Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Вопросы ответственности за нарушение конституционных прав граждан
Научные статьи
03.10.16 13:56

вернуться

Вопросы ответственности за нарушение конституционных прав граждан


КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО
Бушков Д.В., Помазан С.В.
4 95 2016
В статье раскрывается проблематика реализации административной и уголовной ответственности за нарушение некоторых конституционных прав и свобод человека и гражданина.

На коллегии прокуратуры 23 марта 2016 г. Глава госу­дарства подчеркнул, что приоритетным направлением в де­ятельности правоохранительных органов остается надзор за соблюдением конституционных прав и свобод гражданина. Поскольку, именно на эту сферу ежегодно приходится свыше 60% всех нарушений закона. При этом в 2015 году органами прокуратуры было установлено 3,2 миллиона нарушений в этой области.

Статьи 9 и 10 Конвенции о защите прав человека и основ­ных свобод определяют, что каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии, причем это право включает свобо­ду менять свою религию или убеждения и свободу исповедо­вать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими. Свобода исповедовать свою религию или убеждения может быть ограничена только законом в интере­сах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться сво­его мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Правда осу­ществление этих свобод может ограничено для защиты наци­ональной безопасности, территориальной целостности, обще­ственного порядка, репутации или прав других лиц, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, предотвращения разглаше­ния информации, получен­ной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.


 

Конституции РФ в статье 28 гарантирует каждому сво­боду совести, свободу вероисповедания, включая право ис­поведовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Статья 55 Конституции устанавливает, что в Российской Федерации не должны изда­ваться законы, отменяющие или умаляющие права и свобо­ды человека и гражданина. Однако, в ч. 3 ст. 17 Конституции подчеркивается, что «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц». Поэтому ограничения возможны, но только в случаях, установленных федеральным законом. Кроме того, существует ряд норм, предусматривающих ответственность за наруше­ние указанных прав и свобод, в том числе статьи 5.26. КоАП РФ (Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях) и 148 УК РФ (Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий).

В частности, ст. 5.26. КоАП РФ предусматривает адми­нистративную ответственность, во-первых, за воспрепятство­вание осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиоз­ное объединение или выходу из него; во-вторых за умышлен­ное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение.

Объектом рассматриваемого административного право­нарушения, являются права граждан на свободу совести и вероисповедания, связанных с их участием в религиозных объединениях. При этом следует учитывать положения Феде­рального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях». Статья 3 указанного Закона га­рантирует свободу совести и вероисповедания, включающую право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно вы­бирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии не допускается[5]. Эти гарантии распространяются также на иностранных граждан и лиц без гражданства, законно находящиеся на территории Российской Федерации. Кроме того, установлено, что гражда­не Российской Федерации равны перед законом во всех обла­стях гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни независимо от их отношения к религии и религиозной принадлежности, а также никто не обязан со­общать о своем отношении к религии.

Запрещается и преследуется в соответствии с федераль­ным законом воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе со­пряженное с насилием над личностью, с умышленным оскор­блением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства, с уничтожением или с повреждением имущества либо с угрозой совершения таких действий. Также запрещается проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбля­ющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религи­озного почитания.

Статьи 6-8 Закона о религии определяют, что религиоз­ным объединением в Российской Федерации признается до­бровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях, проживаю­щих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры.

Объективная сторона административного правонаруше­ния, предусмотренного ч.1 ст. 5.26, состоит в воспрепятствова­нии виновным осуществлению права граждан:

а)   на свободу совести (посягательство на свободу гражда­нина быть верующим или атеистом);

б)   на свободу вероисповедания (посягательство на право граждан свободно исповедовать любую, не запрещенную на территории РФ религию или конфессию).

Правонарушение окончено с момента совершения любо­го из указанных выше действий.

Еще большей общественной опасностью, по мнению за­конодателя, обладают деяния, перечисленные в ст. 148 УК РФ (Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий), включающие публичные действия, выражающие явное неува­жение к обществу и совершенные в целях оскорбления рели­гиозных чувств верующих (ч.1 ст. 148 УК РФ). Кроме того, в УК РФ имеется статья 282, предусматривающая ответственность за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. Объективная сторона состава пре­ступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ состоит в действи­ях, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхожде­ния, отношения к религии, а равно принадлежности к какой- либо социальной группе.

Приведенные выше нормы предусматривают админи­стративную и уголовную ответственность за схожие действия, в результате указанные правонарушения практически невоз­можно разграничить. Так, п. «б» ч.1 ст. 5.26 КоАП РФ, состоит в том, что виновный воспрепятствует осуществлению права граждан на свободу вероисповедания; ч.1 ст. 148 УК РФ - со­вершает публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих; ч.1 ст. 282 УК РФ предусматривает ответ­ственность за действия, направленные на возбуждение ненави­сти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии...

Особенно неудачно сформулирована диспозиция ст. 148 УК, учитывая, что статья 5.61. КоАП РФ определяет оскор­бление как унижение чести и достоинства другого лица, вы­раженное в неприличной форме. Поэтому фраза «действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих» представ­ляется некорректной. Налицо двойное толкование термина «оскорбление», в нормах КоАП и УК РФ. Кроме того, понятие «оскорбление» в УК РФ никак не раскрывается, а в постановле­нии №11 Пленума ВС от 28 июня 2011 года «О судебной прак­тике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», говорится, что критика политических или религиозных организаций сама по себе не может рассматри­ваться как действие, «направленное на возбуждение ненависти или вражды». Недостатки законодательной конструкции ука­занной нормы приводят к проблемам их применения.

Оскорбление чувств верующих стало уголовно наказуе­мым в 2013 году, на волне скандала вокруг акции группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя, однако за время существова­ния этой нормы, по данным Верховного суда РФ, был вынесен всего один приговор.

Сегодня в ставропольском суде слушается дело блогера, который обвиняется в оскорблении чувств верующих из-за его комментария в одной из социальных сетей. Защита планиру­ет обращение в Конституционный суд РФ на 148-ю статью УК РФ. Согласно материалам дела, в 2014 году Виктор Краснов в ходе интернет-дискуссии с двумя православными оппонента­ми, назвал Библию «сборником еврейских сказок» и заявил, что «Бога нет!». В ответ они написали на блогера заявление в правоохранительные органы. В феврале в Ставрополе нача­лось рассмотрение его уголовного дела по ст. 148 УК РФ.

Адвокат Краснова считает слова клиента полемикой: «Стиль и тон высказываний соответствовал стилю и тону оппо­нентов моего подзащитного». На основании всех своих доводов защитник требует признать статью об оскорблении чувств верующих не соответствующей Конституции.

Неясно, также как разграничивать унижение достоинства верующих, одновременно подпадающее под 148-ю статью и под 282-ю.

Помимо дела ставропольского блогера Краснова извест­но о передаче в суд дела екатеринбуржца Антона Симакова, который зовет себя «магистром магии вуду». Господин Сима­ков провел и снял на камеру ритуал вуду, призванный, по его словам, «повлиять на власти Украины», однако следствие рас­ценило это как оскорбление христиан.

Неоднозначно воспринимается и состав ч.3 ст. 148 УК РФ. Объективная сторона преступления заключается в неза­конном воспрепятствовании: 1) деятельности религиозной ор­ганизации или 2) совершению религиозного обряда. Способ воспрепятствования в данной норме, как и в статье 5.26 КоАП РФ статье, не конкретизирован. В зависимости от того, кому - организации или физическим лицам оказывается воспрепят­ствование, это может быть отказ в регистрации религиозной организации, умышленное уничтожение или повреждение ее имущества и т.п. или ограничение свободы, применение наси­лия или угрозы насилием, повреждение (уничтожение) вещей и т.д. с целью заставить человека отказаться от совершения религиозного обряда либо участвовать в работе религиозной организации. При этом не образует рассматриваемого состава преступления воспрепятствование деятельности официально не зарегистрированным религиозным организациям, тотали­тарным сектам, совершению псевдорелигиозных обрядов, по­сягающих на личность и права граждан. Также не может быть квалифицировано по комментируемой статье понуждение лица к участию в религиозном обряде, деятельности религи­озной организации. Такое деяние образует состав преступле­ния в зависимости от способа преступного поведения и (или) наступивших общественно опасных последствий.

В зависимости от способа воспрепятствования и насту­пивших общественно опасных последствий деяние может квалифицироваться по совокупности составов преступлений, например, как причинение вреда здоровью и воспрепятство­вание осуществлению права на свободу совести и вероиспове­дания. Состав рассматриваемого преступления формальный. Оно окончено с момента совершения самого деяния независи­мо от того, удалось ли воспрепятствовать деятельности рели­гиозной организации или совершению религиозного обряда.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Причем виновный совершает деяние «в целях оскорбления религиозных чувств верующих». Множественное число в приведенной формулировке указыва­ет на различные цели, не конкретизированные в законе, что совершенно затрудняет их доказывание.

Учитывая сказанное, возникает вопрос: каким образом разграничить состав административного правонарушения, предусмотренного в ст. 5.26, и состав преступления, пред­усмотренного в ст. 148 УК? Эта задача представляется весьма затруднительной: видимо, законодателю следует уточнить редакцию ст. 148 УК и ст. 5.26 КоАП, а Верховному Суду РФ - определить свою позицию по данному вопросу.

конституционное право



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика