Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

От конституционных идей до конституций в Казахстане и странах Центральной Азии

Интервью с Матаевой Майгуль Хафизовной, доктором юридических наук, проректором по научной работе и коммерциализации новых технологий Казахского гуманитарно-юридического инновационного университета.

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.


Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».


К вопросу об определении понятия «Интернет»
12.07.17 11:18
АБДУДЖАЛИЛОВ Абдуджабар
кандидат юридических наук, заведующий отделом частного права Института философии, политологии и права Академии наук Республики Таджикистан, доцент

Научное определение любого анализируемого явления - это одна из важнейших частей понятийного аппарата это­го явления, её квинтэссенция. В зависимости от того, какое научное определение дано исследуемому объекту, выбира­ется вектор научного поиска, поскольку научная дефиниция определяет выбор теории для изучения этого явления. В свою очередь, выбранная теория определяет и общую научную кон­цепцию изучения исследуемого объекта. По этой причине для того, чтобы дать точное определение того или иного исследуе­мого явления, исследователь должен оперировать максималь­но большим объемом материала, посвященного этой темати­ке, и выявить его сущностные признаки. Только в этом случае можно будет утверждать, что научное определение охватывает все стороны явления.

Проблема теоретического осмысления феномена Интер­нета в современной науке стала особенно актуальной. Исследо­ватели связывают пристальное внимание науки к проблемам Интернета стремительным развитием Интернета в «геометри­ческой прогрессии», проникновением интернет-технологий практически во все области человеческой жизни, начиная от простого доступа к информации и заканчивая новейшими технологиями ведения бизнеса практически во всемирном масштабе. Это обстоятельство ставит перед современной на­укой задачи теоретического анализа и систематизации про­блем, связанных с Интернетом, поиск методов их разрешения. И первая в ряду этих задач, на наш взгляд, это проблема опре­деления правовой сущности Интернета. Как было отмечено, научное определение Интернета - это одно из важнейших частей его научного понятийного аппарата, в зависимости от которого выстраивается теоретическая система исследования.

Приступая к анализу научного определения Интернета, мы должны признать, что Интернет в гносеологическом плане представляется малоисследованным; видимо, по этой причи­не его научный и понятийный аппарат заимствованы из со­циологии (информация, коммуникация и пр.). Кроме того, нужно учесть, что Интернет как феномен и научная проблема кроме юриспруденции изучается и многими другими наука­ми - философией, социологией, экономикой и пр. И каждая из этих наук в рамках своих концептов дает свое определение Интернета. К примеру, в философии Интернет определяется образно-метафорически, и служит, скорее, не научным, а ли­тературным целям. В рамках философского подхода Интернет рассматривается как «квинтэссенция элементов и их взаимо­действий», «симулякративное поле», в социологии - как «сре­да, в которой осуществляются социальные коммуникации», а в экономике - как «глобальное транзакционное поле». Понятно, что ни один из приведенных выше подходов к определению Интернета для правовой науки не приемлем. По этой причи­не задачей настоящей статьи является проведение общего ана­литического обзора определений Интернета в юридической науке, и попытку дачи наиболее приемлемой дефиниции правовой составляющей Интернета на основе этого обзора.

Обзор дефиниций Интернета, имеющихся в юридиче­ской литературе, позволяет сделать вывод о том, что на сегод­ня единого консолидированного доктринального определения Интернета в правовой науке не существует. «Анализ имею­щихся диссертационных и иных исследований по проблемам регулирования отношений, связанных с Интернетом, - пишет Е.С. Андрющенко, - показал, что в них не решены или решены недостаточно полно такие основополагающие вопросы, как определение понятия и круга Интернет-отношений, место и роль Интернета в этих отношениях, их классификация». Клас­сификация определений Интернета, имеющаяся в различных научных источниках, в зависимости от круга концептуальных положений, которые пытаются решить авторы, позволяет раз­делить их на три условные группы.

Первая, наиболее обширная группа научных опреде­лений характеризует исключительно техническую сторону Интернета. Авторы дефиниций этой группы исходят из про­стого - из собственно наименования Интернета, акронима, об­разованного из сочетания трех английских слов «International connected network», что в переводе означает «международное объединение сетей». Следовательно, понятие «Интернет», по­лагают эти авторы, есть в первую очередь понятие техническое как объединение сетей, или комплекс технических систем, со­стоящих из компьютеров, модемов, серверов, спутников связи и пр. К этой группе можно отнести определения таких авто­ров, как В.П. Талимончик, С.В. Петровский, А.А. Тедеев, И.В. Невзоров, Г.Л. Акопов, Е.С. Андрющенко, В.А. Копылов, Г.Е. Добрякова, Е.М. Макарова и других. Самое типичное опреде­ление Интернета как технического комплекса - это определе­ние А.А.Тедеева, который полагает, что Интернет - это «элек­тронная коммуникационная сеть, связывающая компьютеры во всем мире через телефонные линии и кабели из оптических волокон». Краеугольный вопрос о природе виртуального пространства, созданного Интернетом, и то обстоятельство, что пользование этой электронной коммуникационной сетью происходит через систему гражданско-правовых договоров, и правоотношения в сети имеют свою правовую специфику, указанными авторами во внимание не принимаются. А ведь самое главное в правовом определении явления - это акцент на правовую составляющую этого явления. В данном случае это вопрос о правоотношениях в пространстве сети.

Принцип определения Интернета через призму его тех­нических параметров настолько укоренился в правовой на­уке, что даже исследователи, далекие от намерения изучить эти параметры, тем не менее, не освобождаются от влияния этого принципа. Более того, этому принципу (видимо, из-за инертности мышления) следуют и законодатели. Например, точно такой же логики технической составляющей Интернета и его информационного предназначения придерживаются и разработчики Федерального закона «Об информации, инфор­мационных технологиях и защите информации», согласно которому «Интернет - это информационно-телекоммуника­ционная сеть, которая является технологической системой, предназначенной для передачи по линиям связи информа­ции, с доступом к ней средствами вычислительной техники». Та же логика прослеживается в тексте Модельного закона «Об основах регулирования Интернета»: «Интернет - глобальная информационно-телекоммуникационная сеть, связывающая информационные системы и сети электросвязи различ­ных стран посредством глобального адресного пространства, основанная на использовании комплексов интернет-про­токолов (Internet Protocol, IP) и протокола передачи данных (Transmission Control Protocol, TCP) и предоставляющая воз­можность реализации различных форм коммуникации, в том числе размещения информации для неограниченного круга лиц». Как видно, правовой составляющей эта дефиниция не имеет - в ней нет и намека на характерные для права регуля­тивные позиции. Именно такая научная трактовка Интернета как технического средства и послужило основой для развития так называемой информационной парадигмы Интернета, в рамках которой Интернет в правовой науке представляется только как вместилище информации.

В этой связи полагаем обоснованным мнение А.В. Остро- ушко, который указывает: «Проблемой законодательного ре­гулирования интернет-отношений в первую очередь является отсутствие точного законодательного определения термина «Интернет», которое отражало бы всю его современную сущ­ность. К сожалению, подобное определение не выработано ни одной наукой и наиболее часто для его описания используют технические признаки глобальных информационных сетей. Об Интернете говорят как «о всемирной системе объединен­ных компьютерных сетей для хранения и передачи информа­ции», что не вполне отражает его сущность, и такое определе­ние не может в полной мере быть использовано юридической наукой и практикой».

Т.В. Семенова, критикуя технический подход к опреде­лению Интернета, вполне обоснованно считает, что «Техни­ческий подход сводит сущность Интернета к материальному явлению, предмету или совокупности устройств. В рамках данного подхода Интернет может рассматриваться только как материальный объект или совокупность объектов, но не как область (или сфера) возникновения и осуществления каких- либо правоотношений». Для правовой науки, в особенности для цивилистики, сфера возникновения и осуществления пра­воотношений имеет главенствующее значение.

Вторая, менее численная, часть ученых в своих опреде­лениях обращает внимание на функциональные характери­стики Интернета как базы данных, хранилища информации, средства доступа и обработки информации. Наиболее четко этот тезис отражен в определении И.Л. Бачило: «Интернет - это сфера непрерывного информационно-коммуникацион­ного процесса обращения информации (сведений) в цифро­вой форме в неограниченном пространстве через связанные между собой сети связи и обмена информационным ресурсом любых субъектов-пользователей (потребителей) в целях полу­чения, накопления знаний или осуществления электронных операций субъектов в разных областях их интересов, прав и обязанностей».

С.В. Малахов при исследовании проблем гражданско­правового регулирования отношений в Интернет, дал право­вую дефиницию Интернет, состоящую из четырех взаимос­вязанных элементов: 1) Интернет - это информационная компьютерная сеть, состоящая из отдельных информацион­ных компьютерных сетей, объединенных на основе единого межсетевого протокола; 2) Интернет - это информационное пространство; 3) Интернет - это виртуальная среда обитания субъектов общества, в которых возникают, развиваются и пре­кращаются реальные общественные отношения между субъ­ектами общества, объективно существующими в реальном физическом мире; 4) Интернет - это совокупность существую­щих в виртуальной среде информационных общественных отношений. Как видно, три из четырех элементов определения описывают функциональные характеристики Интернета.

Интересным представляется определение понятия «Ин­тернет», приведенное В.В. Кулаковой: «Термин «Интернет»,

-    указывает она, - понимается нами как информационное про­странство, состоящее из трех компонентов:

-      совокупность устройств и правил обмена информацией между ними: структурный костяк, материальное и программ­ное обеспечение, коммуникационные линии, совокупность технологий передачи информации посредством коммуника­ционных линий;

-      собственно, информация, с которой имеют дело эти устройства - контент или же содержание;

-      люди, которые настраивают устройства ради обмена информацией, а затем используют их и отношения, возника­ющие между ними в процессе этого обмена (социокультурное измерение)». Налицо стремление определить Интернет че­рез его функциональные параметры и возможности.

Т.В. Семёнова предложила определить Интернет через технико-социологический подход, отражающий одновремен­но техническую и социальную природу Интернета: - Интернет

-     глобальный коммуникационный мультимедийный канал; - Интернет - общедоступное хранилище информации; всемир­ная библиотека, архив; - Интернет - средство социализации и самореализации. При этом Т.В. Семёнова подчеркивает, что «данные аспекты определения могут послужить основой для рассмотрения правовой сущности всемирной сети и возника­ющих в ней правоотношений, однако не отражают сущность и правовую природу понятия».

Из анализа определений, освящающих функциональ­ные параметры Интернета, вытекает достаточно ясный вывод: основой этих определений является всё тот же технический принцип, правда, в немного расширенном виде.

К третьей группе определений относятся дефиниции, характеризующие исключительно правовую составляющую Интернета. К ним можно отнести дефиницию Л.В. Горшко­вой: «Выявленные признаки Интернета, - отмечает она, - по­зволили сформулировать понятие сети как глобальной среды реализации общественных отношений между различными субъектами права, осуществляющими свою деятельность без связи с определенной территорией государства». Так Л.В. Горшкова выделила один из основных принципов Интернета - внетерриториальность, которая имеет главенствующее значе­ние при определении применимого права для общественных отношений в виртуальном пространстве Интернета. Заметим также, что Л.В. Горшкова, в отличие от других исследователей Интернета, не акцентирует внимание на технической его со­ставляющей.

Руководитель юридической службы АО «Фирма АйТи информационные технологии» В.С. Витко, рассматривая раз­личные взгляды на юридическую природу сети Интернет, обо­сновывает предположение, что сеть Интернет - это средство установления связей между людьми, способ создания ими об­щественных отношений (в реальном мире) по поводу имуще­ственных и личных неимущественных благ, часть из которых, имеющую правовое регулирование, составляют правовые отношения.

Прежде, чем высказать авторскую точку зрения относи­тельно правовой дефиниции Интернета, хочется отметить два достаточно важных момента, без учета которых верного и на­учно обоснованного определения Интернета дать невозможно.

Во-первых, мир, в котором мы живем, принято называть «реальным», то есть существующим в действительности. Кон­цепцию этой реальности определяет физическая теория, ос­нованная на понятиях «пространство» как система мест, «вре­мя» как последовательность событий. Понятия пространства и времени в физической теории носят фундаментальный ха­рактер, и служат основаниями для создания концептуальных основ права. По этим причинам для науки права физическая концепция реальности является единственно возможной для существования в ней законов. Интернет представляет нам воз­можность перейти в другой мир, другое пространство, называ­емое «виртуальным» (от латинского «virtualis» - возможный, условный, кажущийся) с абсолютно иными характеристика­ми, иными временными и коммуникационными возможно­стями, несоизмеримыми с реальным пространством, и анализ правовых явлений, безусловно возникающих, изменяющихся и прекращающихся в этом пространстве, не совсем ясны.

Во-вторых, никто не станет отрицать, что любое сопри­косновение с Интернетом происходит через выстраивание определенных гражданских правовых отношений, носящих имущественный, либо личный неимущественный характер - договоров доступа, договоров предоставления услуг и пр., т.е. через классические институты гражданского права. И глав­ным в пользовании Интернетом является то, что гражданские правоотношения в Интернете проистекают в двух абсолютно разных правовых плоскостях. Первая правовая плоскость - это комплекс гражданских правоотношений, связанных только с процессом доступа к сети. Процесс доступа состоит из не­скольких автономных составляющих, носящих имуществен­ный характер - покупка компьютера, программного обеспе­чения, выбор провайдера и главное - заключение договора с провайдером хостинга (провайдер доступа). Этот процесс проистекает в физическом пространстве, все договоры заклю­чаются на предусмотренных Гражданским кодексом основа­ниях, на эти договоры распространяется юрисдикция кон­кретного государства.

Вторая правовая плоскость - это гражданские правоот­ношения, проистекающие непосредственно в виртуальном пространстве Интернета. В основной своей массе это догово­ры между интернет-компаниями и пользователями, которые прошли первый этап, и получили доступ к сети, о представле­нии разнообразных услуг. В этом случае, поскольку правоотношения происходят в физически несуществующем простран­стве, классические правовые установки для регулирования договорных отношений становятся трудно применимыми.

Итак, гражданские правоотношения в Интернете проис­ходят в двух разных правовых пространствах - физическом и виртуальном. Это связано с амбивалентной (двойственной) природой Интернета. Такая двойственность требует наличия двух различных регулятивных систем в зависимости от того, в каком правовом пространстве проистекают правоотношения. Гражданские правоотношения в области Интернета, проис­ходящие в физическом пространстве, относятся к договорным правоотношениям по доступу к сети Интернет. Регулятивной системой таких правоотношений является договорное право. Гражданские правоотношения в области Интернета, происхо­дящие в виртуальном пространстве, относятся к договорным правоотношениям непосредственно в сети Интернет. Регуля­тивной системой таких правоотношений являются общие на­чала гражданских правоотношений, основанные на правовом обычае и презумпции правосубъектности. По преимуществу эти правоотношения носят конвенциональный характер.

Таким образом, в научном определении Интернета четко должна быть отражена его амбивалентная природа; построе­ние дефиниции Интернета, опирающегося только на техниче­скую его составляющую, существенно обедняет теорию.

Проведенный анализ проблемы дефиниции Интернета, с учетом его амбивалентной природы, позволяет определить его следующим образом: Интернет - это глобальный всемир­ный коммуникационный комплекс технических систем и правовых средств для создания виртуального пространства и доступа в него, а виртуальное пространство - это нематериаль­ная технологическая среда для общественных отношений по поводу имущественных и личных неимущественных благ.


Похожие материалы:

Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика