Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


По вопросу об объекте посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа
Научные статьи
14.10.16 11:38

вернуться

По вопросу об объекте посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа

УГОЛОВНОЕ ПРАВО
Хамитов А. Р.
4 95 2016
Представляется, что по мере развития общества роль и значение личности как основного созидателя и производителя материальных благ и духовных ценностей будет возрастать. Это обусловливает необходимость не только совершенствования уголовного законодательства и практики его применения, но и дальнейших теоретических исследований проблем уголовно-правовой защиты личности от различных видов посягательств. В этой связи возрастает смысл исследования конкретных составов преступлений и разработки учения об объекте преступления, предусмотренного ст. 317 Уголовного кодекса РФ.
В данной статье авторы приводят мнения различных представителей уголовно-правовой науки и в заключение пытаются сформулировать собственный вывод о понятии объекта указанного преступления.

В теории российского уголовного права уделено доста­точно много внимания разработке понятия, содержания объ­екта преступления как важнейшего элемента состава. Разли­чают понятия общего, родового (специального), видового и непосредственного объектов преступления, назначение кото­рых многоаспектно. Во-первых, объект выполняет роль крите­рия построения системы Особенной части Уголовного кодекса (далее - УК)РФ: по родовому объекту преступления уголовно­правовые нормы определены по разделам УК; по видовому - по главам; а в главах отдельные статьи расположены с учетом непосредственных объектов. Во-вторых, правильная оценка предмета и объекта преступления служит необходимым усло­вием для точной квалификации совершенного преступления и отграничения его от сходных по конструкции составов.

В общественных отношениях в сфере управления, регули­руемых уголовным законом, сотрудник правоохранительного органа - инициативная сторона. Именно активность выполня­емой им социальной роли предопределяет его виктимность. Поэтому уголовно-правовая защита данной категории лиц должна быть усиленной по сравнению с другими граждана­ми. Иное отношение стало бы явным нарушением принципа справедливости^Сегодня преступники, не стесняясь, открыто ведут настоящую войну с теми, кто поддерживает правопоря­док, обеспечивает безопасность, и это не должно оставаться безнаказанным. Поэтому нет сомнения в необходимости уго­ловно-правовой санкции за посягательство на жизнь сотруд­ника правоохранительного органа, предусмотренной ст. 317 УК РФ.

Данное преступление является наиболее опасным среди всех преступлений против порядка управления. Кроме того, оно единственное, за которое возможна смертная казнь.

Основным непосредственным объектом посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа являются об­щественные отношения, возникающие по поводу управленче­ской деятельности сотрудника правоохранительного органа и военнослужащего по охране общественного порядка и обеспе­чению общественной безопасности. Дополнительным непо­средственным объектом являются общественные отношения, возникающие по поводу жизни сотрудника правоохранитель­ного органа, военнослужащего, а равно их близких. Такая рас­становка акцентов в непосредственном объекте не свидетель­ствует о меньшей ценности человеческой жизни по сравнению с ценностью порядка управления. Она лишь показывает ту группу общественных отношений, которая в большей степени определяет антисоциальную направленность данного деяния, т.е. его места в системе преступных деяний. Как справедливо отмечает П. В. Замосковцев, для виновного лишение жизни выступает лишь ближайшей целью по отношению к достиже­нию преследуемой им главной, конечной цели - пресечению, воспрепятствованию деятельности этих лиц. Это определяет специфику и самостоятельность анализируемого деяния по отношению к иным преступным посягательствам на жизнь, ответственность за которые установлена в уголовном законо­дательстве России (статьи 105, 277, 295, 357 УК РФ).

В литературе имеются две точки зрения: согласно первой - объект преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, пред­ставляет собой законную деятельность сотрудника правоохра­нительного органа, военнослужащего по охране обществен­ного порядка и обеспечению общественной безопасности и жизнь указанных лиц, а также их близких,в соответствии со второй позицией объектомрассматриваемого преступления являются: 1) порядок управления, который в данном слу­чае нарушается путем физического воздействия на субъекты управленческой деятельности; 2) жизнь сотрудника правоох­ранительного органа, военнослужащего или их близких; 3) за­конная деятельность указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Кроме этого, необходимо отметить, чтов рассматриваемом составе преступления потерпевшим признается сотрудник право­охранительного органа, военнослужащий и их близкие. К сотруд­никам правоохранительных органов относятся штатные сотруд­ники различных служб и подразделений органов внутренних дел, органов Федеральной службы безопасности, Федеральной службы охраны, Службы внешней разведки РФ, таможенных органов, ор­ганов по контролю за оборотом наркотиков, постоянно или вре­менно осуществляющих деятельность по охране общественного порядка или обеспечению общественной безопасности.

Между тем, в нашем случае посягательство лица на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда - это такая деятельность лица по реализации преступ­ного намерения, при помощи которой преднамеренный за­мысел должен быть непосредственно приведен в исполнение.

По мнению И. А. Бобракова, посягательство на жизнь фактически отождествляется с приготовлением к убийству. Он считает, что посягательство на жизнь потерпевшего сле­дует связывать с моментом наступления непосредственной опасности жизни потерпевшего в результате действия вино­вного (наведение оружия для производства выстрела, замах ножом для нанесения удара, включение пульта дистанцион­ного управления и т.п..Непосредственное приведение пред­намеренного убийства в исполнение (производство выстрела и т.п.) действительно находится за пределами посягательства на жизнь, поскольку с посягательством на жизнь сопрягается непосредственное приведение преднамеренного убийства в исполнение.

Таким образом,категории лиц, которые могут выступать в качестве потерпевших при совершении анализируемого пре­ступления, определяются не только в зависимости от их при­надлежности к тому или иному органу управления, но и наряду с этим учитывается характер исполняемых ими обязанностей. Уголовно-правовая норма, содержащаяся в ст. 317 УК РФ, ставит под защиту деятельность потерпевших по охране обществен­ного порядка и обеспечению общественной безопасности. По­терпевшими при совершении комментируемого преступления могут быть: сотрудник правоохранительного органа или иного государственного органа, а также военнослужащий, осущест­вляющие в соответствии с действующим законодательством функции по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а также близкие этих лиц.

Анализ содержания объекта преступления, ответствен­ность за которое предусмотрена ст. 317 УК РФ, позволяет сде­лать вывод о том, что основным непосредственным объектом при совершении посягательства на жизнь сотрудника правоох­ранительного органа, военнослужащего, а равно их близких яв­ляется законная деятельность сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а дополнительным непосредственным объектом при совершении рассматриваемо­го посягательства выступает жизнь указанных лиц.Однако, на наш взгляд,представляется, что в такой ситуации было бы бо­лее верным не смещать на второй план важную общественную значимость такого объекта, как жизнь человека.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика