Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Расчетная услуга как элемент осуществления денежного обязательства, выраженного в форме электронного платежа
Научные статьи
05.10.16 09:56

вернуться

Расчетная услуга как элемент осуществления денежного обязательства, выраженного в форме электронного платежа

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
Шильдина(Колодкина) М.В.
4 95 2016
Предметом исследования является правовая природа перевода денежных средств путем совершения электронных платежей. Делается вывод о юридической сущности электронных денежных средств и электронного расчета.

Широкое применение электронных платежей обуславли­вает необходимость доктринального осмысления их сущности и места в системе гражданских расчетных правоотношений, а также определения перспектив совершенствования правового регулирования в этой области.

На основании анализа подп. 12, 19 ст. 3, п. 1 ст. 4, ст. 5 Федерального закона от 27.06.2011 № 161-ФЗ «О националь­ной платежной системе» (далее - Закон о национальной платежной системе) предварительно можно сделать вывод о том, что электронные платежи представляют собой разновид­ность обязательств по безналичному расчету, базирующихся на положениях гражданско-правового института расчетных обязательств (§ 1 гл. 46 ГК РФ) семьи договоров по оказанию возмездных услуг (Гл. 39 ГК РФ). Расчетные денежные обяза­тельства законодатель относит к формам безналичных рас­четов (Ст. 4 Закона «О национальной платежной системе»). В свою очередь обязательства, связанные с расчетами, в юриди­ческой литературе рассматриваются как разновидность «де­нежных обязательств».


 

Как отмечает Л. Г. Ефимова, термином «расчеты» обыч­но называется процесс исполнения, как правило, денежных обязательств. В настоящее время появилась тенденция рас­пространять термин «расчеты» на процедуру исполнения обязательств через профессиональных финансовых посредников путем совершения записей по счетам.

Природа «расчетного денежного обязательства», осу­ществляемого в виде электронного платежа, в полной мере содержит в себе все признаки «семьи» обязательства по ока­занию возмездных услуг и по праву занимает свое месте в си­стеме правового регулирования правоотношений подобно­го рода. Расчетное обязательство, осуществляемое в форме электронного платежа, законодатель определяет как «платеж­ную услугу» (ст. 1 Закона «О национальной платежной систе­ме», Положение Банка России от 16.07.2012 № 385-П (ред. от 03.09.2015) «О правилах ведения бухгалтерского учета в кре­дитных организациях, расположенных на территории Россий­ской Федерации»).

Между тем ГК РФ не содержит категории «платежная ус­луга» или «услуга по платежу» и тому подобное определение. В нормах ГК РФ законодатель использует понятия «финансо­вые услуги», «услуги банков» и т.п., среди которых он выделяет «связанные с денежными требованиями». Они, в свою очередь, рассматриваются как предмет правового регулирования ста­тей 824, 851, 853 ГК РФ. То есть, в контексте указанного право­вого акта, говоря о платеже, законодатель рассматривает это понятие не как правовую категорию, а как общественное от­ношение с денежным экономическим содержанием. Свойства права оно приобретает постольку, поскольку платеж осущест­вляется банками или иными, санкционированными законо­дателем, финансовыми организациями. Это понятие имеет относительно недавнюю историю и было установлено зако­нодателем в гражданско-правовых по своей природе нормах Закона «О национальной платежной системе» и ряде других нормативных актов последнего времени, которые, в основном, связаны с банковским законодательством, например, в Пись­ме Банка России от 05.08.2013 № 146-Т «О рекомендациях по повышению уровня безопасности при предоставлении роз­ничных платежных услуг с использованием информационно­телекоммуникационной сети "Интернет"»6, Положении Банка России от 16.07.2012 № 385-П «О правилах ведения бухгалтер­ского учета в кредитных организациях, расположенных на тер­ритории Российской Федерации».

Из позиции законодателя становится понятно, что пла­тежная услуга - это обязательственное правоотношение, ко­торое обеспечивает возможность осуществления денежного расчета. Оно имеет своеобразную юридическую природу и, по нашему мнению, его следует отличать как от обязательств, возникающих из договора банковского счета, так и от обяза­тельств, которые, традиционно, принято называть «расчетны­ми». При этом законодатель, наряду с категорией «платежная услуга», употребляет и термин «расчетная услуга» (подп. 12, 19 ст. 3, п. 1 ст. 5 и др. Закона «О национальной платежной систе­ме»). Очевидно, что он, характеризуя категории «платежная услуга» и «расчетная услуга», рассматривает последнюю как элемент общей конструкции платежной услуги по переводу денежных средств, которая выступает ее завершающей стади­ей и предоставляется исключительно «расчетным центром».

В содержание понятия «платежная услуга» законодатель включил три вида различных услуг: 1) по переводу денежных средств; 2) почтового перевода; 3) по приему платежей (п. 17 ст. 3 Закона «О национальной платежной системе»). Собствен­но о категории «расчет» он не упоминает и не включает эту разновидность услуги в содержание платежной услуги. Между тем, анализ других норм, в частности, статей 4 и 5 Закона «О национальной платежной системе», показывает, что такой вид платежной услуги, как «перевод денежных средств», осущест­вляется в формах безналичных расчетов.

Все легальные формы безналичных расчетов, которые за­конодатель установил в нормах права, объединяются общим наименованием - услуги по переводу денежных средств. С по­зиций законодателя это есть не что иное, как разновидность расчетных правоотношений.

По своей экономической сути исследуемые отношения относятся к средствам безналичного расчета, являются его разновидностью. Это напрямую вытекает из предписаний, например, ст. 6 Закона «О национальной платежной систе­ме». В экономическом смысле «расчет» - это «уплата денег по обязательствам», либо «документ, составленный на основе вычисления».

Что же касается юридического определения понятия рас­чета, то здесь возникает ряд трудностей. В нормах права, кото­рое относятся к частному праву, этот термин употребляется в различных значениях. Так, в статьях 472, 473 ГК РФ термин «расчет» употребляется в смысле «намерение, предположе­ние, перспектива»; в ст. 504 ГК РФ - как «выгода, польза»; в ст. 516 ГК РФ - как «форма оплаты». Но независимо от тех тер­минологических смыслов, который законодатель вкладывает в слово «расчет», их объединяет то, что под этим понимается не­кая количественная составляющая, исчисление чего-то. Исхо­дя из понимания смысла главы 46 ГК РФ, расчеты - денежные обязательства, где, в качестве количественной меры подсчета блага, выступают наличные или безналичные деньги (ст. 861 ГК РФ). В этой связи возникает проблема понимания исполне­ния денежного обязательства путем расчета в тех случаях, ког­да оно исполняется не путем передачи денег непосредственно должником кредитору, а в иных, предписанных законодате­лем юридических формах.

Правовая связь, которая возникает при предоставлении услуги по платежу, должна носить непосредственный харак­тер. При наличном денежном расчете - это участники расчет­ного денежного обязательства, физические или юридические лица. При безналичном расчете денежными средствами - это кредитная организация. Исполняя свои обязательства перед кредитором по договору банковского счета (или межбанков­скому, например, корреспондентскому договору) и осущест­вляя расчет с другой кредитной организацией, она тем самым уменьшает объем своего долга перед клиентом. Одновремен­но увеличивается объем долга другой кредитной организации в отношении ее клиента, в чью пользу была оказана услуга платежа. При этом она действует от своего имени и приоб­ретает права и обязанности для себя, а вовсе не для клиента.

Требование о безусловности расчетного денежного обя­зательства вытекает из императивной обязанности для всех участников гражданского оборота, которые выступают в ка­честве кредиторов, о принятии погашения денежного долга в российской валюте (рублях).

Законодатель, с одной стороны, признает такие обя­зательства надлежаще исполненными, а с другой стороны, подобные отношения, когда они являются денежными обя­зательствами, не прекращаются, поскольку полученный кре­дитором количественный денежный эквивалент не прекраща­ет само денежное обязательство, он только выбывает из него. Ранее принадлежавшее ему право требования исполнения денежного обязательства перешло к иному кредитору. Проис­ходит цессия, в силу чего в продолжающемся денежном обя­зательстве изменился состав участников (кредиторов). То есть наличествует не правопрекращающий, а правоизменяющий юридический факт. Тем не менее, и те, и другие обязательства законодатель признает формами расчетов (ст. 862 ГК РФ).

Таким образом, расчет в смысле главы 46 ГК РФ может осуществляться как в системе денежного обязательства, так и в системе безденежного обязательства, то есть не путем пога­шения существующий обязанности денежным эквивалентом, а путем уступки права требования промежуточному кредито­ру, то есть другому лицу.

По своей сути денежное расчетное правоотношение - это перераспределение прав требования, объем которого опреде­лен в номинале денежной банкноты (монеты), содержании до­говора банковского счета или в санкционированном Централь­ном Банком РФ инкассовым расчетном документе. Отсюда расчет по денежному обязательству следует рассматривать как механизм количественного исчисления (подсчета) неиспол­ненных прав требования, существующих в денежной форме, санкционированной законодателем, который осуществляют между собой участники гражданского оборота.

Что же касается платежной услуги и ее соотношения с безналичным расчетом, в том числе и осуществляемым в элек­тронной форме, то можно утверждать, что расчет - это только возможная, а в случаях предусмотренных законом, еще и необ­ходимая часть содержания платежного обязательства (услуги).

Анализ правовой природы гражданского правоотноше­ния по переводу денежных средств путем совершения элек­тронных платежей показывает, что они имеют своеобразную юридическую природу, в значительной степени отличающую его от других расчетных денежных обязательств.

Вместе с тем серьезное сомнение вызывает его расчетная природа. ГК РФ не содержит понятия «электронные деньги» или «электронные денежные средства». Понятие «электрон­ных денежных средств» появилось как категория гражданского права недавно, в частности, как отмечалось выше, с принятием Закона «О национальной платежной системе». На основании анализа положений закона можно сделать вывод о том, что электронные денежные средства - это информация о размере списания прав требования учетных денежных средств, нахо­дящихся на счетах по договору банковского счета кредитной организации, в целях осуществления платежа. То есть это техническое средство донесения определенной информации средствами ее цифрового оперирования. Роль электронных денежных средств заключается в их наличии порождать право и возможность требования применения электронных форм платежа, то есть исполнения платежной услуги в электронной форме.

Электронные денежные средства - это разновидность ин­формации о количественном эквиваленте денег, объективи­рованных в форме денежных средств, которая должны быть положена в основу денежной услуги, оказываемой кредитной организации лицам по исполнению последними своих денеж­ных обязательств. Их следует рассматривать как юридический объект платежной услуги, но он не является материальным объектом обязательства по расчету. Электронные денежные средства - это механизм объективации размера требований по исполнению платежной услуги, воплощенный в оригиналь­ной цифровой форме.

По своей правовой природе такой вид платежной услу­ги, как электронный расчет, не является формой безналичных денежных расчетов. Это не расчет, а форма оборота права тре­бования. Электронные расчеты можно отнести к безналичным расчетным обязательствам только по формально-юридическо­му признаку, поскольку законодатель в соответствующей нор­ме отнес их к такому виду. Что касается «расчетной услуги», то содержательно она представляет собой совокупность юри­дически значимых действий, которые должен совершить рас­четный центр по исполнению обязательства по безналичному денежному расчету. В соответствие с подп. 11 ст. 3 Закона «О национальной платежной системе» к ним относятся: а) списа­ние и зачисление денежных средств по счетам участников пла­тежной системы; б) направление подтверждений, касающихся исполнения распоряжений участников платежной системы.

При этом законодатель специально подчеркивает, что, кроме «традиционных» форм безналичных расчетов, в поня­тие «платежные услуги» также включаются «перевод денеж­ных средств» и «использование электронных средств плате­жа». Перевод денежных средств, по сути, отождествляется с понятием «формы безналичных расчетов», что прямо вытека­ет из содержания п. 12 ст. 3 Закона «О национальной платеж­ной системе».

«Платежную услугу», осуществляемую в форме перевода электронных денежных средств», законодатель относит к раз­новидности форм безналичных расчетов (п. 1.1 Положения Банка России от 19.06.2012 № 383-П «О правилах осуществле­ния перевода денежных средств»). С позиции юридической определенности услуги по «переводу электронных денежных средств» могут быть отнесены к договорным обязательствам, направленным на оказание услуг. Такие виды договоров Л. Г. Ефимова определяет как договоры о совершении платежей. И относит к их числу договоры, которые заключаются между профессиональными финансовыми посредниками и их кли­ентами, а также профессиональными финансовыми посред­никами между собой в рамках соответствующих форм безна­личных расчетов.

Резюмируя изложенное, можно сделать вывод о том, что электронный платеж - это оригинальный и самостоятельный юридический механизм, используя который лица получили возможность урегулировать отношения, возникающие из эко­номической потребности осуществления безналичного рас­чета, с кредитными организациями а кредитные организации - между собой.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика