Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Поручение следователя органу дознания как одна из форм взаимодействия органов следствия с органами дознания
Научные статьи
19.10.16 11:13


Поручение следователя органу дознания как одна из форм взаимодействия органов следствия с органами дознания

  
КРИМИНАЛИСТИКА
Киреева Е. В.
4 95 2016
В статье рассматриваются вопросы взаимодействия, форм взаимодействия, виды поручений следователя органу дознания и др.

Термин «взаимодействие» прежде всего необходимо рас­сматривать в смысловом значении. В русском языке слово «взаимодействие» образовалось путем сокращения двух слов «взаимный» и «действие». В толковом словаре русского язы­ка взаимодействие определяется как «1. Взаимная связь двух явлений. 2. Взаимная поддержка», что довольно лаконично. Несмотря на то, что термин «взаимодействие» не встречается в уголовно-процессуальном законе, он наиболее точно отража­ет согласованность действий органов предварительного след­ствия с органами дознания.

Эффективность любой коллективной деятельности на­ходится в прямой зависимости от координации и взаимодей­ствия людей, выполняющих свою работу в группах, независи­мо от специфики их работы.

В связи с этим, правильная организация совместной дея­тельности, четкое распределение обязанностей между долж­ностными лицами, позволяет с минимальными затратами сил, времени и средств добиться своевременного раскрытия и расследования совершенного преступления.


 

Органы предварительного следствия и дознания в преде­лах своих полномочий осуществляют деятельность путем наи­более целесообразного сочетания характерных каждому из них методов и средств.

    В ходе проведения предварительного следствия по уго­ловным делам должностные лица, осуществляющие пред­варительное расследование, и соответствующие органы до­знания не только взаимодействуют, но и координируют свои действия при достижении одной общей цели. Термины «взаимодействие» и «координация» являются далеко не си­нонимичными понятиями, ведь под координацией действий понимается согласованная по месту, времени и конкретным действиям работа различных правоохранительных органов, направленная на борьбу с преступностью. Также следует отме­тить, что координация действий в отличие от взаимодействия не ограничена расследованием конкретного дела. Для установ­ления тесных контактов между работниками предварительно­го следствия и дознания, не обязательно наличия конкретного уголовного дела у следователя.

Существует две основные формы взаимодействия орга­нов предварительного следствия с органами дознания - про­цессуальная и непроцессуальная. Остановимся более под­робно на процессуальной форме взаимодействия. Условно процессуальную форму можно разделить на несколько видов:

     1.    Поручение следователя, 2.содействие при производстве следственных действий и иных процессуальных действий, 3. Использование органами следствия результатов оперативно­розыскной деятельности. На наш взгляд, поручения следо­вателя органам дознания, являются проявлением одной из распространенных форм взаимодействия. Так, в п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ, указано, что «следователь уполномочен: давать орга­ну дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поруче­ния о проведении оперативно-розыскных мероприятий, про­изводстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производ­стве иных процессуальных действий, а также получать содей­ствие при их осуществлении».

«При расследовании преступлений следователи доста­точно часто используют предоставленную им возможность пользоваться содействием и помощью органов дознания. Надо отметить, что в большинстве случаев это оказывается действительно эффективной и результативной, а совместная деятельность по расследованию преступлений - продуктив­ной и результативной. Однако нельзя не отметить и того фак­та, что сотрудники следственных подразделений в отдельных случаях злоупотребляют своими полномочиями и поручают органам дознания выполнение таких действий, которые они вполне могли бы осуществить сами. Нередки случаи, когда следователи перекладывают свои обязанности на органы до­знания, что вызывает негативное отношение с их стороны и ведет к конфликтным ситуациям на практике». Однако если возникает ситуация, при которой следователи перекладывают свои обязанности на орган дознания, кого следует обвинять в этом? Ведь следователь при даче поручения органу дознания о проведении отдельных следственных действий руководству­ется нормами уголовно-процессуального кодекса РФ. В связи с этим необходимо разобраться со следующими вопросами: какие именно следственные действия можно поручать органу дознания, и кто их должен осуществлять? В уголовно-процес­суальном законе отсутствует перечень и объем тех следствен­ных действий, которые можно поручать органам дознания. В связи с этим обстоятельством, следователю самому приходит­ся определять, что он может поручить органу дознания. Та­кое положение дела не справедливо по отношению к органам дознания, ведь помимо выполнения поручений следователя, у органа дознания есть и свои основные функции. Для раз­решения проблемы связанной с видом и объемом следствен­ного действия, поручаемого органу дознания, необходимо на законодательном уровне закрепить условия, позволяющие не «перекидывать» обязанности следователя на орган дознания. Таким образом, предлагаем внести изменения в п.4 ч.2 ст. 38 УПК РФ: «...производстве отдельных следственных действий, при невозможности выполнить их самостоятельно следова­телем». При даче следователем поручения о проведении от­дельных следственных действий органу дознания, нужно всег­да помнить о качественном исполнении его. Ведь, несмотря на то что в правоохранительных органах, все работники имеют юридическое образование, в силу своей специфики работы каждого подразделения, не каждый сотрудник органа дозна­ния сможет качественно выполнить то или иное следственное действие. Это условие также необходимо учитывать следовате­лю при даче поручения органу дознания. Теперь рассмотрим полномочия следователя давать органу дознания поручения о проведении оперативно-разыскных мероприятий. На наш взгляд, не совсем верно, устанавливать направления подобно­го поручения следователя органу дознания. В ст. 40 УПК РФ4 перечислены все подразделения, относящиеся к органам до­знания, однако не все перечисленные подразделения имеют право на осуществление оперативно-разыскных мероприя­тий, об этом нам свидетельствует ст. 13 ФЗ «Об оперативно­розыскной деятельности». В этой же статье не указано, что органы дознания имеют право на осуществление оператив­но-разыскной деятельности. Обращая внимание на ч. 3 ст. 7 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»5 основанием для производства оперативно-разыскных мероприятий, мо­гут быть поручения следователя, руководителя следственно­го органа и органа дознания. Исходя из этого, предполагаем, что законодатель все же разделяет органы дознания и опера­тивно-разыскные подразделения. В этой связи, необходимо внести изменения в ч.4 ст. 38 УПК РФ таким образом: следо­ватель вправе давать поручения о производстве оперативно­розыскных мероприятий не органу дознания, а оперативным подразделениям тех органов, которые указаны в ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Рассматривая поло­жения уголовно-процессуального закона касающиеся дачи следователем поручения органом дознания о производстве оперативно-разыскных мероприятий, возникает вопрос о том, производство каких оперативно-разыскных мероприятий сле­дователь может поручить органу дознания и, вообще, законно ли данное положение. По нашему мнению, обозначенное по­ложение, в некоторой степени нарушает принцип уголовного судопроизводства - «законность». «Соблюдение законности, обеспечивается четкой, правовой регламентацией деятельно­сти участников, контролем со стороны руководителей органов следствия и дознания, прокурорским надзором. Главное тре­бование - участники действуют строго в пределах своей ком­петенции, определяемой законом, который не допускает сме­шения следственной и оперативно-разыскной деятельности». Когда речь идет о поручении следователя органу дознания на проведение ОРМ, зачастую следователь не совсем хорошо может разбираться в сущности того или иного оперативно­разыскного мероприятия. Следователь, определяясь с видом оперативно-разыскного мероприятия, для указания его в по­ручении для проведения органом дознания, то фактически он определяет за оперативные подразделения методы и средства работы, тем самым смешивая следственную и оперативно­разыскную функции. Такого же мнения придерживается Л. П. Плеснева: «Следователь, давая поручения о производстве оперативно-розыскных действий, в общем виде ставит задачу по установлению обстоятельств, подлежащих выяснению по делу, при этом он не вправе указывать какие конкретно меро­приятия должны быть выполнены». В связи с этим считаем, что, возможно, стоит, вообще, отказаться от данного вида по­ручений. Целесообразнее будет, если следователь будет опре­делять в поручении, что он хочет от органов дознания (опера­тивных подразделений), т. е. указывая цели, задачи, а право выбора методов и средств работы для достижения этих целей оставить за оперативными подразделениями, в том числе и выбор оперативно-разыскных мероприятий.

«Отдельного рассмотрения требует вопрос о сроках осуществления поручений. Дело в том, что, уполномочив другого субъекта процессуальной деятельности на произ­водство следственных и розыскных действий, необходимо определиться со сроком действия этих полномочий. Это по­ложение является важным, с точки зрения продолжитель­ности нахождения органа дознания в качестве надлежащего субъекта сбора доказательств по уголовному делу, находя­щемуся в производстве у другого органа расследования». В ст. 38 УПК РФ не указано в какой срок должно быть ис­полнено поручение следователя. В правоприменительной практике следователь при даче поручения органу дознания либо не указывает вообще срок исполнения, либо руковод­ствуется ч.1 ст. 152 УПК РФ. То есть максимальный срок в течении которого может быть исполнено поручение состав­ляет 10 суток. Однако исходя из смысла закона, 10 дневный срок исполнения поручения касается только тех поручений следователя, которые необходимо осуществлять в других местах (в другом районе). А сколько же составляет срок ис­полнения по обычным поручениям не указано. Использова­ние положения ст. 152 УПК РФ по аналогии применительно к исполнению поручения следователя в порядке ст. 38 УПК РФ, возможно, и оправданно. Однако возникает вопрос о це­лесообразности установления такого срока применительно ко всем поручениям. Некоторые поручения, в особенности те, которые связаны с проведением оперативно-разыскных мероприятий требуют большего времени, чем 10 суток, а поручения связанные с производством выемки или обыска, требуют безотлагательного выполнения. Поэтому мы счита­ем, что для разрешения этой проблемы, необходимо в ст. 38 УПК РФ внести изменения следующего характера: «срок исполнения поручения данного следователем органу дозна­ния, определяется следователем самостоятельно исходя из объема работы, которую необходимо произвести». Также в ст. 38 УПК РФ, определена форма поручения следовате­ля - каждое поручение должно быть подано в письменной форме. «При письменной форме поручения повышается от­ветственность не только работников органов дознания, обя­занных выполнить его, но и самого следователя, давшего это задание. Такая форма поручения дисциплинирует следова­теля и мобилизует его на своевременную дачу заданий орга­нам дознания, поскольку дата направления поручений фик­сируется в материалах уголовного дела. Письменная форма исключает возможность встречающихся иногда на практике необоснованных ссылок следователей или органов дознания на поручения и указания, которых в действительности не было либо, наоборот, не позволяет отрицать их наличие».

На практике и в теории дача поручения следователя органам дознания в письменной форме не всегда привет­ствуется. Так, например, в соответствии со ст. 152 УПК РФ при производстве следствия следственной группой, к ра­боте следственной группы могут быть привлечены долж­ностные лица, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность. В этом случае, когда следователю известны конкретные сотрудники, которые будут заниматься испол­нением его поручений, он обязан будет писать поручения органу дознания или напрямую обращаться к указанному сотруднику оперативного подразделения? На наш взгляд, конечно, следователю удобнее давать в устной форме пору­чения сотрудника оперативных подразделений, прежде все­го это экономия времени и сил. Но все же согласимся с тем, что письменная форма поручения является не только ос­новной гарантией исполнения данного поручения, но «дает дополнительные гарантии точного соблюдения порядка собирания доказательств и установления истины, а также по делу объясняет участие органов дознания в проведении следственных и розыскных действий». Согласимся и с тем, что «давая органам дознания обязательные для исполнения письменные поручения об исполнении определенных по­становлений, следователь обязан приложить к таким по­ручениям соответствующие копии постановлений, а если требуется разрешение судьи на производство соответству­ющего следственного действия, то и копию постановления судьи». Ведь качественность, полнота и скорость выполнен­ного поручения находится в прямо пропорциональной за­висимости от качества поданного следователем поручения органу дознания.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика