Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Независимость Таджикистана и проблема вступления в ЕАЭС
Научные статьи
14.09.17 12:15
ХОПЁРСКАЯ Лариса Львовна
доктор политических наук, профессор, заведующая сектором политических проблем международных отношений Института философии, политологии и права им. А. Баховаддинова Академии наук Республики Таджикистан

Обсуждение проблем вступления Таджикистана в Евра­зийский экономический союз (ЕАЭС) началось после того, как 10 октября 2014 г. Президент РТ Э. Рахмон в ходе заседания Межгоссовета ЕврАзЭС заявил о необходимости изучения экономической базы и правовых документов ЕАЭС «с целью возможного дальнейшего вхождения в это новое интеграци­онное объединение».

Это обсуждение заметно активизировалось в 2016 г., в период подготовки к празднованию 25-летия независимости Таджикистана. На фоне публикаций, где речь идет о матери­альных выгодах или потерях, связанных с решением республи­ки о вступлении в ЕАЭС, заметно стал выделяться ценност­ный ракурс. Так, профессор X. Одинаев отмечает следующее противоречие: с одной стороны, «участие новых государств в интеграционных процессах на постсоветском пространстве... равнозначно лишению (ограничению) их суверенитета», с другой - «принцип суверенитета является неотчуждаемой ценностью». Этот вопрос беспокоит и замминистра экономи­ческого развития и торговли РТ У. Давлатзоду, который зада­ется вопросом: «Насколько вхождение в интеграционные со­юзы может повлиять на принцип независимости?»

Чтобы аргументировано ответить на их заявления, пре­жде всего следует ответить на вопрос, является ли интеграция угрозой суверенитету и независимости Таджикистана. Для этого необходимо обратиться к истории обретения государ­ственного суверенитета и международного признания незави­симости этой республики, а затем проанализировать условия её сохранения.

Истоки развития таджикской государственности ученые связывают с образованием и более вековым существованием государства Саманидов (892-999 гг.). Но только при Советской власти в 1924 г. была образована Таджикская АССР, в 1929 г. преобразованная в Таджикскую ССР.

Отличие статусов автономной и союзной республики очень значимо. По Конституции СССР, союзная республи­ка - это суверенное советское социалистическое государство, которое объединилось с другими советскими республиками в Союз Советских Социалистических Республик. За каждой союзной республикой сохранялось право свободного выхода из СССР. Автономия не являлась субъектом СССР как федера­ции, за ней не признавались право выхода из СССР и право пе­рехода из одной союзной республики в другую. Соответствен­но, автономная республика являлась формой политического самоопределения таджикского народа, но не обеспечивала его суверенитета. Поэтому столь значимым было повышение статуса Таджикистана до союзной республики. Важно отме­тить, что и в статусе союзной республики Таджикистан обла­дал ограниченным суверенитетом, полный суверенитет имел только Союз.

Конец 80-х гг. XX в. вошел в историю как эпоха кризиса го­сударственного устройства СССР. Оппозиционные силы в раз­ных республиках создали общественно-политические объеди­нения, которые выдвинули свои проекты восстановления или построения новой суверенной государственности. В Таджики­стане оппозиция в лице народного движения «Растохез», Де­мократической партии Таджикистана и Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) выдвинула лозунги наци­онального возрождения, построения независимого, демокра­тического и правового государства. Но на деле они опирались на национализм и исламские ценности как основы построения общественных отношений, которые должны были «отделить их от советской интернационалистической элиты, а также служить мобилизующей и консолидирующей идеей». Так, в Программе ПИВТ утверждалось, что партия «во всех жизнен­ных делах исходит из Божественного вдохновения и не призна­ет никакого закона, который противоречит шариату».

Весьма значимо, что при помощи оппозиции определен­ные геополитические силы пытались свести к нулю влияние России в Центральной Азии. Как пишет таджикский ученый М. Давлатов, «после обретения независимости Таджикиста­ном на первый план стали выдвигаться транснациональные исламистские проекты, так как исламисты Таджикистана в на­чальный период становления независимости страны не имели и никак не могли иметь своего проекта. Это привело к тому, что они фактически пытались осуществить идеи и проекты, не учитывавшие национальные интересы Таджикистана».

Под давлением радикально настроенных оппозиционных сил в 1988-1990 гг., т. е. будучи еще в составе Советского Союза, все союзные республики сделали заявления о своем государ­ственном суверенитете, где указывались подробные характе­ристики, определяющие его содержание. Так, в Декларации о государственном суверенитете Таджикской ССР устанавли­валось, что:

государственный суверенитет Таджикской ССР выража­ется в единстве и верховенстве государственной власти на всей территории Таджикской ССР и независимости во внешних сношениях;

граждане Таджикской ССР, независимо от их нацио­нальности, составляют народ Таджикской ССР, являющийся носителем суверенитета и единственным источником госу­дарственной власти в республике. Народ осуществляет госу­дарственную власть как непосредственно, так и через предста­вительные органы на основе Конституции Таджикской ССР;

статус демократического правового государства предпо­лагает, что ни одна политическая партия, общественная, рели­гиозная организация, массовое движение, группа людей или отдельное лицо не могут выступать от имени народа Таджик­ской ССР;

территория Таджикской ССР является неприкосновен­ной и не может быть изменена без согласия ее народа;

на территории республики устанавливается верховенство Конституции Таджикской ССР и законов Таджикской ССР; действие актов Союза ССР, вступающих в противоречие с су­веренными правами Таджикской ССР, приостанавливается Верховным Советом Таджикской ССР;

высший надзор за точным и единообразным исполне­нием законов на территории республики осуществляет про­курор Таджикской ССР, назначаемый Верховным Советом Таджикской ССР. Прокурор Таджикской ССР ответствен и по­дотчетен Верховному Совету Таджикской ССР;

символы государственного суверенитета Таджикской ССР: герб, флаг, гимн - являются священными, их неприкос­новенность охраняется законом;

на территории Таджикской ССР устанавливается респу­бликанское гражданство. Каждый гражданин Таджикской ССР одновременно является гражданином СССР.

Документ определял права республики как суверенного государства:

Таджикская ССР на своей территории самостоятельно ре­шает все вопросы, связанные с политическим, экономическим, социально-культурным строительством, за исключением тех, которые ею добровольно будут переданы Союзу ССР;

Таджикская ССР имеет исключительное право на владе­ние, пользование и распоряжение национальным богатством республики. Земля, ее недра и другие природные ресурсы на территории республики являются исключительной собствен­ностью Таджикской ССР;

Таджикская ССР образует специализированные банки, самостоятельно определяет финансовую, кредитную и цено­вую политику;

Таджикская ССР осуществляет непосредственные сно­шения с иностранными государствами, заключает с ними до­говоры экономического, культурного и научно-технического характера, обменивается дипломатическими, консульскими, торговыми представительствами, в случае необходимости принимает участие в деятельности международных организа­ций.

В Декларации также был представлен перечень обязан­ностей республики перед своими гражданами и международ­ным сообществом:

Таджикская ССР проявляет заботу и принимает меры по охране и защите интересов граждан Таджикской ССР, находя­щихся за пределами республики;

Таджикская ССР обеспечивает национально-культурное возрождение таджикского народа, его добрые исторические обычаи и традиции, а также гарантирует всем национально­стям, проживающим на территории республики, граждан­ские, политические, экономические права и их свободное на­ционально-культурное развитие;

Таджикская ССР является сторонником общепризнан­ных принципов и норм международного права, решения всех разногласий политическими средствами, уважает права, сво­боды и суверенитет всех народов и стран, стремится к дружбе, братству и дальнейшему прогрессу во всем мире.

Таджикистан входил в число республик, изначально не ставивших целью выход из состава СССР. В Декларации под­черкивалось, что Таджикская ССР признает и уважает суве­ренные права Союза ССР и союзных республик; строит свои взаимоотношения с ними на основе договоров, соглашений; может иметь своих полномочных представителей в других союзных республиках. В то же время она сохраняет за собой право свободного выхода из Союза ССР.

После принятия деклараций о суверенитете встал вопрос о кардинальном обновлении Советского Союза. Был разрабо­тан проект обновленного Союзного договора, который был опубликован 24 ноября 1990 г. В нем устанавливалось, что «каждая республика - участник Договора является суверен­ным государством и обладает всей полнотой государственной власти на своей территории»[7]. Однако новый Договор базиро­вался на признании суверенитета союзных республик, огра­ниченного государственной независимостью СССР. В марте 1991 г. на Всесоюзном референдуме за «сохранение СССР как обновленной федерации равноправных суверенных респу­блик» проголосовало более 76% от числа принявших участие в референдуме.

15 августа 1991 г. была опубликована окончательная ре­дакция проекта «Договора о Союзе Суверенных Государств». Подписание Договора планировалось на 20 августа 1991 г., но его сорвали события 18-21 августа, когда был создан Государ­ственный комитет по чрезвычайному положению. После сры­ва подписания Договора, с одной стороны, и падения ГКЧП, с другой, в течение нескольких месяцев все союзные республи­ки приняли заявления, где объявляли о своем новом статусе в качестве независимых государств. Однако при этом они вы­ступали за заключение нового Союзного договора суверенных государств.

Например, в Заявлении о государственной независимо­сти Республики Таджикистан наряду с провозглашением Вер­ховным Советом государственной независимости Республики Таджикистан и призывом к парламентам бывших советских республик и стран мирового сообщества признать государ­ственную независимость РТ, было сказано, что республика «выступает за заключение Договора о Союзе суверенных го­сударств, экономического соглашения между суверенными и независимыми государствами на равноправных и взаимовы­годных условиях при свободном выборе форм своего участия в Договоре и соглашениях, является сторонником создания системы коллективной обороны и безопасности Союза суве­ренных государств».

В конце 1991 г. был разработан новый проект Договора о создании Союза Суверенных Государств. Однако 8 декабря 1991 г. главы Белоруссии, России и Украины подписали Со­глашение о прекращении существования СССР как «субъекта международного права и геополитической реальности» и про­возгласили создание Содружества Независимых Государств.

21 декабря 1991 г. к Соглашению присоединились другие республики, включая Таджикистан, которые подписали Про­токол к Соглашению «О создании Содружества Независимых Государств»[12]. Важным разделом Соглашения являлась дого­воренность о сотрудничестве государств-членов Содружества в обеспечении международного мира и безопасности, сохра­нении и поддержании под объединенным командованием общего военно-стратегического пространства, включая еди­ный контроль над ядерным оружием, о совместных гаранти­ях, необходимых условиях размещения, функционирования, материального и социального обеспечения стратегических во­оруженных сил.

Тогда же была подписана Декларация о целях и прин­ципах СНГ, где подтверждалось, что «с образованием Со­дружества Независимых Государств Союз Советских Социа­листических Республик прекращает свое существование», и провозглашалось, что отношения между государствами - чле­нами СНГ «будут развиваться на основе взаимного признания и уважения государственного суверенитета и суверенного ра­венства».

Новые государства, в том числе Таджикистан, заявили, что в международных отношениях они выступают в качестве самостоятельных субъектов международного права. 2 марта 1992 г. Совет Безопасности ООН рекомендовал принять в чле­ны ООН Азербайджан, Армению, Грузию, Казахстан, Кирги­зию, Латвию, Литву, Молдавию, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Эстонию. В результате международного призна­ния бывшие союзные республики превратились из суверен­ных государств в независимые.

После международного признания государственной неза­висимости возникла необходимость ее защиты. В соответствии с этим новыми постсоветскими республиками было принято решение о формировании собственных вооруженных сил по­средством реформирования Вооруженных Сил бывшего Со­юза ССР, выстраивания внешнеполитических связей с сосед­ними государствами и определения своих приоритетов при вхождении в мировую политическую систему.

Проблема безопасности, отраженная в Соглашении о создании СНГ, получила продолжение в Договоре о коллек­тивной безопасности17. При подписании Договора государ­ства-участники, в т. ч. Таджикистан, опирались на декларации о суверенитете, учитывали фактор создания собственных во­оруженных сил и обязывались предпринимать согласованные действия в интересах обеспечения коллективной безопасно­сти.

Однако при проведении реформ каждая суверенная ре­спублика столкнулась с многочисленными препятствиями и нерешенными проблемами. Так, процесс институциона­лизации независимости в Таджикистане сильно осложнился начавшейся весной 1992 г. гражданской войной, в которую вылилось противостояние сторонников сформированной в ус­ловиях суверенитета республиканской власти, отстаивающих принцип разделения властей и светский характер государства, и оппозицией, программа которой содержала требование о провозглашении норм шариата в качестве единственной пра­вовой системы страны.

К осени 1992 г. вооруженное противостояние достигло такого уровня, что постоянный представитель Республики Таджикистан при ООН 21 октября 1992 г. направил письмо на имя Председателя Совбеза ООН, в котором проинформиро­вал его о вооруженном конфликте в Таджикистане, а также об­ратился от имени Правительства РТ с просьбой о направлении в республику миротворческой миссии и оказании гуманитар­ной помощи.

Исследование причин и процесса протекания граж­данской войны не входит в задачи данной работы. Для рас­сматриваемой проблемы принципиально важно отметить следующий момент. В условиях острейшего внутриполити­ческого кризиса руководство Республики Таджикистан 10 ноября 1992 г. заявило о сложении своих полномочий, а 16 ноября 1992 г. на заседании 16-й сессии Верховного Совета РТ его председателем и одновременно главой государства был из­бран Э. Рахмонов, принявший на себя функции гаранта обе­спечения государственной независимости.

К концу декабря 1992 г. сторонники восстановления кон­ституционного порядка, объединенные в Народный фронт, освободили Душанбе, и вооруженное противостояние пере­местилось в другие районы республики. Впоследствии запре­щенные Верховным судом РТ Демократическая партия Таджи­кистана, Исламская партия возрождения, народное движение «Растохез» и общество «Лаъли Бадахшон» образовали Объ­единённую таджикскую оппозицию. Она активно опиралась на внешнюю помощь, используя денежные потоки, идущие от фундаменталистских исламских организаций из Ирана, Пакистана, Афганистана и Саудовской Аравии. Из созданных командованием вооруженных сил Движения исламского воз­рождения Таджикистана военных центров на территории Аф­ганистана в горные районы республики проникали оппозици­онные боевые группы.

В этих условиях как гарант независимости государства

Э.  Рахмонов принял решение об использовании внешних ре­сурсов - помощи и активизации международного сотрудниче­ства для обеспечения национальной безопасности и независи­мости Таджикистана. Это сотрудничество осуществлялось по линии ООН, ОБСЕ, России и других государств-членов СНГ на основе норм международного права.

21 января 1993 г. Генеральный секретарь ООН направил группу сотрудников ООН по политическим, военным и гума­нитарным вопросам для наблюдения за ситуацией на месте. Исходя из необходимости присутствия ООН в Таджикистане как гарантии безопасности, 26 апреля 1993 г. он назначил сво­его Специального посланника в Таджикистане и определил его мандат, обязывающий «заручиться содействием соседних стран и других заинтересованных сторон»19.

25 мая 1993 г. был подписан Договор о дружбе, сотрудни­честве и взаимной помощи между Россией и Таджикистаном. В Договоре признавалась «целесообразность согласованных действий на международной арене и тесного сотрудничества в военно-политической области». Предусматривалось, что в случае совершения акта агрессии против любой из сторон они «окажут друг другу необходимую помощь, включая военную, в порядке осуществления права на коллективную оборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН».

В другом Договоре этих двух государств о сотрудничестве в военной области устанавливалось, что воинские формирования Вооруженных Сил РФ, временно находящиеся на терри­тории Республики Таджикистан, кроме функций обеспечения безопасности России обеспечивают совместно с Вооруженны­ми Силами РТ безопасность Таджикистана по его границе с государствами, не являющимися участниками СНГ, прежде всего с Афганистаном.

28 июля 1993 г. Президент России Б. Ельцин издал Указ об урегулировании ситуации на таджикско-афганской границе и выступил с инициативой встречи в Москве глав государств России и Центральной Азии. 7 августа 1993 г. такая встреча состоялась, ее результатом стало Обращение министров ино­странных дел Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана на имя Генсека ООН.

В письме сообщалось о создании коалиционных сил обо­роны с целью скорейшей стабилизации обстановки на терри­тории Таджикистана. Коалиционные силы рассматривались как региональное соглашение, заключаемое в соответствии с целями и принципами Устава ООН, а потому получили по­литическую поддержку Совбеза ООН как вклад в обеспечение мира и стабильности в регионе.

24 сентября 1993 г. главами России, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана было подписано Соглашение о Коллективных миротворческих силах, которые были сфор­мированы к 1 октября 1993 г. и начали прибывать в пункты дислокации. Тогда же государства-участники СНГ (Азербайд­жан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Россия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан и Украина), приняли решение об учреждении Фонда помощи новому не­зависимому государству и поддержали Заявление о мерах по нормализации обстановки на таджикско-афганской границе.

На ноябрьской 1993 г. сессии Генеральной Ассамблеи ООН Спецпосланник Генерального секретаря ООН в РТ об­судил с главами стран-членов СНГ вопрос о наиболее эффек­тивных средствах налаживания всестороннего национального диалога. В декабре 1993 г. Таджикистан совместно с Россией и всеми центральноазиатскими государствами подписал Мемо­рандум о сотрудничестве по охране внешних государственных границ.

16 декабря 1993 г. Спецпосланник Генсека ООН в Таджи­кистане приступил к организации переговоров между пра­вительством и оппозицией под эгидой ООН. Одновременно таджикская оппозиция обратилась с просьбой к руководству Российской Федерации о проведении неофициальных кон­сультаций до начала межтаджикских переговоров. Местом первого раунда переговоров (5—19 апреля 1994 г.) была выбрана Москва, а представители России стали постоянными наблюда­телями на этом и всех последующих раундах переговоров. В числе наблюдателей находились также представители Афга­нистана, Исламской Республики Иран, Казахстана, Киргизии, Пакистана и Узбекистана.

Достигнутая с помощью международных сил стабилиза­ция позволила в ноябре 1994 г. осуществить важнейшие поли­тические реформы: референдум по принятию новой Консти­туции и выборы президента РТ. С этого момента резолюции Совбеза ООН, посвященные Таджикистану, начинались со слов: «подтверждая свою приверженность суверенитету и тер­риториальной целостности Республики Таджикистан и неру­шимости ее границ».

Исходя из необходимости многостороннего присутствия ООН в Таджикистане, 16 декабря 1994 г. была принята резолю­ция ГА ООН, которая учредила Миссию наблюдателей ООН в Таджикистане. Миссия функционировала с декабря 1994 г. по май 2000 г., она поддерживала регулярные контакты с россий­скими пограничными войсками, с Коллективными миротвор­ческими силами СНГ и миссией ОБСЕ.

В мае 1995 г. был заключен Договор о сотрудничестве в охране границ государств-участников СНГ с государствами, не входящими в Содружество, предусматривавший сохранение открытости границ между государствами СНГ и совместную охрану внешних границ.

Следует отметить, что на протяжении всего периода гражданской войны в адрес Генерального секретаря ООН по­ступали совместные обращения президентов и заявления ми­нистров иностранных дел Казахстана, Киргизии, России, Тад­жикистана и Узбекистана, что позволило координировать их миротворческую деятельность и оказание гуманитарной по­мощи беженцам.

В результате восьми раундов межтаджикских перегово­ров под эгидой ООН и при содействии России 27 июня 1997 г. Президент РТ Э. Рахмонов и лидер Объединенной таджик­ской оппозиции С. А. Нури подписали в Москве Общее со­глашение об установлении мира и национального согласия в Таджикистане.

Основная угроза независимости Таджикистана - угроза превратиться в несостоявшееся государство, характеризуемое распадом органов власти и правопорядка, потерей контроля над большей частью территории, ростом анархии и внутрен­него насилия, - с помощью международного сообщества, и прежде всего Российской Федерации, была устранена. С тех пор Таджикистан традиционно выступал активным участ­ником интеграционных объединений на постсоветском про­странстве (СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС).

В настоящее время основной угрозой независимости и су­веренитету Таджикистана выступает международная террори­стическая организация так называемое «Исламское государство» (ИГ), преследующее цель «создания халифата без границ и го­сударств» с помощью экстремистских методов. Только в первом полугодии 2016 г. в Таджикистане было предотвращено четыре попытки совершения террористических актов в городах Душан­бе, Курган-тюбе, Худжанд и Пенджакент, задержаны более 360 членов террористических и экстремистских группировок.

По словам Президента Таджикистана Э. Рахмона, «на долю Таджикистана выпала сложная миссия буфера на пути расползания по всему постсоветскому пространству террориз­ма, радикального экстремизма и контрабанды оружия и нар­котиков. И мы в такой сложный период вправе рассчитывать на действенную помощь своих партнёров по ОДКБ», т. е. ор­ганизации, «призванной объединить все имеющиеся возмож­ности для обеспечения безопасности наших стран».

Таким образом, в условиях дефицита у Таджикистана самостоятельных ресурсов обеспечения своей национальной безопасности именно коллективная безопасность и военно-по­литическая интеграция являются важнейшими механизмами обеспечения его суверенитета и независимости.

С началом функционирования Единого экономического пространства (1 января 2012 г.) перед республикой встал во­прос о переходе к более тесной экономической интеграции со своими стратегическими партнерами - государствами-члена­ми СНГ.

В 2014 г. при Министерстве экономического развития и торговли РТ была создана специальная рабочая группа. Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития еще в 2013 г. показал, что потенциальные эффекты вступления Таджикистана в ЕАЭС «складываются из трех основных компо­нентов: привлечение инвестиций, повышение производитель­ности и фактор трудовой миграции». Действительно, «такие эффекты в состоянии обеспечить дополнительное повышение потенциального роста ВВП Таджикистана на 3,5% в среднесроч­ной перспективе. ...Прирост ВВП позволит Таджикистану не только решать насущные социально-экономические проблемы, но и выйти на траекторию устойчивого роста».

Таким образом, проведенный анализ показывает, что уча­стие в евразийской интеграции имеет серьезные исторические основания и на современном этапе выступает не угрозой, а условием сохранения государственной независимости и соци­ально-экономического развития Таджикистана.


Похожие материалы:

Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика