Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Управление церковным имуществом в московском государстве XV–XVII вв.
Научные статьи
14.09.17 15:18
АЛЕКСЕЕВА Наталья Ивановна
преподаватель кафедры истории и теории отечественного государства и права Балтийского федерального университета им. Иммануила Канта

В XV - XVII вв. происходят изменения во взаимоотноше­ниях Церкви и государства, наблюдается тенденция, связанная с усилением вмешательства светской власти во внутренние церковные дела. Это проявилось в инициировании государ­ством норм, касающихся светских направлений жизни и на­ходившихся в ведении церкви, таких как брачно-семейные отношения, а также норм, регулирующих имущественную правоспособность церкви, в попытке установить надзор над церковным управлением.

Управление церковным имуществом в XV - XVII вв. име­ло многоуровневую систему. Так, на уровне государства, как социально-политического института, эти функции осущест­влял государь (великий князь, а с 1547 г. - царь).

В ведении царя находилось правовое регулирование по делам церкви, им устанавливались нормы церковного поряд­ка, за исполнением которых царь следил через архиереев и во­евод; предоставление монастырям руги; выдача жалованных грамот церквям и монастырям; издание царских указов об ис­поведи, о хождении в церковь, о посте.

Московские государи оказывали влияние на избрание па­триарха, на решение канонических вопросов, внутрицерков­ных споров, на состав и на постановления Поместных Соборов. По словам историка церковного права А. С. Павлова, великие князья и цари «сами указывали предметы соборных рассуж­дений, и при том такие, которые относились не только к сфе­ре внешнего, но и внутреннего права Церкви, они же нередко публиковали соборные постановления от своего собственного лица».

Таким образом, видно, что царская власть в этот пери­од простиралась на все стороны церковной жизни. Так, Н. С. Суворов в своем труде «Курс церковного права» следующим образом охарактеризовал этот период: «нельзя было указать какую-либо область, или какой-либо род дел церковных, ко­торые принципиально изъяты были бы из компетенции царской власти. Церковные обряды, церковная дисциплина, церковно-юридический порядок вообще входили в круг попе­чений царской власти».

На уровне органов центрального управления эти функ­ции выполняли приказы. Учет церковного имущества на­ходился в ведении Приказа Большого Дворца, сбор налогов - Приказа Большого Прихода, контроль над церковными и монастырскими финансами и землями - Монастырского при­каза.

Управление церковным имуществом на уровне Церкви, как социального института, также имело уровневую систему, которая была связана с церковной иерархией. Во главе Церкви находился митрополит, а с 1589 г. - патриарх, при нем был создан патриарший двор, а также патриаршая приказная си­стема, аналогичная по устройству общегосударственной систе­ме управления.

Патриаршие дьяки, управлявшие приказами, фактиче­ски являлись государственными служащими, ответственными не только перед патриархом, но и царем, который в случае от­сутствия патриарха брал управление Патриаршей областью в свои руки.

Вопросы назначения дьяков, подьячих и стряпчих на службу, а также их увольнения, были исключительно в веде­нии государя, поскольку большая часть служащих патриар­ших приказов была светскими лица.

Вся территория русского государства делилась на епар­хии во главе с епископами, обладающими широким кругом полномочий, в их ведении находилось управление епархией.

На уровне монастыря управление имуществом осущест­влял настоятель совместно с Монастырским собором, являв­шимся коллегиальным органом, в состав которого входили со­борные старцы. Структура органов управления монастырским имуществом находились в прямой зависимости от размера монастыря.

В крупных монастырях «состав монастырской общины в административном отношении был следующий: настоятель монастыря - игумен, соборные старцы, составлявшие мона­стырский собор, строитель, келарь, казначеи, житник, устав­щик, конюший, меньшой казначей, ризничий, книгохрани­тель, подкеларник, чашник, хлебник, поваренный старец, кулачник, мельничный и др.».

В монастырях меньшего размера функции управления имуществом монастыря были сосредоточены в руках настоя­теля, келаря и соборных старцев.

При этом роль келаря в управлении монастырским иму­ществом была очень велика. Так, Павел Алеппский в своем произведении «Путешествие Антиохийского патриарха Ма­кария в Россию» отмечал, что в этой стране «почитают трех правителей - царя, патриарха и келаря Святой Троицы».

Не менее важным лицом в монастыре был казначей, в его ведении были доходы и расходы монастыря, которые им фиксировались в приходно-расходные книги, монастырские постройки, монастырские припасы и даже, как и во что, оде­вается братия. Следует отметить, что относительно расходов монастыря казначей самостоятельно не мог делать ни одного общего распоряжения. В своих действиях он руководствовался постановлениями монастырского собора или распоряжени­ями игумена, а по отдельным вопросам - келаря. Соборные старцы также осуществляли контроль за расходованием мона­стырской казны.

Монастырский собор играл важную роль в управлении монастырем. В его компетенцию входило принятие постанов­лений, которые касались и управления имуществом монасты­ря. Число соборных старцев зависело от размеров обители и в разных монастырях составляло от 3 до 12 человек.

В монастырях было немало других, менее значимых должностей, так называемых служебных монахов, которые контролировали различные отрасли и службы монастырско­го хозяйства (конюший, ризничий, книгохранитель, уставщик, трапезник, кутник, старец-чашник и др.)

Вышеизложенный материал позволяет заключить, что в XV - XVII вв. сложилась многоуровневая система управления церковным имуществом. Так, на уровне государства эти функ­ции осуществлял царь с помощью системы государственных органов: приказы (Приказ Большого дворца, Большого При­хода и Монастырский приказ), земские избы и воеводы. При этом полномочия государственных органов власти в управле­нии церковным имуществом сводились к предоставлению на­логового иммунитета духовным корпорациям и финансирова­нию монастырей в виде руги.

Управление на уровне Церкви имело сложную иерархи­ческую систему, во главе которой находился митрополит, а с 1589 г. - патриарх. Развитие в XVII в. епархиальной приказной системы, являвшейся инструментом управления Патриаршей областью, свидетельствовало о проникновении светских эле­ментов в епархиальное управление. Патриаршие приказы, будучи самостоятельной структурой, имеющей определенное значение в управлении церковным имуществом, после приня­тия Соборного уложения 1649 г. становятся частью общегосу­дарственной приказной системы управления

Единство действий системы управления монастырским имуществом обеспечивал Монастырский собор, выступавший хранителем интересов общины.

Таким образом, в период с XV в. до сер. XVII в. влияние государственных органов в системе управления церковно-мо­настырским имуществом возрастает, что было обусловлено вмешательством светской администрации в церковное управ­ление. Передача отдельных полномочий в ведение Помест­ного приказа (учет, описание и межевание земель, решение споров по земельным вопросам), а также создание Монастыр­ского приказа, наделенного полномочиями по управлению церковным имуществом, означали ослабление юрисдикции Церкви, которая со второй пол. XVII в. начинает занимать под­чиненное положение в системе государственных органов.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика