Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Латентный характер преступлений против семьи и несовершеннолетних
Научные статьи
05.09.16 16:48

Латентный характер преступлений против семьи и несовершеннолетних

СЕМЕЙНОЕ ПРАВО
Ханова З. Р.
3 94 2016

Статья посвящена латентному характеру преступлений против семьи и несовершеннолетних. Отмечается, что латентность преступлений против семьи и несовершеннолетних искажает статистическую картину преступлений и отрицательно сказывается на обществе в целом. Изложены взгляды различных ученых по данной проблеме. Настоящее исследование может дать исчерпывающий материал для организации и проведения соответствующей профилактической работы.

В настоящее время о состоянии преступности судят по статистическим показателям, отражающим число официаль­но зарегистрированных преступлений в том или ином реги­оне или в масштабе всей страны. Наряду с этим существует латентная преступность, о масштабах которой трудно даже построить обоснованные предположения. По оценкам экс­пертов, латентная преступность превышает регистрируемую в 3-4 раза. В латентной преступности выделяется две части: «скрытая», или не становящаяся известной правоохранитель­ным органам (естественная), и «скрываемая» - становящаяся известной, но по разным причинам не находящаяся отраже­ния в статистических отчетах (искусственная).


 

Преступления против семьи и несовершеннолетних в целом имеют высокую искусственную латентность. С одной стороны, они причиняют вред общественным отношениям, с другой - не влияют на статистические показатели преступно­сти и, таким образом, создают как бы внешнее благополучие борьбы с ней.

Латентность преступлений против семьи и несовершен­нолетних имеет весьма отрицательные последствия, такие как: искажение представления о фактическом состоянии и харак­тере преступности, размере причиняемого ущерба, наруше­ние принципа неотвратимости ответственности и создание обстановки безнаказанности, способствующей новым право­нарушениям, препятствие выявлению полной картины при­чин преступности и выработке на этой основе более эффек­тивных средств и методов борьбы с ней.

В отношении преступности против несовершеннолетних в семье эти показатели также могут быть увеличены в 2-3 раза. К примеру, несмотря на распространенность таких наруше­ний, удельный вес преступлений, предусмотренных статьями 150, 151 УК РФ, не превышает 0,8 % в общей массе уголовных дел, рассмотренных судами. Эта цифра не отражает реального состояния дел. Даже самые приблизительные подсчеты с по­мощью метода виктимизации показывают, что латентность данного вида преступлений составляет 89,7 %. В связи с этим органам следствия необходимо уделять большое внимание выяснению обстоятельств совершения антиобщественных дей­ствий несовершеннолетними и привлекать к уголовной ответ­ственности лиц, виновных в вовлечении их в совершение таких действий.

В составе латентной преступности с учетом выяв- ленности и учтенности преступления и лица, его совершив­шего, можно выделить две основные совокупности престу­плений: естественно-латентные и искусственно-латентные. К естественно-латентным следует относить совокупность пре­ступлений, не ставших достоянием органов и учреждений, регистрирующих их и осуществляющих преследование вино­вных, соответственно, не учтенных в уголовной статистике и в отношении которых не приняты предусмотренные законом меры реагирования. В зависимости от специфики факто­ров, способствующих естественной латентности, латентные преступления против несовершеннолетних можно подразде­лить на две группы. Первая группа включает преступления, о совершении которых может не знать никто, кроме самого правонарушителя. Это преступления против малолетних и несовершеннолетних, совершенные в семье или в закрытых воспитательных учреждениях. Более высоколатентными являются преступления против половой неприкосновенности, со­вершаемые в семье.

Ко второй группе можно отнести преступления, о ко­торых потерпевшие не сообщают в силу беспомощности. Например, И.Т.П. Ленинским судом г. Махачкалы осуждена к трем годам лишения свободы за причинение средней тяже­сти вреда здоровью десятилетней падчерице И.И.О. Мачеха в течение трех лет постоянно издевалась над девочкой, при­чиняла увечья, оставляла без еды, на холоде. Но об этом ста­ло известно только тогда, когда девочка попала в больницу с травмой головы.

Вторую разновидность латентной преступности, совокуп­ность искусственно-латентных преступлений, образуют как из­вестные правоохранительным органам преступления, но не взятые ими на учет, так и учтенные, но не раскрытые либо неполно раскрытые.

Следует отметить, что количество зарегистрированных преступлений зависит не столько от деятельности сотрудни­ков ОВД, сколько от желания потерпевших и их родственни­ков подать заявление о совершенном преступлении.

В ходе исследования выяснилось, что, оказавшись в ситу­ации семейного насилия, несовершеннолетний прежде всего обратится за помощью к родственникам и друзьям (50 % и 49 % соответственно), в социально-психологические службы, в том числе в кризисный центр (42 %), в правоохранительные органы (30 %), в органы здравоохранения (13 %). 12 % опро­шенных считают, что им никто не поможет.

Следует также отметить, что окончательное решение об обращении в правоохранительные органы принимают не сами потерпевшие, а их законные представители - взрослые родственники, чаще всего один из родителей. Типичной си­туацией является обращение законного представителя несо­вершеннолетнего потерпевшего с заявлением на преступные действия бывшего супруга, с которым сложились неприязнен­ные отношения. При этом крайне редко заявления поступают на действия старших братьев и сестер, так как законные пред­ставители несовершеннолетних потерпевших и преступников предпочитают сами разбираться со своими детьми, без уча­стия правоохранительных органов. Кроме того, ст. 51 Консти­туции РФ и статьи УПК РФ закрепляют положение, согласно которому никто не должен свидетельствовать против себя са­мого, своего супруга и своих близких родственников.

По оценкам Г. М. Миньковского, в нашей стране лишь о 7 % случаев жестокого обращения с детьми становится известно правоохранительным органам. При этом учителя и воспита­тели детских садов в 8-10 раз лучше осведомлены об этом, чем сотрудники полиции. Однако в действующем законодатель­стве отсутствуют нормы, обязывающие специалистов, работа­ющих с детьми, сообщать в правоохранительные органы обо всех случаях, когда имеются достаточные основания полагать, что в отношении несовершеннолетнего применяется или при­менялось насилие. Это приводит к тому, что дети оказываются лишенными какой бы то ни было помощи, если насилие ис­ходит от члена их семьи.

Потерпевшие чаще всего не знают о том, что имеют право на защиту от насильственных посягательств со стороны род­ственников, многие воспринимают совершаемые в их отно­шении преступления как элемент воспитательного процесса. Так, в результате исследования, проведенного А. И. Морозо­вым, 2/5 опрошенных, подвергшихся жестокому обращению, вообще не имеют четкого представления о противоправности избиений, оскорблений, ограничения свободы и т.д.

Данные выводы подтверждаются исследованием, про­веденным A. A. Никитиной, согласно которому почти 90 % несовершеннолетних преступников, к которым применялось насилие, считают, что при воспитании оно является необхо­димым, так как словами не всегда можно убедить, и родители применяют наказание за дело, даже если избивают. Заслужи­вает пристального внимания тот факт, что в возрасте до три­надцати лет подросток очень сильно привязан к родителям, особенно к матери. Даже в тех случаях, когда было известно, что к нему со стороны матери применялось неоднократно на­силие, он (в 87 % случаев) говорит об обратном, всеми способа­ми выгораживая ее.

Поэтому в целях предупреждения насилия в семье в от­ношении детей необходимо проводить мероприятия, направ­ленные на просвещение населения об имеющихся у них пра­вах и средствах, обеспечивающих их защиту.

Также на низкий уровень раскрываемости данных пре­ступлений влияет сложность собирания доказательственной базы: отсутствие свидетелей, не являющихся членами семьи потерпевшего и обвиняемого, противоречивость показаний подозреваемых и потерпевших, нежелание участников про­цесса «выносить сор из избы», боязнь мести со стороны обид­чика и других родственников, отсутствие вещественных доказа­тельств, несвоевременность проведения судебно-медицинских освидетельствований, невозможность полностью устранить давление, оказываемое виновным на потерпевшего в процессе следствия и суда и т.п. Кроме того, в настоящее время права подозреваемых, обвиняемых и подсудимых, в том числе и по делам о преступлениях, совершенных в семье в отношении не­совершеннолетних, защищены гораздо лучше, чем права по­терпевших.

Все перечисленное влияет на рост латентной преступ­ности в семье, порождает ощущение безнаказанности у пре­ступника и усиливает виктимность жертвы. Поэтому, если не будут предприняты соответствующие меры диагностики, вы­явления и профилактики, насилие в семье с его многочислен­ными жертвами и правонарушителями может продолжаться еще целые поколения без разоблачения и адекватного воздей­ствия на виновных.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика