Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Ограничение принципа свободы договора в договорах присоединения в свете изменения гражданского законодательства
Научные статьи
03.10.16 14:32

вернуться

Ограничение принципа свободы договора в договорах присоединения в свете изменения гражданского законодательства

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
Баширина Е.Н., Фирсова Н.В.
4 95 2016
В статье рассматривается ключевой принцип гражданского права – принцип свободы договора на примере договора присоединения.

Нормы о договоре присоединения возникли относи­тельно недавно - впервые такой вид договора закрепил ныне действующий Гражданский кодекс РФ 1994 г. Однако в ходе масштабной реформы российского гражданского законода­тельства были внесены изменения и в правила о договоре при­соединения, а именно в ст. 428 ГК РФ.

Сама специфика изменений продиктована модернизационными процессами современного общества, которые косну­лись как политической системы в целом, так и ключевых за­конодательных принципов.

 

    Следует обраться к основополагающему принципу для гражданского оборота - к принципу свободы договора и че­рез его призму определить договор присоединения. Договор присоединения имеет следующие особенности: необходимость заключения договора присоединения возникает в случае нали­чия определенного рода монополий, при этом одна из сторон неизменно является юридическим лицом. Условия и порядок вступления в данные договорные отношения также отличают­ся: при заключении договора присоединения одна из сторон полностью принимает условия, предлагаемые другой сторо­ной, не имея при этом права как-либо их менять. Более того, «присоединяющаяся» сторона обязуется принять все данные условия в целом, что подразумевает, что в ином случае заклю­чение договора не состоится. «В конечном итоге, в договорах присоединения действует принцип, сформулированный анг­ло-саксонскими юристами "take it or leave it", что в переводе означает не что иное, как "бери или проходи мимо"». Статья 428 ГК РФ предусматрива­ет возможность требования расторжения или изменения договора присоединения только в том случае, если заключенный договор лишает присоединя­ющуюся сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает либо ограничивает другую сторону за нарушение обязательств, а также содержит какие-либо другие обременительные для присоединившейся стороны условия. Именно проблема несправедливых условий договора, разрабо­танных одной из сторон, является причиной возникновения су­дебной практики по данной статье. Несмотря на существенные изменения данной статьи, введенные Федеральным законом от 08 марта 2015 г. № 42-ФЗ, механизм регулирования защиты сла­бой стороны от навязывания подобных условий договора при­соединения не только не является гарантом их обеспечения, но и порождает ряд новых проблем: норма разрешает судам изменять условия договора, которые будут считаться действо­вавшими с момента его заключения. Нововведения преследу­ют исключительно положительные цели: с момента введения данного закона лицам, занимающимся предпринимательской деятельностью, разрешено обращаться в суд за защитой своих прав при несправедливых условиях договора. Однако, исклю­чая п. 3, предусматривающий знание условий (в том числе и несправедливых условий) договора, законодатель дает возмож­ность проработки огромного ряда фикций, связанных с призна­нием договора присоединения не действовавшим c момента его заключения. При этом следует отметить, что возможность об­ращения предпринимателей в суд за защитой до исключения п. 3 ст. 428 признавал ВАС РФ, о чем говорится в постановлении Пленума, а также в информационном письме Президиума. Таким образом, мы можем выделить несколько элементов, со­держащихся в договорах присоединения, а именно:

-       наличие формуляров и стандартных форм.

В данном случае подразумевается процесс стандартиза­ции договоров в определенных сферах. Как правило, это про­исходит следующим образом: определенная коммерческая либо иная организация вводит новую (либо частично новую) проформу договора и в дальнейшем использует ее на прак­тике, стабильно применяя при заключении каждого нового договора. При этом во внимание не принимается согласова­ние договорных условий для каждой заключенной сделки, что способствует минимизированию ресурсов времени и специ­алистов, занимающихся их заключением;

-      условия полностью устанавливаются только лишь од­ной стороной, вторая сторона «присоединяется» к договору.

В данном случае ученые-теоретики расходятся во мнениях: закрепляет ли норма императивный принцип принятия усло­вий в целом либо предусматривает возможность индивидуаль­ного согласования сторон в отдельно взятых пунктах договора, либо внесенных специально нестандартизированных условиях. При этом подтверждение на практике находят обе версии: Вдо- говоре потребительского кредита или вклада по индивидуально­му согласованию с потребителем определяется размер кредита или вклада, а также нередко срок договора. Присоединение к договору в целом, без осуществления попыток ведения индиви­дуальных переговоров с субъектом, предлагающим проформу, несет в себе риск установления тех самых несправедливых усло­вий договора, которые будут приняты другой стороной по прин­ципу присоединения целиком. После допущения заключения подобного договора, явно нарушающего права более «слабой» стороны, добиться защиты представляется возможным только лишь в судебном порядке. Однако, как показывает практика, для признания несправедливости этих условий требуется до­казать вынуждение присоединения к предложенной проформе и блокирование индивидуальных переговоров, в обратном слу­чае обеспечение подобной защиты достигнуто в подавляющем большинстве случаев не было. Обращение за судебной защитой должно содержать в себе те же самые условия, предусмотренные ст. 428 ГК РФ: лишение присоединяющейся стороны обычно пре­доставляемых прав при заключении подобного договора, огра­ничение или исключение ответственности стороны, диктующей подобные условия либо содержание обременительных условий. Только при наличии одного из вышеперечисленных условий данный иск может быть удовлетворен. Конституционный Суд Российской Федерации рассматривает договор присоединения как один из способов ограничения «конституционной свободы договора». Сравнение признаков договора присоединения с эле­ментами принципа свободы договора приводит к следующему выводу: присоединяющаяся сторона оставляет за собой право выбора только лишь в заключении договора, обладая правом отказаться либо добровольно вступить в данные договорные от­ношения. Однако два остальных элемента полностью нейтрали­зуют положения о свободе договоре присоединения, объявлен­ные законодателем. Присоединяющаяся сторона, как правило, не имеет возможности устанавливать свои требования, а также выбирать договорную модель. Это существенно ограничивает права второй стороны, тем самым ставя в более выгодное по­ложение другую сторону, что в свою очередь также порождает огромное количество фиктивных сделок по договору присоеди­нения. Говоря об оценке справедливости условий, предписанных договором, можно рассматривать в контексте ст. 428 ГК «условия, являющиеся явно обременительными для контрагента и суще­ственным образом нарушающие баланс интересов сторон» (п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16). Поми­мо этого, в зарубежном законодательстве содержится иное опре­деление, которое дают несправедливым договорным условиям (unfair contract terms) Модельные правила европейского частного права (ст. II.-9:405): «Условия, применение которых вопреки тре­бованиям добросовестности и честной деловой практики ведет к чрезвычайному отклонению от принятых в коммерческой де­ятельности стандартов». Исходя из постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. следует, что критерии справедливости и несправедливости условий договора нельзя выводить иначе как в совокупности со всеми материалами дела: «...При оценке не­справедливости договорных условий суд должен оценивать все обстоятельства дела. В частности, при рассмотрении спора о взыскании убытков, причиненных нарушением договора, суд может с учетом конкретных обстоятельств заключения догово­ра и его условий не применить условие договора об ограничении ответственности должника-предпринимателя только случаями умышленного нарушения договора с его стороны или условие о том, что он не отвечает за неисполнение обязательства вслед­ствие нарушений, допущенных его контрагентами по иным дого­ворам. Также с учетом конкретных обстоятельств заключения до­говора и его условий в целом может быть признано несправедливым и не применено судом условие об обязанности слабой стороны договора, осуществляющей свое право на односторонний отказ от договора, уплатить за это денежную сумму, которая явно несо­размерна потерям другой стороны от досрочного прекращения договора».

Немаловажной проблемой становится также введение права на изменение несправедливых условий договора присо­единения в судебном порядке, начиная от механизма реализа­ции такого права в судебном процессе и заканчивая уклады­ванием в срок исковой давности, в то время как рассчитанный на какой-либо определенный срок договор может проявить несправедливость условия на более поздних этапах договор­ных отношений, как, например, ограничение размера ответ­ственности. Следовательно, проблема нарушения принципа свободы договора в договорах присоединения должна нахо­дить свое решение до начала договорных отношений, а не в судебном порядке. Проведенный анализ показал, что измене­ния правил о договоре присоединения до некоторой степени поддерживаются судебной практикой. В то же время новых во­просов в связи с изменениями законодательства становится все боль­ше. Проблема несоблюдения принципа свободы договора в данном виде договорных отношений действительно серьезно ограничивает присоединяющуюся сторону в своих правах, тем самым ставя под сомнения в том числе и принцип равенства сторон.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика