Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.


Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».


Изменение юридического статуса афроамериканцев в результате гражданской войны в США (на примере семейного права)
13.07.17 11:19
САЛАХОВА Жанна Валерьевна
кандидат юридических наук, доцент кафедры управления в органах внутренних дел Уфимского юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации

Трансформация правовой системы США в послевоенные годы, несмотря на ее несомненный революционный характер, имела большое сопротивление со стороны различных сил, как бывшей Конфедерации, так и самого Севера. Следствием этого стало значительное ограничение закрепленных Конституцией гражданских прав афроамериканцев и белокожих бедняков. Гово­ря об ограничениях прав чернокожего населения, установленных «Черными кодексами», следует отметить, что подробную регла­ментацию в них получили брачно-семейные отношения, так как именно иерархия в семье исконно определяла правовое положе­ние каждого из ее членов. «Черные кодексы» содержали предпи­сание, обязывающее все семейные пары, ранее имевшие статус рабов, вступить в законный брак. Браки среди чернокожего насе­ления до Гражданской войны не признавались законом, и отмена рабства никак не повлияла на эту ситуацию. В некоторых штатах просто объявили, что пары, живущие вместе, являются законны­ми мужем и женой, тогда как в других потребовали регистрации своего союза. Подобные решения, хотя и были пронизаны духом викторианской морали, предпринимались, однако, скорее с це­лью соблюдения общественного уклада, чем с целью сохранения семей. Объяснялось это тем, что брак был настолько глубоко уко­ренен в правопорядке, что было почти невозможно извлечь его без радикального изменения самой правовой системы.

Как пишет Р. Миллер, «семейное законодательство в девят­надцатом веке не признавало отцовство в отношении внебрач­ных детей, а других родителей кроме отцов, закон не знал, так как в ту эпоху матери не имели никаких формальных прав на своих детей». Однако, согласно установленному правопорядку, только на мужей и отцов возлагалась обязанность нести ответственность за своих жен и детей. Таким образом, подобный правопорядок создавал серьезные проблемы для государства, так как именно государству приходилось опекать детей, родившихся вне бра­ка. Материальную поддержку таким детям оказывали органы управления штатов, они также были обязаны заботиться о неи­мущих одиноких женщинах, которым их родственники не могли или не хотели помогать. При таком положении дел консерватив­но настроенные депутаты не хотели брать на себя еще одну обя­занность - отвечать за бывших рабынь и их детей.

Конгрессмены считали, что освободившиеся от рабства чернокожие мужчины сами должны заботиться о своих се­мьях. Учитывая скептическое отношение демократов к способ­ности афроамериканцев распоряжаться своей свободой, де­легаты посчитали, что необходимо законодательно заставить чернокожих мужчин принять на себя такую ответственность. Согласно логики депутатов, брак представлял собой правовой инструмент, который, придавая семье законный статус, пре­вратит афроамериканцев в глав домовладений с соответству­ющими обязательствами по отношению к членам своих семей и освободить, таким образом, государство от обязанности их содержать.

С юридической точки зрения, брак был важен и по дру­гой причине. В правопорядке послевоенного времени все еще существовала теория об определении правового статуса граж­данина и объема его прав в зависимости от того, какое положе­ние он занимает в рамках своей семьи. В частности, мужчина занимал главенствующее положение в своем домовладении, он нес ответственность за всех членов семьи и представлял в обществе их интересы, обладая при этом всеми гражданскими и политическими правами. Замужние женщины также имели некоторые права, однако не в таком объеме как мужчины, они могли распоряжаться своим имуществом, заработной платой, а также заключать договоры. В рамках существующей систе­мы дети и другие иждивенцы практически не имели никаких прав, в теории, они просто в них не нуждались.

Подобная общественная иерархия и определяемый в со­ответствие с ней правовой статус каждого гражданина были возможны благодаря существованию института брака. Вслед­ствие предоставления бывшим рабыням статуса законных жен, «Черные кодексы», таким образом, поддерживали суще­ствующий правопорядок, в котором мужчина играл главен­ствующую роль. Вместе с этим возникала опасность того, что чернокожие мужчины, как главы семей, могут потребовать от государства предоставления им равных с белокожими мужчи­нами прав. Пытаясь предупредить подобные действия, южные власти законодательно закрепили в «Черных кодексах» тща­тельно продуманные ограничения прав освобожденных рабов.

Позднее федеральное законодательство отменило поло­жения «Черных кодексов», но, несмотря на это, закон все еще предоставлял гражданские и политические права в зависимо­сти от того, какое положение житель штата занимал в рамках домовладения. Активисты в борьбе за права женщин пытались изменить данную ситуацию. Многие из них участвовали в або­лиционистском движении и теперь стремились улучшить пра­вовое положение женщин в обществе. Активисты надеялись, что после окончания Гражданской войны данной проблеме будет уделяться такое же большое внимание, как и расовой дис­криминации. Однако, несмотря на то, что борцы за равнопра­вие женщин воевали на стороне Союза и имели тесные связи с конгрессменами-республиканцами, их активное лоббирование данного вопроса не принесло желаемого успеха. Республикан­ская партия отказалась расширять права женщин, ссылаясь на то, что это было бы неразумно с политической точки зрения.

Равноправие женщин, по мнению конгрессменов, подо­рвало бы логику распространения гражданских прав на афро­американцев. Республиканцы, обосновывая политику расши­рения прав чернокожего населения, делали акцент именно на различиях между мужчинами и женщинами и ответственно­сти мужчин за свои семьи. Как и белокожие граждане, афро­американцы в период Гражданской войны служили в армии, доказывая этим, что они также могут быть полноправными членами общества. Теперь, когда бывшие рабы стали свобод­ными, они нуждались в гражданских и политических правах, чтобы заботиться о своих семьях и иметь возможность пред­ставлять их интересы. Чернокожие мужчины использовали правовой статус мужей и отцов, чтобы возвратить собственных детей, отданных в подмастерья местным фермерам, а также, чтобы оградить своих жен от злоупотреблений со стороны работодателей и других белокожих мужчин. По мнению ре­спубликанцев, предоставление прав женщинам нарушило бы эту логику, и закрепление гражданских прав за чернокожими мужчинами утратило бы основания.

Также согласно представлениям большинства политиков того времени, ущемление женщин в правах стало «естествен­ным» следствием самой их природы, а не положения в обще­стве. Верховный Суд США поддержал идею об ограничении прав женщин в деле «Брэдуэлл против штата Иллинойс» (1873)2, обосновывая свое решение тем, что мужчины в соответ­ствии с законом обладают всеми гражданскими и политически­ми правами; женщины по природе своей отличны от мужчин; следовательно, все права, гарантированные гражданам Четыр­надцатой поправкой к Конституции США, распространяются только на мужчин. Таким образом, это и другие решения аме­риканских судов ограничивали применение Четырнадцатой поправки, поскольку ее действие не распространялось на половину всех граждан страны. А концепция, утверждавшая, что зависимое положение женщин было узаконено на основании самой их природы, позволяла вывести проблему равноправия женщин за пределы возможностей простых людей.

После того как республиканцы ограничили женщин в гражданских правах, обосновывая свой шаг политической целе­сообразностью и необходимостью сохранения правового стату­са афроамериканских мужчин, женское движение разделилось на два лагеря: одни выступали за дальнейшее расширение прав афроамериканцев, другие - видели в этом препятствие для борь­бы за права женщин. Критики аболиционистов, большинство из которых составляли белокожие мужчины, стали публично выражать свою негативную оценку в отношении афроамери­канцев. Они подвергли сомнению логику, согласно которой пре­тендовать на гражданские и политические права могли только мужчины. «Почему гражданские права должны быть привиле­гией мужчин? Что делает их более достойными этих прав?». В особенности, участников женского движения волновал вопрос о том, почему бедные, невежественные чернокожие мужчины, нравственность которых подвергалась сомнению, могли пользо­ваться правами более ответственно, по мнению республиканцев, чем состоятельные и образованные белокожие женщины? По­добные высказывания основывались на глубоко укоренившихся расовых предрассудках, которые оправдывали отказ в предостав­лении прав афроамериканцам. Следует отметить, что вплоть до начала XX в. феминистское движение продолжало рассматри­вать неравенство между полами с позиции расового подхода.

Необходимо подчеркнуть, что те же самые расовые предрассудки, которые использовали феминистки, чтобы выразить свой протест против неравенства полов, оказывали влияние и на политический курс действующей власти. После Гражданской войны лидеры Республиканской партии поддер­жали расширение гражданских и политических прав афроа­мериканцев, не признавая идею о том, что принадлежность к той или иной расе определяет способности человека или осо­бенности его характера.


Похожие материалы:

Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика