Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Право, закон и справедливость в естественно-правовой концепции Дж. Финниса
Научные статьи
30.09.16 11:07

Право, закон и справедливость в естественно-правовой концепции Дж. Финниса

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Дидикин А.Б.
4 95 2016
В статье представлен анализ основных понятий и дискуссионных вопросов, составляющих содержание естественно-правовой концепции Дж. Финниса. Рассматриваются критические аргументы о соотношении естественного права и закона, закона и справедливости и методологические аспекты познания правовой реальности.

В современной философии права дискуссии о возмож­ном противопоставлении аргументов представителей теории естественного права и юридического позитивизма часто сво­дятся к различному пониманию соотношения права и закона, а также различным способам познания правовой реальности. В частности, позитивистская интерпретация права предпо­лагает существование эмпирически наблюдаемых способов внешнего отражения правовых норм (источников права), а их юридическая действительность определяется соблюдени­ем легальных процедур и морально нейтральных интерпре­тацией юридических терминов. В концепции Дж. Финниса, наиболее известной с точки зрения современной естественно­правовой традиции, приводятся рациональные аргументы о необходимости исторического обоснования появления основ­ных понятий теории естественного права и раскрытия вопроса о соотношении права, морали и справедливости.

Теория естественного права в своем развитии прошла долгую эволюцию от представлений о естественном праве как объективном отражении «законов природы» (Аристотель) и разумной природы человека (Г. Гроций, И. Кант и др.) до современного восприятия естественного права как средства достижения «общего блага» в обществе. Право и мораль - разные регуляторы поведения человека, но при анализе кон­кретных действий и правовые, и моральные обязательства в равной степени могут быть основанием для квалифицирован­ной оценки. Поэтому естественное право может рассматри­ваться как инструмент достижения социально полезных благ и неотъемлемая черта позитивного права.


 

В концепции Дж. Финниса приводится ряд примеров изменения представлений о сущности законов. Классические представления о законе как способе господства отдельных со­циальных групп и реализации их интересов в средневековых концепциях естественного права дополняются аргументами о том, что правитель помимо принуждения и наказания за на­рушение законов должен принимать решения, способствую­щие общему благу и следованию принципам справедливости. Такие аргументы, впервые представленные в учении Фомы Аквинского на основе «метода самоочевидности», позволяют сформулировать несколько важных признаков закона как ре­гулятора человеческого поведения:

-      закон может принуждать к совершению действий, кото­рые без его существования не являются необходимыми;

-      закон выражается в виде свода нормативно установлен­ных правил поведения;

-      закон формулирует юридические предписания, в том чис­ле ограничивающие насилие в межличностных отношениях.

Дж. Финнис, как и многие теоретики естественного пра­ва, полагает, что до возникновения концепций юридического позитивизма в XIX в. классическое представление о законах неразрывно связывало юридические предписания с прин­ципами справедливости и разумными проявлениями воли: «Хотя философия права была философией позитивного пра­ва, то есть рассматривала закон отдельно от предметов фило­софии морали или политики, также считалось, что адекватно понимать закон можно только основываясь на принципах, определенных моралью и политической философией. Та­кую интерпретацию философии права можно найти у Фомы Аквинского». Однако в античный период уже в диалогах Платона обсуждается вопрос о том, будет ли действительным несправедливый закон, или закон, выражающий волю пра­вителя и проявление силы, а не права. Дж. Финнис ссылается на рассуждение Платона в диалоге «Гиппий больший», что «предписания, не следующие общему интересу, не являются подлинно законными», но упускает более интересный диа­лог Сократа и софиста Фрасимаха в диалоге «Государство»: «Так вот я и говорю, почтеннейший Сократ: во всех государ­ствах справедливостью считается одно и то же, а именно то, что пригодно существующей власти. А ведь она - сила, вот и выходит, если кто правильно рассуждает, что справедливость - везде одно и то же: то, что пригодно для сильнейшего». Из этого рассуждения следует, что пока право мыслится как про­явление справедливости, сами моральные предписания и то, что является справедливым, может быть установлено законом, если закон - проявление силы. В то же время для классической теории естественного права нельзя не упомянуть и аргументы Платона об устройстве идеального государства, где философы потому и управляют государством, что обладают истинным знанием о благе, а значит, не могут создавать несправедливые законы. Таким образом, до появления первых позитивист­ских философско-правовых концепций естественное право выступает способом выражения принципов справедливости, которым должны соответствовать законы. Что же послужило причиной изменения представлений о естественном праве в философии права?

В концепции Дж. Финниса подчеркивается, что одной из важных причин становится появление новой методологии из­учения права, в частности принципа разграничения сущего и должного в праве. С исторической точки зрения речь идет о формировании первых аналитических концепций британской философии права в первой половине XIX в., связанных с Дж. Бентамом и Дж. Остином. Аналитическая реконструкция кон­цепции Дж. Бентама позволяет отличать рассуждение о законах как описание реально существующих эмпирических правил, принятых на основе парламентских процедур, от рассуждений о том, какими законы должны быть. В «командной концепции» Дж. Остина не каждый свод правил является законом, а только тот, который формируется как команда или выражение жела­ний правителя - суверена в политическом сообществе. В то же время независимо от применения в судах законами считаются только правила, выступающими проявлением воли суверена, и при нарушении которых действуют санкции.

Несмотря на множество противоречий в интерпрета­ции соотношения права и закона как явлений, не связанных с моральными представлениями, концепция Дж. Остина становится наиболее известным источником аналитической традиции в философии права. Дж. Финнис отмечает, что не­смотря на попытки рациональной аргументации и отделения права от морали в позитивистских концепциях, в том числе в концепции Г. Харта, позитивисты логически вынуждены признать, что вопросы права связаны с вопросами морали и справедливости: «философия права выходит за рамки, но не может ускользнуть от основных проблем этики, таких как: мо­гут ли моральные суждения быть истинными; включают ли моральные истины внутренние причины действий как у Кан­та; является ли правильное суждение выбором максимальной ценности; и насколько свободен выбор». Аналогично и в по­зитивистской концепции Г. Харта признается существование естественного права на свободу как субъективного права, не­сводимого к предписанию закона.

Однако в своих критических аргументах против редукци­онизма, свойственного юридическому позитивизму, то есть попыток раскрыть сущность права сведением к явлениям при­роды, логики, морали или культуры, Дж. Финнис сохраняет аналитическую методологию изучения правовой реальности и инструментальной характеристики естественного права. Сам характер постановки философско-правовых вопросов свидетельствует о сближении аргументов позитивизма и есте­ственно-правовой традиции: «...прогресс в решении требует пристального внимания к особому смыслу и использованию таких терминов, как "правило", "обязательства", "права" и "свободы" в рамках специфической культурной и технической конструкции под названием закон. Эта конструкция, в свою очередь, служит определенным человеческим целям».

В основе концепции естественного права Дж. Финниса лежит тезис о том, что несправедливые законы даже при со­хранении юридической силы в силу соблюдения процедур их принятия не создают моральных обязательств и не выполняют свои функции: «.влияет ли несправедливость закона на его ав­торитет, обязательность? Является ли справедливость вопросом интерпретации или она влияет на намерения законодателей? Эти вопросы вроде бы являются сугубо индивидуальными во­просами этики и морали. Но добросовестно исполняющий свои обязанности судья не может их избежать»12. Кроме того, право базируется на определенных моральных стандартах поведения и социальных ценностях, которые, несмотря на историческую из­менчивость, признаются обществом и мотивируют людей к по­ведению на основе таких правил. Дж. Финнис выстраивает аргу­ментацию о функциях естественного права на основе принципа практической рациональности, когда право выступает способом координации поведения людей в обществе, направленного на достижение жизненно важных целей. И если в юридическом по­зитивизме рациональность основывается на аргументах теории игр (координация усилий рационально мыслящих игроков), то в теории естественного права учитывается морально-этический контекст целей такого поведения, оценки допустимости средств реализации личных интересов людей.

Таким образом, в естественно-правовой концепции Дж. Финниса юридическое объяснение на основе правовых норм не может заменить моральное обоснование суждений об об­щем благе. Сформулированные им требования практической рациональности характеризуют право как инструмент по­строения справедливого общества, где граждане совместными усилиями могут достигать жизненных целей и удовлетворять потребности в основных благах.

 


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика