Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Диспозитивность как качество права, ее соотношение с императивностью
Научные статьи
29.09.16 10:44
вернуться

Диспозитивность как качество права, ее соотношение с императивностью

ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Петров А.В.
4 95 2016
В данной статье рассматривается диспозитивность как одно из качеств права. Приводятся подходы к пониманию этой категории. Рассмотрены диспозитивный метод правового регулирования и диспозитивные нормы права в их соотношении с императивными нормами и императивным методом.

Императивность является качеством права. Императив­ность как качество права представляет собой совокупность категорических предписаний, содержащихся в праве, и отра­жающих его требовательность в регулировании определенных общественных отношений. Императивность находит отраже­ние, в первую очередь, в нормах права и методе правового ре­гулирования и предполагает невозможность отступления от имеющихся предписаний.

Категория императивности тесно связана с категорией диспозитивности. Единого понимания в науке, что следует понимать под диспозитивностью, нет, хотя исследований, посвященных вопросу диспозитивности, достаточно много. Большое количество исследований посвящено вопросам ре­ализации диспозитивности в рамках той или иной отрасли права, при этом зачастую ее понимание в разных отраслях права расходится. Мы полагаем, что в отраслях права должно находить отражение общетеоретическое понимание диспози­тивности в праве, поскольку диспозитивность, так же как и им­перативность, носит общеправовой характер, следовательно, и пониматься в праве должна одинаково.


 

Диспозитивность в праве часто понимается как отраже­ние прав и интересов гражданина. Обратимся непосредствен­но к тем понятиям диспозитивности, которые можно встре­тить в научной литературе.

Наиболее традиционно диспозитивность в науке понима­ется как и императивность: как метод правового регулирова­ния и как норма права.

Диспозитивность как метод правового регулирования не вызывает у ученых особых разногласий. Так, Н. В. Генрих указывает: «Традиционными являются воззрения, согласно которым сущность диспозитивного способа правового регу­лирования проявляется в трех основных его составляющих: 1) наличие равных субъектов права (не зависимых и не под­чиненных друг другу); 2) наличие предусмотренной законом альтернативы вариантов поведения; 3) возможность выбора варианта поведения волей субъекта права». Таким образом, главное в этом понимании - наличие альтернативы поведе­ния, установленной в нормах права, на основе которых равно­правные субъекты могу выбрать тот или иной вариант. Схожее понятие диспозитивного метода дает С. В. Бошно: «Диспози­тивный метод строится на началах координации, равенства сторон и представляет собой воздействие при помощи дозво­лений. У субъекта права имеется возможность выбора модели правомерного поведения в пределах, установленных право­выми нормами. Диспозитивность означает, что стороны обла­дают правом вступать в эти отношения, но могут и не делать этого». Таким образом, как мы видим, диспозитивность как метод в первую очередь понимается как возможность самосто­ятельного выбора варианта поведения субъектов, как свобода их деятельности. Государство посредством норм права предо­ставляет участникам самим выбрать определенный вариант поведения. При этом эффективность такого регулирования напрямую зависит от активности сторон.

Диспозитивный метод правового регулирования форму­лируется и закрепляется в нормах права. Он дает возможность законодателю использовать формулировку правила поведе­ния с оговоркой «если иное не предусмотрено соглашением сторон». Именно такая оговорка предоставляет сторонам воз­можность самостоятельного определения варианта поведения. Диспозитивный метод правового регулирования возникает на основе норм права, имеющих диспозитивный характер. «Дис­позитивный метод правового регулирования может иметь не­сколько проявлений, которые выявляют отдельные его нормы: информативные (индифферентные), рекомендательные, поощрительные. Диспозитивные нормы по общему правилу ин­формативные. Они сообщают субъекту права о возможности его правомерной деятельности».

Таким образом, под диспозитивным методом правового регулирования понимается метод, основанный на равнопра­вии субъектов и установленной нормой права возможности выбора этими субъектами варианта поведения.

Диспозитивные нормы, в противовес нормам импера­тивным, понимаются как правила поведения, которые не носят категоричного характера и предоставляют субъектам возможность выбора варианта поведения. Таким образом, субъекты могут в определенных пределах урегулировать от­ношения по своему усмотрению. Отметим, что возможности выбора того или иного варианта поведения у субъектов не носят безграничного характера и ограничиваются законными средствами. «Под диспозитивной нормой права понимается правовая норма, содержащая определенные диспозиции, т.е. правила поведения, которые подлежат конкретизации и уточ­нению по соглашению сторон регулируемых этими нормами отношений». Понятие диспозитивной нормы содержится в ст. 422 ГК РФ. Так, в п. 4 ст. 421 ГК РФ указывается: «В случа­ях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут сво­им соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспози­тивной нормой».

Следует отметить, что диспозитивные нормы не свобод­ны от государственной воли. В диспозитивных нормах степень императивного проявления государства ниже, чем в нормах императивных. Но и при установлении диспозитивных норм государство может достаточно четко проявить свою волю к реализации тех или иных общественных отношений. В этой связи справедливо утверждение С. В. Бошно, которая указы­вает: «Может иметь место и определенный вектор намерений от власти. Так, государство в некоторых случаях может быть заинтересовано в определенном поведении субъектов права, но по каким-то причинам не имеет возможности применить обязывание или запрет. Сохраняя намерение оказать на участ­ников общественных отношений воздействие, органы государ­ственной власти применяют рекомендации и поощрения. В отличие от других диспозитивных норм (условно назовем их индифферентными) при использовании рекомендательных норм государство заинтересовано стимулировать определен­ную правовую активность граждан и использует для этого мотивацию субъектов права». Поощрительные нормы отли­чаются от рекомендательных тем, что при поощрении на пове­дение субъектов оказывается стимулирующее воздействие, то есть, за желаемый вариант поведения устанавливается опреде­ленная награда. Диспозитивность возникает также в тех слу­чаях, когда законодательство, а именно содержащаяся в нем нормативная модель, содержит элементы неопределенности.

Понимание диспозитивности как метода или как нормы права носит достаточно распространенный характер. Однако в юридической литературе можно встретить и иные понятия диспозитивности. Так, Э. Л. Сидоренко и М. А. Карабут ука­зывают: более предпочтительным для раскрытия правовой сущности диспозитивности видится использование термина «юридический режим правового регулирования». Э. Л. Си­доренко указывает: «Диспозитивный режим создает право­вую среду, в которой частное (физическое или юридическое) лицо активно реализует право на защиту своих субъективных прав в рамках уголовно-правовых отношений с государством и преступником (причинителем вреда). Конечной целью диспо­зитивного регулирования является обеспечение безопасности частного лица в сфере уголовно-правовых отношений, а про­межуточными - обеспечение свободы лица в рамках пользова­ния принадлежащим ему благом, восстановление прав потер­певшего, расширение возможностей для самозащиты».

О.  Ю. Глухова полагает, что диспозитивность в праве реализуется как межотраслевой институт. Связывает дис­позитивность и состязательность А. О. Машовец: «В науке не существует четкого разграничения понятий состязательности и диспозитивности. Видит суть диспозитивности в «норма­тивно предоставленной заинтересованному лицу возможно­сти автономного волеизъявления, то есть - в известной сте­пени свободы» А. В. Демин. Понимает диспозитивность как свободу выбора Е. В. Желтова: «Диспозитивность представляет собой свободу выбора варианта поведения при возникнове­нии, осуществлении, распоряжении субъективными правами, предполагает автономию воли». Как возможность понима­ет диспозитивность в праве А. В. Сумачев: «Диспозитивность представляет собой гарантированную государством возмож­ность не подчиненных и не зависимых друг от друга субъек­тов права своей волей выбирать из предусмотренных законом альтернативных вариантов правомерного поведения такой, который наиболее полно способствовал бы удовлетворению законных интересов этих субъектов». Н. К. Краснослободцева понимает диспозитивность как «теоретическую конструкцию, которая обретает содержание логическим путём в результате обобщения определённого нормативного материала». От­метим, что названия этой теоретической конструкции автор не дает, хотя и отмечает, что реализуется диспозитивность в методе правового регулирования, норме права, правовом ин­ституте и субъективном праве. Далее в своем исследовании Н. К. Краснослободцева называет диспозитивность принципом.

Еще одним подходом в отношении диспозитивности можно выделить понимание ее как принципа права. Так, например, Р. Тулинов указывает: «В арбитражном про­цессе действует система принципов, в которую входит и диспозитивность». Отметим, что самого определения диспо­зитивности автор не дает, ограничиваясь только отнесением этого явления к принципам арбитражного права. Понимает диспозитивность как «принцип-идею» Т. Н. Прохорко. И. Л. Петрухин говорит, что «Диспозитивность как принцип права предоставляет гражданам возможность по собственному ус­мотрению распоряжаться материальным или процессуаль­ным правом, не прибегая к содействию государства». Е. В. Бернада указывает: «Принцип диспозитивности определяет возможности заинтересованных лиц по распоряжению пред­метом спора, осуществления прав, от которой зависит разви­тие процессуальной деятельности».

Понимание диспозитивности как принципа права свя­зано с тем, что такое его упоминание есть в действующем законодательстве России. Так, ФЗ РФ от 24.07.2002. № 102-ФЗ (ред. от 21.11.2011, с изм. от 29.12.2015) «О третейских судах в Российской Федерации» в ст. 18, перечисляя принципы тре­тейского разбирательства, называет в их числе принцип дис­позитивности. Вступающий в силу с 01.09.2016 года ФЗ РФ от 29.12.2015     № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбиратель­стве) в Российской Федерации» также относит диспозитив­ность к принципам арбитража. При этом, отметим, самого понятия диспозитивности законодательство не дает.

Упоминание диспозитивности как принципа можно так­же встретить в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 № 11 (ред. от 09.02.2012) «О подготовке граждан­ских дел к судебному разбирательству»: «Согласно принципу диспозитивности стороны вправе уже в стадии подготовки дела к судебному разбирательству окончить дело мировым соглашением». Далее в Постановлении указывается: «В слу­чае предъявления иска не всеми лицами, которым принадле­жит оспариваемое право, судья не вправе привлечь таких лиц к участию в деле в качестве соистцов без их согласия, посколь­ку в соответствии с принципом диспозитивности лицо, кото­рому принадлежит право требования, распоряжается своими правами по своему усмотрению». То есть, диспозитивность снова называется как принцип гражданского процессуального права, однако же, какое понимание в него вкладывается, также не указывается. Кроме этого, обратим внимание, что законода­тель говорит о диспозитивности применительно только к не­которым отраслям права. Так, диспозитивность упоминается в гражданском праве, арбитражном процессе, гражданском процессе. Часто термин «диспозитивность» применяется си­туативно, без объяснения его смысла и его толкования. Так, в Постановлении Президиума Московского городского суда от 25.12.2015     по делу № 44у-367/2015 об изменении приговора по ч. 1 ст. 30, п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 222 УК РФ за приготов­ление к убийству и незаконное хранение огнестрельного ору­жия Суд постановил «исключить указание суда об осуждении М. М. по диспозитивному признаку ч.1 ст.222 УК РФ «неза­конное хранение основных частей огнестрельного оружия»». В таком же аспекте об исключении наказания по диспозитив­ному признаку говорится и в другом Постановлении Прези­диума Московского городского суда от 25.12.2015 по делу № 44у-365/201524. Общего понятия диспозитивности, какого-либо толкования этого термина, имеющего общеправовое значе­ние, в законодательстве не содержится. Как мы видим, диспо­зитивность упоминается законодателем как один из принци­пов права, но отсутствие законодательного определения ведет к множественности подходов к пониманию этого термина. В этой связи невозможно не согласиться с Д. В. Мечетиным, ко­торый указывает: «Отсутствие единого подхода к принципу диспозитивности приводит к парадоксальной ситуации: часто достаточно сложно отличить диспозитивную норму граждан­ского права от императивной». Мы бы расширили его пози­цию: отсутствие единого подхода к диспозитивности в целом, как и к императивности, ведет к невозможности отделить им­перативную нормы от диспозитивной, или к трудностям тако­го отделения.

Такое положение в законодательстве и правопримени­тельной практике, когда субъект называет термин, но не по­ясняет его, ведет к появлению множества новых объяснений данного термина. По сути, диспозитивность, так же как и им­перативность, носит общеправовой характер, изучается тео­рией права и отраслевыми науками, но не имеет сколько-ни­будь серьезного законодательного закрепления.

Что касается способов формулирования диспозитивных норм, то в настоящее время этому вопросу уделяется большое внимание. Связано это с тем, что не всегда в тексте норматив­но-правового акта четко выражена императивность или дис­позитивность нормы. Это ведет к неопределенности в право­отношениях. С точки зрения А. В. Демина, «возможны два варианта конструирования диспозитивной налоговой нормы, а именно: 1) общая модель и оговорка о возможности отсту­пления от нее содержатся в одной и той же норме налогового права; 2) диспозитивная норма описывает общую модель, от­ступления от которой формулируются в другой норме, про­изводной по характеру от диспозитивной нормы». Как мы видим, особенностью диспозитивной нормы является огово­ренная в тексте акта возможность отступления от закреплен­ного правила поведения. Мы полагаем, что указанные А. В. Де­миным способы формулирования диспозитивных норм могут быть применены не только в налоговом, но и в любых других отраслях права.

Признание авторами широты категории диспозитивно­сти, понимание ее как категории, не сводимой только к ме­тоду правового регулирования и виду нормы права и ведет к множественности подходов к ее понятию. Широкий харак­тер понятия «диспозитивность» подчеркивает и А. В. Кор­нев: «Диспозитивность объективно присуща как праву, так и процессу» Он же справедливо замечает: «Не подлежит со­мнению одно - диспозитивность предполагает некоторую сво­боду действий участников общественных (правовых) отноше­ний. Это главное, на фоне чего не прекращаются дискуссии и, прежде всего, спор о том, что такое диспозитивность - метод правового регулирования, черта метода правового регулиро­вания или принцип права?». Межотраслевой характер дис­позитивности подчеркивает А. Р. Валиева: «На уровне юри­дической доктрины диспозитивность как предмет научного познания представлена на межотраслевом уровне и имеет ме­жотраслевой статус».

Мы полагаем, что диспозитивность, как и императив­ность, выступает как качество права, реализующееся во многих правовых проявлениях и отношениях. Категория «качество» права будет служить объединяющим понятием для всех про­явлений диспозитивности в праве. При этом диспозитивность как качество права будет отражаться в разных отраслях права. «Диспозитивность может наполняться своим содержанием в каждой отрасли права. Отсюда следует вывод, что диспозитив­ность может выступать в различных воплощениях в отдельно взятой отрасли права». Диспозитивность как качество права находит отражение в его свойствах - диспозитивном методе правового регулирования и диспозитивных нормах, а также в принципе диспозитивности.

Наличие диспозитивности в праве является обязатель­ным условием его функционирования. Диспозитивность и императивность присутствуют во всех отраслях права без ис­ключения. Наличие и удельный вес диспозитивности в пра­ве говорит о демократических качествах права, его гуманном характере. Так, А. Р. Валиева, говоря о диспозитивности в процессуальном регулировании, справедливо указывает: «Ис­пользование диспозитивных норм в процессуально-правовом регулировании можно признать проявлением либерализа­ции и гуманизации юрисдикционного процесса, а сами дис­позитивные нормы - средством обеспечения его состязатель­ного характера».

Мы полагаем, что понимание диспозитивности, как и императивности, должно носить одинаковый характер во всех отраслях права, поскольку данная категория носит не отрасле­вой, а общеправовой характер.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика