Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


О различных вариантах происхождения государства и права в марксистской (классовой) теории происхождения государства
Научные статьи
08.09.17 14:42
НАГИХ Сергей Иванович
кандидат юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права и философии Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)

В своих последних работах один из ведущих специали­стов отечественной юриспруденции в вопросе изучения по­литогенеза и правогенеза профессор А. Н. Тимонин сделал ряд обобщений относительно эволюции марксистского уче­ния о происхождении государства. В частности, он отмечает сложносоставной характер марксистской теории, который в отечественной науке, по его мнению, нельзя свести только лишь к узкоклассовому подходу с использованием в юриди­ческой литературе термина «классовой теории происхожде­ния государства». Такой сложный состав и неизбежная вари­ативность точек зрения авторов марксистского направления в интерпретации различных аспектов марксистско-ленинского учения о происхождении государства (и права) безусловно связан с противоречивостью суждений и неопределенностью базисных положений марксистской доктрины. Вместе с этим разноречивость точек зрения на этот вопрос связана с нако­плением новых исторических, этнографических, археологиче­ских фактов, которые не были еще известны во времена осно­воположников учения К. Маркса, возникшего более полутора сотни лет тому назад. Все это стимулировало как отечествен­ных, так и зарубежных исследователей, придерживающих­ся этого направления, к развитию политической и правовой мысли марксизма. Соответственно, не только сам марксизм имеет «три источника и три составных части», но и, собствен­но, марксистская теория происхождения государства (и пра­ва), основанная на историческом материализме, имеет слож­ный состав. Впрочем, явление сложносоставности присуще как любому политико-правовому учению, так и той или иной теории происхождения государства. Например, постулаты договорной теории происхождения государства, основанной на естественно-правовой доктрине догосударственного «есте­ственного состояния», смыкаются с доктриной божественно­го происхождения государственности, а классовый подход нечужд и так называемой теории насилия. Прочие теории про­исхождения государства также носят подобный характер.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что если свойство «сложносоставности» связано с комплексом элементов основных идей того или иного политико-правового учения, то вариативность, в том числе и вариативность марк­систкой теории происхождения государства, основывается на разных трактовках того или иного элемента этой концепции у различных авторов, взявших на вооружение эту методологию научного познания. В формате одного идейного направления это явление также не является редкостью.

Вместе с тем, по сравнению с другими теориями проис­хождения государства, марксистская классовая теория доста­точно структурирована и логична в русле идейных принципов марксизма, о которых говорит и сам А. Н. Тимонин, поскольку она опирается на ядро единых принципов марксистского уче­ния. Среди марксистских принципов можно отметить прежде всего - базисно-надстроечный детерминизм и идею классовой борьбы, где под (антагонистическими) имущественными клас­сами, подразумеваются социально-экономические группы людей, занимающие разное положение по отношению к сред­ствам производства.

Исходя из рассуждений А. Н. Тимонина, с учетом идеи классовой борьбы, можно выделить три различных варианта марксистской теории происхождения государства:

  1. Узкоклассовая теория, объясняющая государство как производное от борьбы между собой социальных групп обще­ства, разделенными противоположными экономическими ин­тересами, впрочем, на базе расширенного понимания имуще­ственного класса (так называемые «общественные классы»);
  2. Доклассовая теория происхождения государства. Эта группа вариантов марксистско-ленинской интерпретации по- литогенеза утверждает бесклассовое появление государства, а классы образуются в государственном обществе. Эта версия представлена, в первую очередь, в работах отечественных си­нологов, в частности, наиболее разработанной считается тео­рия власти-собственности Л. С. Васильева;
  3. Раннеклассовая теория происхождения государства, разработке которой посвятили свои работы А. И. Першиц с идеей синхронного появления и развития классов и государ­ства («параллельная» теория) и А. Б. Венгеров, с идеей неза­висимости процессов политогенеза и классогенеза. Теорию А. Б. Венгерова иногда называют «кризисной» теорией проис­хождения государства. Сюда же можно отнести и различные концепции отечественных медиевистов с такими понятиями как «дофеодальный период», «варварское государство», «ран­неклассовое общество» и пр. Кстати, в своей последней рабо­те А. Н. Тимонин вообще отказывает теории А. Б. Венгерова в марксистской принадлежности, называя эту концепцию тех- но-экологической теорией.

Основанием многообразия вариантов, объясняющих про­исхождения государства у ученых-марксистов изначально пре­допределялось переосмыслением работ Ф. Энгельса. Как ранее уже отмечалось, у самого Ф. Энгельса в разных его работах со­держатся и различные трактовки причин политогенеза. Счи­тается, что доклассовый вариант марксистской теории проис­хождения государства основывается на положениях работы Ф. Энгельса «Анти-Дюринг», где образование государства у неев­ропейских народов описывается как процесс узурпации обще­ственными лидерами административных функций. В другой своей работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Ф. Энгельс, опираясь на конкретный историче­ский материал становления римской и древнегреческой госу­дарственности, так же показал якобы классовые варианты (в случае с Римом и Афинами) возникновения государства. При­чем, как в первом случае причиной появления государства стала борьба двух сословий римского общества патрициев и плебеев, так и в афинской «форме государствообразования» борьба общественных группировок афинского демоса с родо­вой аристократией, которые также скорее нужно рассматри­вать как сословия. В свое время, академик М. А. Дьяконов ука­зывал, что в основе деления общества на классы лежит либо имущественное положение, либо род занятий (имуществен­ные или функциональные классы) с фактическим разделением этих групп населения, в то время как в основе деления обще­ства на сословия лежит правовой признак и юридическое раз- деление.9 Указанные Ф. Энгельсом социальные группы трудно назвать имущественными классами в строгом смысле этого термина, который вкладывался марксистами, где эти группы должны были занимать различное положение по отношению к средствам производства. Поэтому у марксистов, как верно подметил А. Н. Тимонин такое распространение и получил расширительный термин «общественный класс». Однако, речь в приведенных Ф. Энгельсом исторических примерах, должна идти о различных сословиях древнеримского и древнегрече­ского общества, поскольку стержень «революционной борь­бы» между социальными группировками патрициев и плебе­ев (в римском варианте) и демоса и аристократии (в афинском варианте) заключался не в доступе к обладанию средствами производства. А противоречия между этими сословными группами лежали в плоскости политических прав сословий плебеев и демоса и в доступе к публичным должностям, кото­рый был ограничен ввиду их происхождения. Так что речь шла в обоих случаях о борьбе за равноправие в публично-правовой сфере. Эти неточности исторических примеров образования государства в изложении и интерпретации Ф. Энгельса, на со­временном ему уровне исторического знания, дали толчок для так называемого творческого развития марксистского учения о происхождении государства в советском фундаментальном правоведении. Не последнюю роль здесь сыграли и несколь­ко дискуссий об азиатском способе производства. Все это действительно сформировало три вышеуказанных варианта марксистской теории происхождения государства у советских и западных марксистов.

Но в работе «Происхождение семьи, частной собствен­ности и государства» рассмотрен и еще один вариант государ­ствообразования с использованием материала древних гер­манцев. У древних германцев, по интерпретации Ф. Энгельса, государство появилось в результате завоевания Римской им­перии и необходимости организации управления завоеван­ных территорий, которое оказалось несовместимо с родовым строем германцев. Трудно признать этот пример Ф. Энгель­са, лежащим в русле последующей советской марксистской традиции причинно-следственной связи между образованием государства и классов. Скорее речь здесь идет об изложении своеобразной версии теории насилия, популярной в конце XIX    - начале XX веков, благодаря научным изысканиям Л. Гум- пловича, Ф. Опенгеймера, Г. Ратценхофера, возродившейся в XX      веке в «ограничительной теории» происхождения государ­ства Р. Карнейро. В среде западных марксистов именно этот вариант стал основой теории К. Каутского, который хотя и отмечал, что «с понятием класса тесно связано понятие госу­дарства» и, «что вся писаная история является историей клас­совой борьбы, но она в то же время в равной мере является также и историей государства, по крайней мере в том смысле, в каком Маркс и Энгельс понимали это слово». Но вместе с этим он отмечал, что «эксплуатация появляется не только лишь благодаря государству», поскольку еще до государства существовал рабский труд и грабеж чужих племен, «однако внутри общины (к которой рабы не принадлежали) появление эксплуатируемых и эксплуатирующих классов произошло лишь в результате возникновения государств, в результате на­сильственного объединения побежденных племен в одно боль­шое общество под господством победителей. С этого времени существуют эксплуататоры: и эксплуатируемые внутри одно­го и того же общества».

Как видно, предложенная классификация вариантов марксисткой теории происхождения государства основывает­ся на различных интерпретациях одного из ключевых марк­систских постулатов - классовой борьбе, которая рассматрива­ется стержневым двигателем исторического процесса.

Кроме идеи классовой борьбы, для марксистской кон­цепции истории существенное значение имеет и базисно­надстроечный детерминизм. Но в марксистском понимании исторического процесса этот базовый элемент марксисткой методологии более разработан применительно к классовому государственному обществу и роль закона взаимодействия надстройки и базиса в генезисе государства практически не разъясняется, по крайней мере у К. Маркса, при его трех­формационном подходе к смене исторических эпох (а клас­сическая «пятичленка» из пяти формаций является идейным достижением творческого развития марксизма советского пе­риода). К. Маркс говорит, об архаической (первичной) форма­ции, основанной на общественной собственности; об экономи­ческой общественной (вторичной) формации, основанной на частном присвоении, охватывающей азиатский, античный, феодальный и буржуазный способы производства, а также о по­стэкономической (третичной) формации коммунистического будущего. И только во вторичной формации экономические отношения играют решающую роль, в которой и развиваются связи между базисом и надстройкой. Поскольку в первичной и третичной формациях нет экономических отношений в то­варно-денежной форме, то, соответственно, экономическая интерпретация истории как всеобщая парадигма, приложи­мая ко всей человеческой истории, у Маркса отсутствует. Складывается впечатление, что классики марксизма считали, если можно так выразиться, безбазисным и безнадстроечным догосударственное (первобытное) общество. И остается теоре­тически необъяснимым в классическом марксизме сам про­цесс складывания общественной экономической формации с государством и прочими надстроечными институтами, а так­же не понятна роль социальной революции и отсутствует чет­ко выявленная закономерность перехода от догосударственно­го общества к государственному. Кстати, на это обстоятельство обратил внимание тот же К. Каутский, который писал, что все способы производства, включая «азиатский», основаны на классовых различиях и противоречиях, но среди различных способов производства, которые затрагивал Маркс нет спосо­бов производства предшествующих возникновению классов. Последующие работы Ф. Энгельса также не разъясняют этих механизмов. Как уже отмечалось, речь у него идет о сословной борьбе в процессе развития государства и его учреждений и, собственно, не понятно, где в его примерах проходит граница между первобытным (догосударственным) обществом и обще­ством государственным.

Вообще если рассматривать римский и германский при­меры приводимых Ф. Энгельсом вариантов политогенеза, то можно с достаточной степенью уверенности утверждать, что в обоих этих примерах речь идет об образованиях так называ­емого вторичного государства. Образование вторичного госу­дарства обычно связывают с влиянием государственности со­седей, с теми или иными формами заимствования элементов уже существовавшей государственности. И этот вариант по- литогенеза коренным образом отличается от возникновения государства самостоятельным спонтанным путем непосред­ственно вследствие так называемого «разложения первобыт­ного строя» догосударственного общества. А именно этот ва­риант политогенеза пытается обосновать в своих изысканиях Ф. Энгельс.

Так, рассматривая вариант образования древнерим­ского государства, необходимо учитывать мощное влияние этрусского политического влияния, чья государственность переживала расцвет во время становления Рима, а также, в меньшей степени, греческой колонизации. Кроме того, соб­ственно латинские формы политической организации имели длительный период предшествующего развития публичных институтов, а само основание Рима явилось следствием коло­низации со стороны Альба Лонги - главного политического государственного центра латинского союза городов. Говоря о германском варианте полигенеза, в частности, становления франкской государственности, то источники свидетельствуют о влиянии римский публичных и правовых институтов на так называемое «варварское государство» раннего Средневековья, впрочем, с разной степенью для различных политических образований и обществ, о чем в свое время велась дискуссия историков-медиевистов в рамках теории романо-германского синтеза.

Даже в наиболее разработанном Ф. Энгельсом варианте афинского политогенеза трудно определить временную грани­цу, когда же в Афинах это государство, собственно, состоялось. Во всяком случае, ни сами греки, ни современные ученые не могут в настоящее время «определить конкретную дату рож­дения афинской демократии» и государственности. Исходя из текста работы Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» можно предположить, что госу­дарственность афинский полис обрел в момент синойкизма и искусственного разделения Тесеем афинского общества на три группы: эвпатридов, геоморов и демиургов. Причем только первые получили право на занятие государственных долж­ностей, которые «благодаря своему богатству, начали склады­ваться вне своих родов в особый привилегированный класс и что эти их притязания были освящены только еще зарождав­шимся государством». То есть, если буквально понимать это высказывание Ф. Энгельса, дальнейшие перипетии политиче­ской истории Афин, связанные с борьбой классов, происходят уже внутри государственного общества. Впрочем, до сих пор, в общем-то, мало исследован вопрос о влиянии институтов ахейской монархии в Аттике микенского периода на форми­рование классической полисной государственности и демо­кратического устройства Афин классического периода, в част­ности, не ясны исторические корни и преемственность таких властных институтов как царская власть (институт басилеев), публично-правовых функций тех же эвпатридов, стойкость раннегреческих судебных учреждений и пр.

Таким образом, марксистская версия политогенеза во вся­ком случае в классическом варианте носит достаточно умозри­тельный характер и опирается, скорее, на концептуально за­данную теоретическую схему, чем на реальные исторические факты, что порождает наряду с размытостью определений ключевых теоретических постулатов истмата известную вари­ативность марксистской концепции происхождения государ­ственности.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика