Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Международное право как основа права Всемирной торговой организации
Научные статьи
26.09.16 13:55

Международное право как основа права Всемирной торговой организации

     
  
МЕЖДУНАРОДНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРАВО
Салия М.Р.
4 95 2016
В статье раскрывается проблема соотношения международного права и права ВТО, которое рассматривается рядом ученых в качестве «замкнутой» системы. Автор пытается определить, так ли на самом деле «закрыто» право ВТО от международного права.


Является ли международное право основой Всемирной торговой организации (ВТО)? В доктрине, как западной, так и отечественной, сформировались две основные точки зрения. Согласно первой, ВТО действует на основе выработанного «внутреннего» права, называемого правом ВТО, т.е. это своего рода некая «замкнутая», «закрытая» система. Иного мнения придерживаются те, кто считает, что ВТО, как любая между­народная организация, неразрывно связано с международным правом, а право ВТО - это неотъемлемая часть международно­го публичного права.

Почему ряд ученых рассматривают ВТО как закрытую си­стему, отдельную от международного права? Одним из аргумен­тов выступает тот факт, что отношения, возникающие между государствами-членами в пределах данной организации, регу­лируются нормами всех многосторонних торговых соглашений, заключенных в рамках ВТО, и, как результат, ВТО отделяется от международного права, становясь замкнутой системой.


 

В соответствии с п. 2 ст. 3 Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров (далее - До­говоренность), рекомендации и решения Органа по разре­шению споров (далее - ОРС) не могут увеличить или умень­шить права и обязательства, предусмотренные охваченными соглашениями. Статья 7 Договоренности устанавливает, что третейские группы обращаются к соответствующим положе­ниям охваченного соглашения или упомянутых соглашений, названных сторонами спора, а ст. 11 - что функция третейских групп состоит в оказании помощи ОРС в выполнении его обя­занностей на основе настоящей Договоренности и охваченных соглашений. На основе этого можно констатировать, что ВТО не допускает применения иных норм, не входящих во вну­треннее право. К такому выводу пришел Дж. Тречмен, считая «абсурдным» в свете данных положений, «если бы ОРС при­меняло права и обязанности, происходящие из других норм международного права».

Второй, более весомый аргумент, заключается в том, что ВТО - это не только место проведения переговоров между суверенными государствами по поводу правил и условий ве­дения торговли, но также и место разрешения споров. Дж. Тречмен, рассматривая ситуацию, когда имеет место пробел в праве и при этом возможно применить норму общего между­народного права, которая может противоречить положениям ВТО, приходит к выводу, что «система разрешения споров в ВТО, конечно, не является судом общей юрисдикции, чтобы применять все подходящие нормы международного права». Тем самым автор показывает изолированность права ВТО от общего международного права. Он также пишет о том, что пробелы в праве ВТО возможны именно потому, что оно не включает в себя нормы международного права. Примечатель­но, что далее Дж. Тречмен сравнивает общее международное право с конституцией и той ролью, которую она играет в на­циональном правопорядке. Так же как и конституция, между­народное право обеспечивает своих субъектов ограниченным количеством норм, направленных на регулирование таких во­просов, как формирование, толкование и применение права. Не говорит ли такое утверждение о том, что международное право является основой ВТО?

Бывший генеральный директор ВТО Паскаль Лами в сво­ем выступлении перед Европейским обществом международ­ного права в 2006 г. сказал о том, что данная организация не яв­ляется господствующей, ее компетенция имеет ограничения, и подчеркнул, что ВТО участвует в создании международных связей и усилении международного правопорядка. Подводя итог своей речи, Паскаль Лами приходит к выводу, что ВТО связано с общим международным правом.

Дж. Паувелин считает, что «ВТО - это "всего лишь" ветвь международного публичного права». При этом нормы пра­ва ВТО и все остальные нормы, входящие в систему междуна­родного права, между собой равны, за исключением норм jus cogens, поскольку в соответствии со ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. договор является ничтожным, если в момент заключения он противо­речит императивной норме общего международного права... императивная норма общего международного права является нормой, которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от ко­торой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, нося­щей такой же характер.

По мнению Л. П. Ануфриевой, «будучи самостоятельной отраслью международного права, международное экономи­ческое право испытывает на себе действие всех общих зако­номерностей, которые присущи международному праву как таковому». В системе международного права международное торговое право занимает место подотрасли международного экономического права. «Право же ВТО становится ядром всей правовой надстройки в международной торговой системе, воздействует на международный экономический правопоря­док, характеризуется комплексной природой, а его основным объектом являются касающиеся торговли внутренние право­вые режимы государств-членов».

Следовательно, ВТО не «отделено» от международного публичного права, напротив, оно активно участвует в его раз­витии, в особенности, в развитии международного экономи­ческого и торгового права. И, в свою очередь, общее междуна­родное право оказывает влияние на деятельность ВТО.

Более того, все нормы права ВТО должны соответствовать основным принципам международного права.

Таким образом, каким бы замкнутым ни казалось право ВТО, все же его положения не могут толковаться как третей­ской группой, так и апелляционным органом в полной изоля­ции от норм международного публичного права. К такому вы­воду пришел апелляционный орган в деле US - Gasoline (1996). Однако особое внимание следует уделить решению третей­ской группы по делу Korea - Measures Affecting Government Procurement (2000), в котором было дано следующее толко­вание приведенной нормы: однако взаимосвязь соглашений ВТО с обычным международным правом шире этого. Нормы обычного международного права применяются в целом к эко­номическим взаимоотношениям между членами ВТО. Такие нормы международного права применяются в той степени, в какой международно-правовые соглашения ВТО не «откло­няются» от них. Другими словами, в той степени, в какой нет коллизии или несоответствия, или же наличия в каком-либо охватываемом ВТО соглашении выражения, которое при­меняется иным образом, мы полагаем, что обычные нормы международного права применяются к международным дого­ворам ВТО и процессу разработки международных договоров в рамках ВТО.

Следовательно, такое решение третейской группы можно рассматривать как косвенное опровержение позиции, соглас­но которой ВТО действует на основе своих собственных норм, а право ВТО - это закрытая система, неподверженная действию международного права.

В качестве дополнительного аргумента можно также ука­зать на то, что ОРС ВТО в своих решениях нередко ссылается на Статьи об ответственности государств за международно­противоправные деяния (далее - Статьи об ответственности), разработанные Комиссией международного права ООН в 2001 г. По подсчетам Секретариата ООН, с 2001 по 2010 г. са­мые разнообразные международные суды и трибуналы, в том числе третейские группы и Апелляционный орган ВТО, ссы­лались на указанные Статьи и комментарии КМП к ним более 150 раз10. Конечно, положения Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров, являются lex specialis в отношении Статей об ответственности, однако это не мешает третейской группе и Апелляционному органу при­менять нормы последних в той части, в которой они не проти­воречат Договоренности. Противники позиции замкнутости ВТО данный факт тоже приобщают к доказательствам в поль­зу своей точки зрения.

Взаимодействие ВТО с другими международными орга­низациями также свидетельствует в пользу того, что ВТО не изолировано от международного права. Под «взаимодействи­ем» здесь понимается регулирование торговых отношений в рамках ВТО нормами, принятыми иными международными организациями, а также нормами, установленными иными международными договорами, не входящими в пакет согла­шений ВТО.

Во-первых, п. 4 ст. 8 Марракешского соглашения об уч­реждении Всемирной торговой организации закрепляет, что привилегии и иммунитеты, предоставляемые каким-либо членом самой ВТО, ее должностным лицам и представите­лям ее членов, должны быть аналогичными привилегиям и иммунитетам, установленным Конвенцией по привилегиям и иммунитетам специализированных учреждений, одобренной Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 21 ноября 1947 г. А в п. 2 ст. 11 данного Соглашения установле­но, что именно ООН определяет, какие государства являются наименее развитыми.

Во-вторых, п. 1 ст. 3 Соглашения по применению сани­тарных и фитосанитарных мер предусматривает, что члены будут основывать свои санитарные и фитосанитарные меры на международных стандартах, руководствах или рекомендаци­ях, когда таковые имеются, если в п. 3 не предусмотрено иное. Под международными стандартами понимаются стандарты, разработанные такими международными организациями, как Комиссия по Codex Alimentarius, Международное бюро по эпизоотии (МЭБ) и Секретариат международной конвенции по карантину и защите растений.

В-третьих, помимо указанного Соглашения есть также Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), где предусмотрено применение Па­рижской, Бернской, Римской конвенций, а также Договора об интеллектуальной собственности в отношении интегральных микросхем. Так, например, положения Бернской конвенции были применены в деле U.S. - Copyright (2000).

В-четвертых, в ст. XIV bis п. 1(с) ГАТС указано, что ничто в настоящем Соглашении не должно истолковываться как пре­пятствие для любого члена предпринимать любые действия для выполнения его обязательств в соответствии с Уставом Ор­ганизации Объединенных Наций в целях сохранения между­народной безопасности и мира.

Подводя итог, необходимо отметить следующее: во- первых, ВТО - это международная межправительственная организация, которая была создана в соответствии с между­народным правом, ее членами являются независимые суве­ренные государства и таможенные территории, а значит, ее функционирование не может выйти за рамки международно­го права либо изолироваться от него. Во-вторых, деятельность организации не должна противоречить основным принципам международного права. Попытки отгородить ВТО от между­народного права тщетны, поскольку вся сущность данной организации базируется на международном праве. Помимо вышесказанного можно добавить, что как право ВТО, так и международное публичное право не статичны, они находятся в постоянной динамике, изменяются, чтобы соответствовать нуждам современного мирового сообщества. И влияние их норм взаимно: как международное право действует на ВТО, так и ВТО, в свою очередь, оказывает влияние на международ­ное публичное право.

В завершение хочется привести слова Дж. Паувелина: «ВТО - не изолированный остров, а часть территориального домена международного права. Кроме того, это “членство" предполагает не закрытые двери или закупоренные помеще­ния, а скорее взаимное обогащение».



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика