Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Влияние общепризнанных принципов права на формирование юридических привилегий и ограничений
Научные статьи
14.09.17 14:58
САВУШКИНА Юлия Владимировна
преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Кузбасского института ФСИН

В отечественной юридической науке принципы права по­нимаются как основные идеи, начала, руководящие положе­ния, определяющие содержание и направления нормативного правового регулирования, которые с одной стороны, выражают некие закономерности права, а с другой - представляют собой наиболее общие нормы, действующие во всей сфере правово­го регулирования и распространяющиеся на всех субъектов. Правовая доктрина признает за принципами статус источника права вообще и уголовно-исполнительного в частности.

Необходимо отметить, что принципы права имеют объ­ективно-субъективную природу, которая состоит в отражении общественно-экономической природы общества, а также тех закономерностей, которые определяют политику государства во всех сферах общественной жизни, в том числе в области борьбы с преступностью.

Субъективность принципов права определяется тем, что они формируются конкретными людьми, а затем восприни­маются общественным сознанием как нравственные постула­ты и входят в качестве составной части в правовую идеологию. В свое время Ф. Энгельс неоднократно отмечал, что принципы верны лишь постольку, поскольку они соответствуют природе и истории. «Те же самые люди, которые устанавливают обще­ственные отношения соответственно развитию их материаль­ного производства, создают также принципы, идеи и катего­рии соответственно своим общественным отношениям».

По мнению В. А. Уткина, существующее многие годы тради­ционное понимание правовых принципов лишь как «руководя­щих идей», сохраняет неоправданно высокую степень субъектив­ности в определении, как перечня принципов, так и содержания каждого из них. В связи с этим закрепление в законе принципов уголовно-исполнительного законодательства не только не ставит точку в дискуссиях, но и предполагает их активизацию в свете ре­формирования уголовно-исполнительной системы РФ.

Как известно, в настоящее время в стране реализуется це­лый комплекс реформ, направленных на совершенствование и раз­витие национальной правовой системы. Современная уголовно­правовая политика, как и политика вообще, характеризуется научно-обоснованной, системно-последовательной деятельно­стью органов государственной власти по формированию эф­фективного механизма правового регулирования общественных отношений. Главенствующим признаком данной деятельности является наличие определенной системы целей, призванных реально отражать перспективу правовой, социальной, эконо­мической, духовной, нравственной и иной жизни общества.

Анализируя совокупность действующих правовых норм можно выделить целый ряд основополагающих принципов, формирующих современную правовую политику Российской Федерации. Среди них наиболее значимыми для отечествен­ного уголовно-исполнительного законодательства являются принципы, гарантирующие права и свободы осужденным при исполнении наказания с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством РФ.

Для эффективной реализации данных принципов в уго­ловно-исполнительном праве реализуются целый ряд иных, не менее важных принципов среди которых: равенство осуж­денных перед законом; соединение наказания с исправитель­ным воздействием; дифференциация и индивидуализация исполнения наказаний; рациональное применение мер при­нуждения, средств исправления осужденных и стимулирова­ния их правопослушного поведения и др.

Особое место в системе принципов современного уголовно­исполнительного права занимают принципы гуманистической направленности, обеспечивающие охрану жизни и здоровья осужденных, гарантирующие им личную безопасность, социаль­ную защищенность, помощь в социальной адаптации, сохранение семейных и родственных связей, оказание юридической помощи.

Следует отметить, что успешное воплощение в жизнь общеправовых, межотраслевых и отраслевых принципов уго­ловно-исполнительного права способствовало укреплению принципа патриотизма, духовно-нравственное содержание которого воплощается посредством реализации вышеука­занных принципов. Феномен принципа патриотизма прояв­ляется, прежде всего, в том, что уголовно-исполнительное законодательство следует международным нормам не слепо, а с учетом национальных обычаев и условий.

Как показывает правоприменительная деятельность уч­реждений и органов, исполняющих наказание в виде лишения свободы, осужденные с пониманием относятся к положениям закрепленным в ч. 4 ст. 3 УИК РФ, декларирующим, что реко­мендации (декларации) международных организаций по во­просам исполнения наказаний и обращения с осужденными реализуются в уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации при наличии необходимых экономи­ческих и социальных возможностей.

По мнению П. В. Тепляшина, содержание международного права и правоприменительная практика реализации междуна­родных пенитенциарных стандартов и правил должны находить­ся в определенной зависимости от ментальных стереотипов по­ведения и правосознания граждан российского общества.

Особо следует отметить, что действующее уголовно-испол­нительное законодательство Российской Федерации не только не копирует зарубежное, но и по ряду позиций, касающихся обеспе­чения прав осужденных, даже превосходит его. Так, А. Я. Гришко отмечает, что в некоторых конкретных положениях уголовно-ис­полнительное законодательство пошло дальше международных норм обращения с заключенными и соответствующего законода­тельства европейских стран. Так, ст. 35 ИТК РСФСР (в редакции от 12 июля 1992 г.) запретила применение к осужденным такого специального средства, как смирительная рубашка. Европейские тюремные правила применение такого средства не запрещают, а Минимальные стандартные правила ООН - прямо допускают (пр. 33). В 1998 г. ведомственными нормативными актами была отменена пониженная норма питания для лиц, содержащихся в штрафных, дисциплинарных изоляторах камерного типа. В ИТК РСФСР это изменение было внесено законом от 12 июля 1992 г. Между тем правило 32 Минимальных стандартных правил об­ращения с заключенными допускает применение к осужденным взысканий, сопровождающихся сокращением питания. Важно лишь, чтобы возможность осужденного перенести такое взыска­ние была удостоверена врачом.

По мнению Н. И. Полищука, накопившиеся проблемы и кризисные явления в развитии российского общества предо­пределили приоритетные направления уголовно-правовой политики. Существенное влияние на ее формирование оказы­вают внешнеполитические и международно-правовые факто­ры, отражающие мощные процессы переустройства мирового порядка в современной цивилизации, возрастает понимание и осознание общности судьбы человечества.

Следует отметить, что важнейшее свойство уголовно-право­вой политики заключается в ее государственно-волевом характе­ре и властно-императивном содержании. Следовательно, при ее совершенствовании необходимо изначально четко определять основополагающие принципы, цели, задачи и приоритеты. Иначе уже на стадии принятия нормативных правовых актов мы будем обрекать их на бессодержательность и низкую эффек­тивность. Как правило, такие документы страдают внутренней противоречивостью, коллизиционностью, пробельностью, в них вносится масса поправок, изменений, дополнений и т. д.

Закрепляя правовые привилегии, государство приобрета­ет возможность поставить под юридический контроль блага и преимущества, функционально необходимые их обладателям, а также отделить такие преимущества от «теневой» составля­ющей правовой жизни. Данные цели являются правильными ориентирами при реализации государственной политики.

Функциями правовых ограничений являются основные на­правления их воздействия на интересы субъектов права. Пра­вовые ограничения выполняют охранительно-регулятивную функцию по средствам того, что направлены на охрану и защи­ту общественного порядка, основ конституционного строя, за­конных интересов субъектов права, прав человека, безопасности государства, здоровья населения. Правовые ограничения уста­навливают границы между правовым и противоправным, и тем самым стабилизируют процессы происходящие в обществе.

Правовой привилегии, как общеправовой категории, при­сущи основные общеправовые функции, практическая реализа­ция которых связана с местом и ролью привилегий в праве как официально-властном регуляторе отношений между людьми.

Несмотря на то, что в некоторых нормах уголовно-исполни­тельного права предусмотрен целый ряд льгот для определенной категории осужденных (несовершеннолетие, инвалиды, женщи­ны и т.д.), по нашему мнению, это не может рассматриваться как нарушение требований равенства. В данном случае государство проявляет акт гуманизма в отношении своих граждан.

Несмотря на то, что мы являемся сторонниками прогрес­сивной системы, в то же время считаем, что такой подход не со­всем оправдан, так как с помощью административных мер нель­зя установить время и границы, в течение которых осужденный фактически может и должен будет исправиться. Процесс ис­правления в первую очередь зависит от личности осужденно­го, от его стремления изменить свой правовой статус в ту или иную сторону. Такая жесткая регламентация может привести к тому что многие осужденные будут вынуждены действительно приспосабливаться, обманывать, лукавить, стремиться всеми правдами и неправдами получить очередные привилегии для того, чтобы приблизиться к более высокой цели.

  1. А. Астемиров считает, что «только большая наблюда­тельность и педагогическое мастерство воспитателей могут помочь отобрать из всего многообразия проявлений осужден­ного самое главное, выявить его подлинное лицо, правильно фиксировать изменение положительного и отрицательного свойства, давать соответственно объективную оценку и опреде­лять наиболее эффективные меры воздействия, безошибочно решать принципиальные вопросы.

Похожие материалы:

Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика