Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Коэволюционно-социальная философия:реальность, знание и деятельность
Научные статьи
12.09.17 13:02
АВДОНИН Александр Николаевич
доктор философских наук, профессор кафедры философии Уфимского государственного нефтяного технического университета

В XX столетии человечество осознало собственную смерт­ность, сначала - от ядерной войны, потом - от всеобщего загряз­нения природы, в последней его трети оно вступило в период глобальной бифуркации, в которой существует только два на­правления дальнейшего движения: летальное с угрозой его са­моуничтожения и витальное с сохранением его существования и развития. Сейчас уже ясно, что причиной вступления мирового общества в этот период является развитие на Западе, а вслед за ним и на Востоке, массового материального производства, в счи­танные десятилетия начавшего разрушать глобальный баланс жизненных условий на планете Земля. Конечно, массовое про­изводство резко подняло уровень материальной обеспеченности основной части населения планеты, но, с другой стороны, вызва­ло грозящие существованию человечества глобальные измене­ния климата. Возникла проблема, более того, задача коэволю­ционного приспособления развития общества к материальному, то есть не зависящему от желания, воли и сознания людей, су­ществованию и развитию окружающей природы. Столь фунда­ментальные изменения в обществе и преобразуемой им природе не могут не привести к расширению объекта социально-фило­софского познания с общества до системы «общество-природа».

В настоящее время существуют две основные социально­философские концепции общества: марксистская формацион­ная и немарксистская цивилизационная. Падение Советского Союза и мировой системы социализма сопровождалось кри­тикой формационной концепции типологии социально-исто­рической реальности и обнаружением утопического характе­ра коммунизма как «светлого» будущего всего человечества.

Если в ней в центре внимания находились производительные силы и производственные отношения, простыми функциями которых оказывались люди, то в противоположной, цивили­зационной концепции, доминирует идея о том, что в основе развития социально-исторической реальности лежит лич­ностный, субъективный фактор: творческое меньшинство (А. Тойнби) или пассионарии (Л. Н. Гумилев).

Цивилизационно-культурная концепция типологии общества, связанная с именами Н. Я.Данилевского, О. Шпен­глера, А. Тойнби и Л. Н. Гумилева, придает важное значение личностному фактору и духовной культуре, но настаивает на жесткой локальности выделяемых ею форм бытия общества, на их изолированности. Преодоление этого недостатка осо­бенно важно в наше время, когда над существованием чело­вечества нависли основные глобальные угрозы: термоядерная и экологическая; когда для эффективного их решения требу­ется охватывающее всех людей единство человечества. Возни­кает, следовательно, необходимость в глобальной типологии социально-исторической реальности. Такая типология, как ни странно, была создана автором формационной концеп­ции общества К. Марксом. С одной стороны, им выделяется общество личной зависимости, в котором социальная мощь принадлежит одним лицам, как власть над другими людьми, а производительные силы развиваются лишь в незначитель­ном объеме и в изолированных пунктах. С другой - общество вещной зависимости, в котором социальной мощью обладают вещи (деньги, капитал), но именно поэтому люди индивиду­ально свободны по отношению друг к другу. Освобожденный от личной зависимости труд людей создает систему всеобщего общественного обмена веществ, универсальных отношений, всесторонних потребностей и универсальных потенций. По существу, ту же глобальную оппозицию можно выявить в ци­вилизационно-культурной концепции К. С. Ситарама, Р. Т. Колделла.

Опираясь на идеи К. Маркса и К. С. Ситарама, Р. Т. Кол­делла, можно выделить в основе западной формы социаль­но-исторического бытия отношения частной собственности на средства производства, обеспечивающей личную свободу, идеи индивидуализма, права, рациональности, прагматично­сти, научно-технического прогресса и преобразования внеш­него мира. В основе же восточной формы социального бытия лежат отношения государственной собственности на средства производства, ограничивающей индивидуальную свободу личности, идеи коллективизма, морали, душевности, духов­ности, циклического развития и преобразования внутреннего мира человека. Следовательно, и в марксистской, и в цивили­зационной концепции выделяются две мегаформы социаль­ного бытия: западная и восточная. Значит, дифференциация человеческого социума на западное и восточное общество - это базовый признак, выдержавший интертеоретическую проверку в познавательной социальной деятельности и реаль­ности, а не только указание на географическое их различие. Правда, в обеих приведенных выше концепциях нет запрета на односторонне-полярный вариант глобализации.

Рассмотрим глобальную дифференциацию общества на более глубоком уровне. Согласно современным взглядам, общество образует процесс взаимодействия двух фундамен­тальных аспектов, подструктур социальной действительности: натуралистического, предметно-социального и культуроло­гического, персонально-социального аспекта общественного бытия и их ценностного знания. Эти аспекты, подструктуры, охватывают всю социальную реальность, в том числе человека. Да, человек есть не только тело и душа, но и созданная им и ставшая его неотъемлемой частью искусственная социальная реальность, мир разнообразных материальных и интеллекту­ально-духовных культурных ценностей. В процессе истори­ческого развития произошло их обособление друг от друга по доминантному положению предметно-социальной либо персонально-социальной подструктур социального бытия, ко­торое и воплотилось, соответственно, в западное и восточное общество.

Западное общество зиждется на предметно-социальном производстве товаров лично независимыми друг от друга про­изводителями и их обмене. Когда люди полностью включены в товарную деятельность, то существуют только за счет прода­жи произведенных ими товаров, следовательно, должны быть индивидуально свободными, т.е. социально-равными друг другу людьми. Обмен товарами представляет собой в эконо­мической сфере объективную эквивалентно-общественную связь между товаропроизводителями. Вступая в социальные отношения, эти люди переносят эквивалентность в полити­ческую сферу, сферу власти, как универсальной формы орга­низации персонально-социальных отношений. Политическая борьба носит открытый характер столкновения партий, поли­тических союзов равных людей. Это политическое равенство людей вместе со священным правом индивидуально-частной собственности закрепляется подструктурой отношений юри­дической зависимости, которая регулирует, как экономиче­ские, так и политические отношения между людьми, закре­пляется в теоретически обоснованной социальной идеологии.

Возникновение западного общества произошло только тогда, когда в результате разложения отношений личной зави­симости в феодальном обществе появляется особый товар, ра­бочая сила, и возникает регулярный источник дополнительно­го дохода у владельцев средств производства, как стабильное экономическое неравенство. Оно и создает главную подструк­туру отношений вещной зависимости в западном обществе, которая распространяется на все общество после проведения буржуазно-демократических революций и ликвидации со­словно-политического неравенства, закрепляется подструкту­рой отношений юридической зависимости политическое, но не экономическое, равенство экономически независимых друг от друга индивидов. В появившемся таким способом запад­ном обществе сила внутренних экономических связей намно­го больше силы внешних связей. Именно такое существенное соотношение является необходимым условием существования любой отдельной формы реальности, как в природном, так и в социальном мире. Поэтому видеть в феномене экономи­ческой эксплуатации только негативное явление, значит, не понимать фундаментальный закон существования любых от­дельных форм реальности в мире. Так же некорректно не при­знавать вклад занятых в непроизводственной сфере людей в общее благо, игнорировать огромный вклад обществ вещной зависимости и их доминантной социальной группы, предпри­нимателей в интеллектуально-технический прогресс человече­ства.

Марксистская концепция дифференцировала западную социально-историческую реальность на общественно-эконо­мические формации: рабовладельческую, феодальную и ка­питалистическую. Как известно, общественно-экономическую формацию образует целостность производительных сил, про­изводственных отношений, социально-классовой структуры, социальных институтов и общественного сознания. В основе формации лежит способ производства, историческое един­ство производительных сил - людей, средств производства - и производственных отношений между людьми в процессе ма­териального производства, т.е. отношения людей к средствам производства и отношения обмена, распределения и потре­бления. Производительные силы изменяются непрерывно, производственные отношения - дискретно, производственные отношения зависят от развития производительных сил. Су­ществование и развитие общественно-экономических форма­ций определяется законом соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил, согласно которому непрерывно происходящее развитие производительных сил происходит в условиях относительно стабильных производственных отношений. Поэтому содей­ствующее развитию производительных сил соответствие про­изводственным отношениям закономерно сменяется замед­ляющим их развитие несоответствием и, далее, конфликтом, который разрешается сменой общественно-экономической формации. Вместе с производственными отношениями изме­няется социальная структура, социальные институты и юри­дическая подструктура общества вещной зависимости.

Если западное общество опирается на доминантную со­циально-предметную составляющую общественной реально­сти, экономическую подструктуру отношений вещной зави­симости, то восточное общество основано на господствующей роли персонально-социальной ее составляющей, политиче­ской подструктуры отношений личной зависимости. В восточ­ном обществе государство, в отличие от западного общества, «встроено» в базис, структуру производственных отношений. Персонально-социальные отношения «вклинились» в пред­метно-социальные отношения, а персонально-социальная со­ставляющая государства, его чиновничий аппарат стал господ­ствующей социальной группой, то есть входит в социальную структуру общества. Иначе говоря, государство представляет собой двойственный феномен: предметно-социальной сто­роной оно включено одновременно в объективные производ­ственные отношения, ибо организует производство, обмен, распределение и потребление произведенной продукции, а персонально-социальной стороной - в социальную структуру общества. Государство есть иерархическая политическая орга­низация, которая включает в себя отношения личной и юри­дической зависимости и оказывает властное воздействие на деятельность и поведение людей, а в предметно-социальном аспекте определяет воздействие людей на предметно-матери­альную составляющую социальной реальности.

Отсюда следует, во-первых, иерархическое строение эко­номической и политической реальности в восточном обще­стве, не ограниченное индивидуально-частной собственностью на средства производства и предпринимательской социаль­ной группой; поэтому в классическом восточном обществе всегда существует опасность его «скатывания» в деспотию. Во-вторых, в нем существует чрезмерно малое значение об­ратной отрицательной связи между уровнями осуществления власти и тенденцией нарастания материально-экономических трудностей, кладущая конец каждой конкретной социальной форме восточного общества. В-третьих, из-за ведущей роли в восточном обществе людей, а не вещей, существенное зна­чение имеет направленная на личность морально-духовная регуляция поведения и социальной деятельности людей, вы­раженная в создании влиятельной подструктуры отношений морально-нравственной зависимости. Поэтому на Востоке люди ориентируются на группу, на общество, в котором от­ношения между индивидами всегда определяются в контексте отношений в группе в целом. В-четвертых, консервативная ориентация деятельности направлена на сохранение социаль­ной и природной системы, которая определяет традицион­ный характер восточного общества.

Внутреннее развитие восточного типа общества может быть представлено при помощи сходного с понятием обще­ственно-экономической формации понятия «общественно­политическая формация». Это понятие воспроизводит часть восточно-социальной реальности, которую тоже образует це­лостность производительных сил, производственных отноше­ний, социально-классовой структуры, социальных институтов и общественного сознания. В основе общественно-политиче­ской формации также лежит способ производства, истори­ческое единство производительных сил (людей, средств про­изводства) и производственных отношений между людьми в процессе материального производства, т.е. отношения людей к средствам производства и отношения обмена, распределе­ния и потребления. Но в отличие от индивидуально-частной собственности на средства производства западного общества, определяющее положение в производственных отношениях занимает государственная собственность на средства произ­водства. Производственные отношения зависят от развития производительных сил и изменяются непрерывно, производ­ственные отношения - дискретно. Существование и развитие общественно-политических формаций определяется тем же законом соответствия производственных отношений характе­ру и уровню развития производительных сил, согласно кото­рому непрерывно происходящее развитие производительных сил происходит в условиях относительно стабильных произ­водственных отношений. Развитие производительных сил, находящихся в соответствии с производственными отноше­ниями, закономерно сменяется замедляющим его несоответ­ствием и, далее, конфликтом, который разрешается сменой общественно-политической формации и изменениями в по­литической ее структуре. Вместе с ними существенно изме­няется социальная структура, социальные институты и под­структура отношений морально-нравственной зависимости.

В качестве примеров общественно-политической фор­маций как стадий развития, можно привести отечественную историю: допетровская Россия; петровская 60-х годов XIX века; пореформенная до 1917 года; Советский Союз до 1992 года; рыночно-государственная Россия по сей день. В развитии Ки­тая до XX века общественно-политической формации связаны со сменой правящих династий, а в XX веке: гоминдановский Китай; маоистский; рыночно-государственный Китай.

Таким образом, выше представлена структура восточно­го общества, состоящая из доминантной подструктуры отно­шений личной зависимости и подчиненной ей подструктуры отношений морально-нравственной зависимости; обозначены стадии развития восточного общества.

Рассмотрим отношения между западным и восточным обществом. Прежде всего, каждое из них образует целост­ность из предметно-социальной и персонально-социальной стороны, только в западном обществе доминантна первая из них, а субдоминантна вторая, в восточном обществе, наоборот. В обществе вещной зависимости все начинается с эквивалент­ного обмена социальными предметностями, приводя к эконо­мическому, предметно-социальному неравенству, в обществе личной зависимости - с эквивалентного обмена частицами личной свободы для организации совместной жизни, приво­дя к политическому, персонально-социальному неравенству. В западном обществе главной ценностной ориентацией людей становится страсть к богатству, жадность, в восточном обще­стве - стремление к власти, властолюбие. Это, действительно, там и там образует классы с противоположными интересами. Если рассматривать классы, как отдельные объекты, то между ними существуют не только отношения взаимоисключения, борьбы, но и отношения взаимодополнения, притяжения друг к другу. В понимании западного общества марксизм де­лал акцент на классовой борьбе, уничтожении наемными ра­ботниками предпринимателей, однако Т. Веблен считает, что наемные работники желают не сбросить своих хозяев, а стать такими же хозяевами. Практика развития западного обще­ства показала истинность того и другого понимания отноше­ния между классами. В понимании восточного общества тоже есть вражда между народом и властной социальной группой, и притяжение: слишком многие люди из народа хотят пере­меститься во властную группу. Это также образует, сплачивает то и другое общество, как гравитационное притяжение солнца держит в своей орбите планеты, образуя обособленную сол­нечную систему. Если бы солнце и планеты были равны друг другу по гравитационной массе, то никакая солнечная система не могла бы существовать.

Следовательно, экономическое неравенство - это не толь­ко отталкивающая, но и скрепляющая западное общество сила. Такую же функцию выполняет политическое неравен­ство в восточном обществе. Доминантное экономическое не­равенство замещено доминантным политическим неравен­ством, но и экономическое неравенство не исчезло, а осталось в форме субдоминантного внеэкономического принуждения к труду. Да и с политическим равенством в обществе вещной за­висимости дело обстоит не так гладко, как внушается средства­ми западной пропаганды. Действительно, о каком равенстве политических прав можно говорить в тех же США и других странах, когда выборные кампании в Конгресс стоят для боль­шинства граждан огромные деньги, а президентские выбор­ные кампании - астрономические деньги?

Конечно, экстремальное неравенство в том и другом типе общества может привести и не раз приводило к социальному взрыву. Но при неэкстремальном, умеренном неравенстве эти общества вполне нормально существовали и развивались, пока не накапливались чрезмерные внутренние противоречия, вы­зывавшие радикальное изменение конкретной формы обще­ства, как правило, в одном и том же глобальном типе. С другой стороны, и с экстремальным равенством людей дело обстоит не так хорошо, как кажется. В персонально-социальном пла­не оно ведет к анархии или к попаданию на решающие по­зиции некомпетентных или корыстных лиц, что гибельно для общества, поскольку дезорганизует совместную социальную деятельность людей и быстро приведет конкретное общество к гибели. В предметно-социальном, экономическом плане ра­венство «подрезает» индивидуальные стимулы роста и мед­ленно, но неотвратимо приводит конкретное общество к тако­му, же печальному результату. Это же происходит в природе, где полное «равенство», «свобода» друг от друга частей также ведет к распаду и исчезновению отдельного объекта.

Вместе с тем, в каждом из этих обществ, западном и вос­точном, существует противоположное единство неравенства и равенства людей. Западное общество характеризуется по­литическим равенством и экономическим неравенством, вос­точное общество - экономическим равенством (по сравнению с западным обществом) и политическим неравенством. Таким образом, западное общество и восточное общество не только активно отрицают друг друга, но и дополняют, более того, проникают друг в друга. Правда, неравенство в обществе вещ­ной зависимости - источник эволюционного развития челове­ка и общества, а неравенство в обществе личной зависимости - источник экзистенциального роста человека внутри общества. Положительную ценность в обществе вещной зависимости образует инновационное развитие человечества, в обществе личной зависимости - сохраняющее общество экзистенциаль­ное развитие. К отрицательным, разрушительным факторам в западном обществе относятся уклонение от уплаты налогов и мошенничество; в восточном обществе - тенденция к де­спотизму и коррупция. И то, и другое общество переживает экстремальные стадии развития. В западном обществе это происходит в период накопления капитала, когда основная часть населения «освобождается» от предметно-социальной стороны своего существования, чтобы образовать социальную группу наемных работников. В восточном обществе это проис­ходит в период деспотического или тоталитарного правления, когда основная часть населения «освобождается» от личной свободы, а значительная его часть, - от жизни.

Но существуют и позитивные периоды устойчивого су­ществования и развития не экстремально-либерального и не экстремально-деспотического, а умеренно либерального западного и авторитарного восточного общества со своими подъемами и понижениями. Следовательно, неэкстремаль­ные состояния, как неравенства, так и равенства есть необхо­димые условия стабильного существования и развития кон­кретных форм западного и восточного общества. Теории же, абсолютизирующие экстремальное состояние равенства либо неравенства, во-первых, противоречат не только объектив­ному устройству общества, но и устройству материального мира; во-вторых, при практическом осуществлении приводят к исторически быстрому разрушению конкретного общества.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика