Так, если в 1994 г. не погиб ни один член экипажа потерпевших судов, то в начале нового века погибло свыше 200 человек.

      География пиратских нападений весьма обширна. Опасными считаются прибрежные воды Южной и Средней Америки (Карибское море, воды Коста-Рики, Бразилии, Колумбии), западное и восточное побережье Африки (район Гвинейского залива и территориальные воды Нигерии, Анголы и Сомали), районы Юго-Восточной Азии (ЮВА) и Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Самыми «пиратскими» являются побережье Индии и Шри-Ланки, зона Малаккского и Сингапурского проливов (район Филиппин, Малайзии и Индонезии), Таиландский залив и Южно-Китайское море (треугольник Гонконг–Макао–Китай). В последние годы каждый третий акт пиратства приходится на сомалийских преступников.

    При практически полном попустительстве властей, не уделяющих проблеме пиратства должного внимания, действуют пираты в Бразилии. Основной район деятельности их – порт Рио-де-Жанейро. Несмотря на оцениваемый ущерб экономике от деятельности пиратов в более чем 200 млн. долл. в год, правительство Шри-Ланки вынуждено мириться с пиратством, так как ВМС страны, вовлеченные в вооруженный конфликт с оппозиционными правительству силами, не имеют возможности вести эффективную борьбу с пиратами.

     Пираты активизируют свою деятельность. Так, согласно докладу Аналитического центра по проблеме пиратства Международного морского бюро, в 1999 г. в мире зарегистрировано 300 случаев пиратства, что в 3 раза больше, чем в 1991 г. В 2000 г. отмечалось уже 469 случаев, что на 56 % больше, чем в 1999 г. С 2005 по 2008 г. произошло более четырехсот случаев нападений на суда в мире. 

     В первом квартале 2008 г. в мире зарегистрировано более 30-ти нападений (8 случаев угона). Из этих нападений 40 произошли в водах африканского побережья, остальные в Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе (в Индонезии, в Малаккском проливе, Таиланде, Тайване), а также США и Сомали. Согласно докладу, опубликованному Королевским институтом международных отношений Великобритании, в период с января по сентябрь 2008 года сомалийские пираты захватили более 30 торговых судов. Общая сумма выкупов, заплаченных за освобождение судов правительствами разных стран, составила около 30 миллионов долларов.

    Пиратство как преступление международного характера издавна было признано мировым сообществом в качестве обычной нормы международного права в силу его особой опасности для международного морского судоходства. Необходимо отметить, что на международном уровне делалось немало попыток дать общее определение пиратства и закрепить его как преступление в договорной форме. Но каждый раз эти попытки встречали сопротивление государств, имеющих отличные интересы, прежде всего, это стремление защитить свой суверенитет, исключить неправомерные действия в отношении своих граждан в пределах морских пространств. Правовое закрепление определения пиратства имело место в основном в двусторонних международных договорах и законодательстве отдельных государств. В большинстве же прибрежных государств деяния подобного характера и поныне квалифицируются по самым различным статьям их уголовного законодательства.

     Предпринимались попытки дать определение пиратства и со стороны наиболее известных и квалифицированных специалистов по публичному праву. Например, Л.Оппенгейм охарактеризовал пиратство как «всякое насильственное действие, осуществляемое в открытом море без надлежащего разрешения частным судном в отношении другого судна с целью грабежа (animo furandi)».

    В современном международном праве пиратство (от греч. «пейратес» – разбойник, пират) – грабеж или иные насильственные действия, осуществляемые с частных кораблей в международных водах либо с частных воздушных судов в воздушном пространстве над международными водами.

    В словаре международного морского права понятие пиратства рассматривается как морской разбой (от греч. peirates и лат. pirata) – противоправные насильственные действия, совершаемые пиратским судном (летательным аппаратом) в открытом море или в любом другом месте вне юрисдикции какого бы то ни было государства.  Французская энциклопедия Ларусса характеризует пиратство как «преступление, совершенное на море против судна, его экипажа и груза».

    Большой интерес представляют первые попытки кодифицировать международно-правовые нормы в этой области. В этой связи следует отметить проект конвенции о борьбе с пиратством 1926 года, который не получил одобрения членов Лиги Наций, а также проект Гарвардского научного центра (1930 г.), в проекте конвенции которого пиратство определялось как имеющий место вне пределов государственной юрисдикции акт насилия и грабежа, совершенный с намерением ограбления, хищения, заточения или убийства людей, разрушения собственности (ст. 1); все это «в личных целях без намерения bona fide доказать свое право» (ст. 2).

      Пиратство как преступление международного характера получило договорное закрепление в Конвенции об открытом море 1958 года (далее – Конвенция 1958 года) и Конвенции ООН по морскому праву 1982 года (далее – Конвенция 1982 года). В этих международных договорах международное сообщество подвело некоторый итог поискам общеприемлемого определения пиратства. В соответствии со ст. 15 Конвенции 1958 года и ст. 101 Конвенции 1982 года пиратством является любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж, совершенный с личными целями экипажем или пассажирами какого-либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата и направленный: в открытом море против какого-либо другого судна или летательного аппарата или против лиц или имущества, находящихся на их борту; против какого-либо судна или летательного аппарата, лиц или имущества в месте, находящемся за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства. Пиратством также являются: добровольное участие в использовании какого-либо судна или летательного аппарата, совершенное со знанием обстоятельств, в силу которых судно или летательный аппарат является пиратским судном или летательным аппаратом; любое деяние, являющееся подстрекательством или сознательным содействием совершению указанных выше действий. В соответствии со ст. 15 Конвенции 1958 года и ст. 101 Конвенции 1982 года подобными действиями могут быть также любой акт добровольного участия и использования какого-либо судна или летательного аппарата, совершенные со знанием обстоятельств, в силу которых судно или летательный аппарат является пиратским судном или летательным аппаратом, а также любое деяние, являющееся подстрекательством или сознательным содействием совершению вышеуказанных действий. Нередко акты пиратства и вооруженного грабежа против судов могут совершать одни и те же люди, что необходимо учитывать при предупреждении и пресечении подобных действий. Часто среди высадившихся на борт грабителей узнают людей, которые ранее имели доступ на судно в качестве береговых рабочих. Имеют место случаи, когда пираты заранее засылают на судно своих сообщников под видом пассажиров. Сообщники осуществляют предварительную разведку обстановки на судне, создают условия для пиратов. Затем уже в назначенном месте судно подвергается нападению.

    Согласно ст. 101 Конвенции ООН по международному морскому праву (ММП) 1982 г. пиратство – противозаконный акт насилия (принуждения) в отношении судов или летательных аппаратов (ЛА) в открытом море или районах за пределами зон юрисдикции каких-либо государств.

    Важно отметить, что с принятием указанных конвенций обычные нормы о пиратстве своего значения не утратили. Г.М.Даниленко по данному вопросу отмечает, что обычай в таком случае не теряет своего значения, и, следовательно, норма Конвенции 1958 года о борьбе с пиратством является обязательной для государства, не участвующего в Конвенции, как обычная норма, которая возникла до принятия данной Конвенции. Он считает, что нормы, содержащиеся в тексте той или иной конвенции (соглашения), могут быть обязательными для государств, которые не являются ее сторонами, в силу нормы обычного права: с одной стороны, если обычная норма сложилась до принятия конвенции, и, с другой стороны, если такая норма возникла после заключения конвенции и на ее основе.

     Определение пиратства в соответствии с Конвенцией 1958 года и Конвенцией 1982 года признано большинством государств мира и нашло отражение в уголовном законодательстве многих стран.

   Наиболее важным признаком, позволяющим выделить пиратство среди других видов преступлений, является цель, которую преступники ставят перед собой. Учет этой цели весьма важен при предупреждении и пресечении данных преступлений. В рассматриваемых конвенциях отмечается, что пиратскими могут быть только акты, совершаемые с личными целями, причем их содержание в этих конвенциях не раскрывается. Статистика свидетельствует о том, что в своем большинстве пиратские акты совершаются прежде всего с корыстными целями. В то же время пиратство может совершаться не только в этих целях (на что справедливо указала Комиссия международного права в своих комментариях к Конвенции об открытом море 1958 года).  К личным целям можно также отнести разорение конкурентов по «заказу», достигаемое с помощью пиратов путем захвата судна или его уничтожения вместе с имуществом, находящимся на его борту (эта цель близка к корыстным целям), месть и другие личные цели. В цели, предусмотренной в международно-правовом составе пиратства, по мнению автора, подчеркивается прежде всего ее отличие от целей политического характера.

     Заметим, что при пресечении вооруженного нападения на судно, как и при принятии решения на захват судна, его осуществившего, цель совершения преступления установить практически невозможно. Поэтому указание в упомянутых конвенциях на более широкий спектр целей преступных действий способствует более эффективному пресечению актов пиратства и их дальнейшему расследованию, чего нельзя сказать о конкретной цели пиратства. Это значительно сужает возможности правоохранительной практики; не отвечает духу выработки одинаковых подходов в уголовном законодательстве различных государств, потребностям взаимности при пресечении пиратских актов в отношении судов иностранных государств.

     Чтобы добиться своих целей, лица, совершающие пиратство, выбирают необходимый объект преступления, средства, способы  и орудия его осуществления. Общий объект пиратства, а также соответствующих преступлений по уголовному законодательству государств образуют межгосударственные и внутригосударственные общественные отношения в сфере обеспечения безопасности морского судоходства. Непосредственными объектами пиратства выступают жизнь и здоровье экипажа и пассажиров судна. Предмет этих преступлений составляют суда, летательные аппараты, имущество, находящиеся на их борту, которые являются одними из признаков пиратства в соответствии с Конвенцией 1958 года и Конвенцией 1982 года.

      Важно отметить, что в ст. 15 Конвенции 1958 года и ст. 101 Конвенции 1982 года не указывается на какие-либо характеристики предмета преступления, например на принадлежность флага судна, формы собственности и т. п. Нет указания на виды и типы судов.

      Наблюдается тесная взаимосвязь признаков преступлений, предусмотренных рассматриваемыми конвенциями, которые характеризуют субъект и средства его совершения. Так, в соответствии со ст. 101 Конвенции 1958 года и ст. 102 Конвенции 1982 года субъектом данного преступления являются экипаж или пассажиры какого-либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата. Здесь можно отметить, что спектр возможных типов судов, используемых для пиратства, может быть достаточно широк – от небольших лодок до современных скоростных катеров и судов.

    Статья 103 Конвенции 1982 года определяет судно как пиратское, если оно предназначается лицами, имеющими над ним власть, для совершения любого из действий, предусмотренных в ст. 101 Конвенции 1982 года.  Это также относится к судну, которым пользовались для совершения таких действий, до тех пор, пока оно остается под властью лиц, виновных в этих действиях. Л.Н.Галенская утверждает, что субъектом пиратства могут быть только физические лица, действовавшие по своему собственному усмотрению без полномочий со стороны государства. При этом она считает, что не имеет квалифицирующего значения принадлежность судна (частное, государственное), ибо определяющим моментом является наличие или отсутствие полномочий от государства.  Выяснить это обстоятельство при пресечении неправомерного захвата иногда крайне проблематично.

      Чтобы завладеть судном, имуществом, находящимся на его борту, достигнуть иных личных целей преступным путем, пираты, как правило, прибегают к насилию в отношении экипажа и пассажиров судна. В рассматриваемых конвенциях действия с применением насилия получили весьма обобщенную формулировку – «любой неправомерный акт насилия». Хотя в рассматриваемых международно-правовых нормах орудия, с помощью которых пираты прибегают к насилию для достижения своих целей, не указываются, в качестве орудий насилия, как показывает практика, пираты используют огнестрельное оружие (пистолеты, винтовки, пулеметы, гранатометы и т. п.), а также взрывные устройства различного характера. Это обусловлено также и тем, что пираты готовы к тому, что экипаж судна окажет им сопротивление. Нередко пираты используют в качестве орудий преступления ломики, ножи, топоры, дубинки и т. д., что позволяет заключить, что основной формой насилия, осуществляемого пиратами, является насилие, опасное для жизни и здоровья экипажа и пассажиров судов.

      Несмотря на то, что в положениях Конвенции 1958 года, Конвенции 1982 года отсутствует признак угрозы применения актов насилия, эта угроза обычно сопровождает действия пиратов. Следует отметить, что захват судна, завладение имуществом, находящимся на его борту, пираты могут осуществлять и без высадки на судно. Например, пираты нередко осуществляют предупредительный обстрел судна, а когда оно застопорит ход, предъявляют свои требования. Это подтверждает, что посягательство на личность при совершении пиратства выступает как способ достижения преступниками своих целей.

     Таким образом, можно заключить, что признаки состава пиратства соответствуют ряду признаков пиратства согласно нормам международного права, которые могут выступать в качестве самостоятельного международно-правового состава. То есть можно говорить о сложном международно-правовом составе пиратства.

       В соответствии со ст. 15 Конвенции 1958 года и ст. 101 Конвенции 1982 года действиями пиратов считается также и «любой грабеж против лиц и имущества, находящихся на борту судна». В международном праве не раскрывается, что понимается под термином «грабеж» и тем более под его разновидностями. Подобные действия по своему содержанию применяются в основном против малых судов, катеров, шлюпок, экипаж и пассажиры которых не имеют возможности противостоять силовому воздействию группы нападающих. Но так как характеристика действия «любого акта насилия» вынесена в указанных статьях конвенций в отдельный признак объективной стороны пиратства, надо полагать, что грабеж в этих статьях – это деяние, совершенное без применения насилия. В то же время на практике пиратские нападения почти всегда сопровождаются применением насилия или угрозой его применения.

     Объективная сторона пиратства, как следует из положений ст. 15 Конвенции 1958 года и ст. 101 Конвенции 1982 года, определяется так же, как и «любой неправомерный акт задержания»  в отношении указанных объектов.

      По мнению автора, «любой неправомерный акт задержания» в открытом море по своему значению ближе к термину «неправомерный захват судна». Нельзя задержать судно, не установив тем или иным образом контроль над ним и его действиями. Если преступники задержали судно с целью его угона, то этот признак во взаимосвязи с другими признаками, указанными в ст. 15 Конвенции 1958 года и ст. 101 Конвенции 1982 года, охватывается признаками состава преступления, предусматривающего ответственность за угон судна водного транспорта, а равно захват такого судна с целью угона. В соответствии с их положениями подобные действия могут сопровождаться применением насилия, опасным для жизни или здоровья, либо угрозой применения такого насилия. Но достаточным условием для совершения пиратства в соответствии с международным правом является его задержание без применения насилия.

     Захват судна при пиратстве может перерасти и в удержание находящихся на нем пассажиров и экипажа в качестве заложников и даже в продажу этих лиц в рабство. При захвате заложников преступники выдвигают различного характера требования к заинтересованным лицам. Например, требования материального характера, освобождения из мест лишения свободы своих сообщников и т. д. Подобные действия нередко сопровождаются угрозами убийства, причинением телесных повреждений, длительным удержанием пассажиров и экипажа захваченного судна.

     Необходимо также отметить, что по международному праву пиратство считается преступлением только в открытом море или в месте, находящемся за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства.

      Таким образом, рассмотренная взаимосвязь: цель преступления – непосредственный объект преступления – средства, орудия преступления, вид и способ действий, применяемых преступниками для достижения своей цели, – место преступления – является той основополагающей международно-правовой конструкцией пиратства, которая поможет более эффективно соотнести ее с уголовным законодательством в правоохранительных интересах.

      Важную роль в вопросе оповещения о совершенных нападениях на суда сыграл циркуляр ИМО,  в котором государствам было предложено использовать системы связи, предусмотренные Международной конвенцией по поиску и спасанию на море, для оказания помощи судну, подвергшемуся нападению. Было также рекомендовано использовать систему ИНМАРСАТ и другие коммуникационные методы, предусмотренные Глобальной морской системой связи при бедствии и для обеспечения безопасности (в некоторых случаях для этих целей капитаны судов используют аварийные радиобуи). Организации передачи сообщений подобного характера было уделено внимание на 18-й сессии Ассамблеи ИМО, где был одобрен проект резолюции,  посвященной данному вопросу. В то же время в связи с непрекращающимися случаями пиратских и других вооруженных нападений на суда и наличием проблемы исчезновения судов необходимо дальнейшее совершенствование правового регулирования как на государственном, так и на международном уровнях, механизма оповещения, поиска и спасания судов, подвергшихся пиратским нападениям.

     Значительный вклад в борьбу с террористической деятельностью пиратов внес региональный форум АСЕАН о сотрудничестве в борьбе с пиратством и другими угрозами безопасности на море (Пномпене), в материалах (19 июня 2003 года) которого нашли свое отражение положения, предусматривающие совместное пресечение актов пиратства и вооруженного ограбления судов, а также вероятность совершения террористических актов против незащищенных судов, осуществляющих морские перевозки. В этом документе указывается, что пиратство как террористическое преступление угрожает экономическому росту Азиатско-Тихоокеанского региона и подрывает стабильность мировой торговли, учитывая в особенности то, что подобные преступления вошли в инструментарий транснациональной организованной преступности. В целях противодействия этому все более тяжкому международному преступлению необходимо наращивать широкое региональное взаимодействие по борьбе с транснациональной организованной преступностью, включая сотрудничество и координацию между всеми заинтересованными институтами, в том числе подразделениями ВМФ, береговой охраной, правоохранительными органами, судоходными компаниями, экипажами судов и портовыми властями. Государства АСЕАН решили, что такого рода усилия должны основываться на соответствующем международном праве, включая рекомендации руководящих принципов по пресечению пиратства и вооруженных ограблений судов, Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г., Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г. и ее Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, а также рекомендации и руководящие принципы Международной морской организации по предупреждению и пресечению пиратства и вооруженных ограблений судов на море, Международную конвенцию по охране человеческой жизни на море 1974 г., в частности, ее новый раздел XI-2, Международный кодекс по охране судов и портовых сооружений (Кодекс ОСПС), и содействовать координации и взаимодействию между ними в этих целях. Страны – участницы АРФ выразили намерение в возможно короткие сроки присоединиться к Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 года и ее Протоколу о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, в том случае, если они еще не сделали этого.

       Страны – участницы АРФ решили взаимодействовать в обеспечении защиты морских судов, занятых в международных перевозках, посредством: укрепления сотрудничества в вопросах борьбы с пиратством и вооруженными ограблениями судов в регионе между судоходными компаниями участников АРФ и такими организациями, как Международная морская организация (ИМО) и Центр информации о пиратстве Международного морского бюро (ММБ); скорейшего применения всей совокупности поправок и дополнений к Международной конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 года и нового Кодекса ОСПС, принятого на Дипломатической конференции по безопасности на море, состоявшейся в декабре 2002 года, к чему призывает Резолюция № 6 Конференции; подтверждения обязательства наказания лиц, виновных в совершении актов пиратства и вооруженных ограблений судов, в соответствии с внутренним законодательством; одобрения усилий Международной морской организации по развитию инструментов и рекомендаций (руководящих принципов) с целью их использования для предупреждения и пресечения пиратства и вооруженных ограблений судов (рекомендации правительствам по предупреждению и пресечению пиратства и вооруженных ограблений морских судов;  инструкция судовладельцам, судоходным компаниям, капитанам и экипажам судов по предупреждению и пресечению пиратства и вооруженных ограблений морских судов  и т. д.).

     Страны – участницы АРФ усилили борьбу с транснациональной организованной преступностью и вооруженными ограблениями судов, намерены добиваться эффективного применения соответствующих международных механизмов.

     В силу вышеизложенного и в целях правовой оценки пиратства необходимо отметить, что, по мнению экспертов ИМО и АСЕАН, это преступление должно квалифицироваться как «международный терроризм» вследствие приобретения в последнее время пиратством особо опасных форм. В различных источниках подобный вывод в основном декларируется, а необходимое обоснование отсутствует. Проводя соотносительную оценку пиратства и имеющих террористическую направленность преступлений, угрожающих безопасности морского судоходства (далее – актов международного терроризма), как правовых и социальных явлений, можно только отчасти согласиться с утверждением экспертов ИМО, а также с мнениями подобного характера, высказываемыми отдельными юристами. В этой связи представляют большой интерес исследования Л.А.Моджорян, попытавшейся провести параллели между пиратством и терроризмом.

     Нельзя не заметить, что имеются некоторая общность и различие признаков международно-правового состава указанных деяний, которые предусмотрены в универсальных международных договорах. Общий объект этих преступлении образуют межгосударственные и общественные отношения внутри государств в сфере обеспечения безопасности морского судоходства. При нападении на суда преступники нередко используют схожие орудия, средства и способы, прибегая к насилию или к угрозе его совершения в отношении людей. Правда, надо отметить, что при совершении актов терроризма преступники используют более широкий спектр орудий и средств. Субъективная сторона этих преступлений характеризуется виной в форме прямого умысла, при котором лица сознают общественно опасный характер своих действий, желают их совершения, преднамеренно совершают противоправные действия по отношению к объектам нападения. Если рассматривать территориальные пределы совершения актов международного терроризма, то, как и акты пиратства, эти преступления могут совершаться в том числе и в пределах открытого моря.

     Общим в актах международного терроризма, совершаемых на море, и пиратстве является и то, что их характеризует значительная общественная опасность, а в результате их совершения возможны тяжелые последствия (гибель судов и людей, существенное загрязнение морской среды и т. п.), а также осложнения в межгосударственных отношениях. Эти преступления оказывают значительное физическое и психическое воздействие на мировое сообщество, в прямом смысле слова «терроризируя» население прибрежных государств и лиц, участвующих в международном судоходстве, оказывают негативное воздействие на укрепление международных связей, затрагивают жизненно важные интересы государств в различных сферах. Рассмотрение вопроса о сходстве и различии пиратства и актов терроризма носит не только теоретический, но и прикладной характер.

    Таким образом, по нашему мнению, рассматривая совокупность указанных выше признаков, можно говорить о некотором сходстве пиратства с имеющими террористическую направленность преступлениями, угрожающими безопасности морского судоходства. Ряд общих причин возникновения пиратства как социального явления, а также ряд условий и факторов, способствующих совершению актов пиратства, были проанализированы автором выше. Тем не менее, целесообразно отметить еще следующее. В настоящее время пиратство приняло очень широкий размах Торговые суда многих государств все чаще становятся легкой добычей для пиратов, которые представляют собой хорошо вооруженные преступные группы. Многие суда плавают под флагом государств свободной регистрации, и в случае совершения в отношении этих судов актов пиратства указанные государства часто не имеют каких-либо возможностей или желания вмешиваться в происшедшее. Важно отметить и тот факт, что увеличение количества нападений на суда обусловлено также снижением присутствия военно-морских сил государств в регионах наибольшего распространения пиратства. В результате этого суда, находящиеся в районах с повышенной активностью пиратов, не могут защитить себя от их нападений. Но не это основные причины и условия, детерминирующие пиратство.

    По нашему мнению, корни пиратства, как и терроризма на море, находятся на берегу и определяются социально-экономическими, социально-политическими процессами, происходящими в конкретных государствах. Совершение актов пиратства на море прежде всего является следствием недостаточной эффективности мер, предпринимаемых государствами в отношении этих преступлении в пределах своей сухопутной территории. Поэтому без принятия эффективных правоохранительных мер на национальном уровне данная проблема не будет решена еще долгие годы и будет «лакмусовой бумажкой», отражающей как состояние этих мер, так и социально-экономическое и социально-политическое положение в прибрежных государствах. В противном случае государства, суда которых находятся в районах с повышенной активностью пиратов, в большинстве случаев будут вынуждены осуществлять против актов пиратства защитные меры.

     В своей резолюции о Мировом океане и морском праве  Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций высказала обеспокоенность растущей угрозой, которую создают для судоходства пиратство и вооруженный разбой на море, и выразила признательность и поддержку ИМО за текущую работу в этой области.  Ассамблея призвала государства всесторонне сотрудничать с ИМО в борьбе с пиратством и вооруженным грабежом против судов, в том числе путем представления этой организации сообщений об инцидентах. Она также призвала государства осуществлять руководящие указания ИМО по предотвращению пиратских нападений и вооруженного разбоя и сотрудничать с Редакционной группой ИМО, учрежденной для разработки стандартных руководящих указаний для правительств по расследованию нападений на суда и привлечению к ответственности правонарушителей, а также сотрудничать в рамках других инициатив ИМО в этой области. Генеральная Ассамблея настоятельно призвала все государства, в частности прибрежные государства в затрагиваемых регионах, принимать все необходимые и надлежащие меры для предупреждения актов пиратства и вооруженного грабежа на море и борьбы с ними, в том числе посредством регионального сотрудничества, проводить расследование и сотрудничать в расследовании таких актов, где бы они ни происходили, и предавать совершающих такие акты правосудию в соответствии с международным правом.

     В настоящее время пираты вновь активизировались. Так, они перехватили фешенебельную французскую круизную яхту «Ле Понан» с 30 членами экипажа на борту у берегов Сомали. Кроме того, сомалийские пираты захватили турецкое судно в Аденском заливе. На борту судна, перевозившего железную руду из Канады в Китай, находились 20 моряков. 

    Из-за постоянных нападений на суда в Аденском заливе несколько стран мира, в том числе США и Россия, направили свои военные корабли к берегам Сомали. За 2008 год пираты захватили около трех десятков судов. 

    Для сторожевого корабля «Неустрашимый» российского Балтийского флота столкновение в Аденском заливе стало первым боем с пиратами. Британские военные корабли находятся у берегов Сомали в рамках операции НАТО по борьбе с пиратством, которое в условиях гражданской войны в этой стране приобрело такой размах, что стало серьезной угрозой для судоходства в этом регионе. Россия в сентябре направила к Африканскому рогу один боевой корабль. 

    Самым опасным трофеем пиратов явилось судно «Фаина» с экипажем из граждан Украины и России, следовавшее из Украины с грузом танков и боеприпасов. Противостояние с пиратами, удерживающими это судно, продолжается.

    В 2008 году в Аденском заливе у берегов Сомали активизировались пираты. Они стали захватывать иностранные торговые суда так часто, что в июне ООН была вынуждена принять резолюцию, позволяющую иностранным военным кораблям преследовать пиратов в территориальных водах Сомали. Власти Сомали не могут самостоятельно справиться с проблемой, так как последние 17 лет в стране идет гражданская война. 

       2 июня 2008 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию, согласно которой иностранные военные корабли получили право в течение следующих шести месяцев свободно преследовать морских разбойников в территориальных водах Сомали. ООН дала право иностранным государствам посылать свои военные корабли в воды Сомали для борьбы с пиратством. Все 15 членов Совета Безопасности единодушно поддержали проект резолюции, предложенной Францией и США. Причем помощи в борьбе с пиратством просят и правительство Сомали, и генеральный секретарь ООН. Побережье Сомали растянулось на 1800 миль вдоль Африканского Рога, и сомалийские пираты уже реально угрожают одному из самых главных водных путей мира, связывающему Индийский океан с Суэцким каналом.  Правда, документ не предусматривает полной свободы действий для иностранных борцов с морскими разбойниками. Перед началом спецоперации корабли должны будут подавать запрос властям Сомали. Однако, по всей видимости, это не станет серьезным препятствием. Власти Сомали не только не возражают против того, чтобы иностранцы сами разобрались с пиратами, но и всесторонне поддерживают эту идею.

     Вслед за ООН Европейский союз начал операцию по обезвреживанию пиратов, действующих в Аденском заливе у берегов Сомали. В операции, получившей название «Аталанта» (Atalanta), участвуют как минимум семь кораблей, в том числе три фрегата. Для наблюдения за ходом операции используются самолеты. Возможно, помимо Великобритании, Франции, Германии, Греции, Нидерландов, Испании, Португалии и Швеции в борьбе с пиратами примет участие не входящая в Евросоюз Норвегия. Примерно треть всех регистрирующихся в мире нападений на суда происходит у берегов Сомали. Пираты пользуются тем, что через Аденский залив проходит очень оживленный морской путь, а также тем, что в стране много лет идет гражданская война, не позволяющая властям эффективно бороться с преступностью. Последним на сегодняшний день пираты захватили датский сухогруз CEC Future. Недавно президент Сомали Абдуллахи Юсуф Ахмед призвал как жителей страны, так и международное сообщество препятствовать пиратству своими силами. Россия, Индия и НАТО направили к берегам Сомали свои военные корабли. Ранее резолюция, позволяющая иностранным военным кораблям преследовать пиратов в водах Сомали, была принята ООН.

   К пиратству относятся также сознательное соучастие в пиратском акте, подстрекательство или сознательное содействие его совершению. В конвенциях приводятся основные положения, дающие основания для квалификации преступления как акта пиратства: 1) совершение его «в личных целях» членами экипажа или пассажирами частновладельческого судна или летательного аппарата; 2) совершение в открытом море или в другом пространстве, расположенном вне территориальной юрисдикции государств; 3) совершение одним судном в отношении другого или береговых сооружений. В обеих конвенциях предусматриваются также пиратские действия «военного судна или государственного судна или государственного летательного аппарата, экипаж которого поднял мятеж и захватил власть над этим судном или летательным аппаратом» (ст. 16 конвенции 1958 г. и ст. 102 конвенции 1982 г.).

   Пиратское судно может утратить или сохранить свою национальную принадлежность, несмотря на пиратские действия, в зависимости от законов государства, которым она ему предоставлена (ст. 18 конвенции 1958 г. и ст. 104 конвенции 1982 г.). Преследование и захват судов или летательных аппаратов, совершающих пиратские акции, могут производиться «военными кораблями или военными летательными аппаратами либо другими судами или летательными аппаратами, состоящими на правительственной службе и на то уполномоченными» (ст. 21 конвенции 1958 г. и ст. 107 конвенции 1982 г.).

     Сферой преследования является как собственная территория, так и открытое море или другое пространство, расположенное за пределами юрисдикции какого-либо государства. В этом пространстве «любое государство может захватить пиратское судно или пиратский летательный аппарат либо судно или летательный аппарат, захваченные посредством пиратских действий и находящиеся во власти пиратов, арестовать находящихся на этом судне или летательном аппарате лиц и захватить находящееся на нем имущество. Судебные учреждения того государства, которое совершило этот захват, могут выносить постановление о наложении наказаний и определять, какие меры должны быть приняты в отношении таких судов, летательных аппаратов или имущества, не нарушая прав добросовестных третьих лиц» (ст. 19 конвенции 1958 г. и ст. 105 конвенции 1982 г.). Из этих статей следует, что преследование и захват пиратского судна или летательного аппарата могут производиться любым уполномоченным на то судном или летательным аппаратом, который передаст пиратов собственному государству. Это государство проводит расследование и направляет дело в суд в соответствии со своей национальной процессуальной процедурой. На это государство возлагается лишь обязательство защищать интересы добросовестных лиц, пострадавших от действий пиратов, и соблюдать в отношении обвиняемых процессуальные гарантии.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика