Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

От конституционных идей до конституций в Казахстане и странах Центральной Азии

Интервью с Матаевой Майгуль Хафизовной, доктором юридических наук, проректором по научной работе и коммерциализации новых технологий Казахского гуманитарно-юридического инновационного университета.

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.


Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».


Деструкция закона или совершенствование уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за неоказание и ненадлежащее оказание медицинской помощи
18.09.17 11:31
ВИНОКУРОВА Мария Александровна
аспирант Института права Челябинского государственного университета

Научная интериоризация права уголовного характера в аспекте характеристики составов преступлений в сфере неоказа­ния и ненадлежащего оказания медицинской помощи в современ­ных условиях предполагает аутентичный, но далеко небесспорный модус формирования медико-правового дискурса в целом. Кажет­ся, что высокотехнологическая медицинская помощь оказывается все более приемлемым аспектом общественной жизни и веянием инновационных условий современного бытия. С одной стороны, она является показателем качественности оказания медицинской помощи, с другой - неоказание или дефект ее оказания, представ­ляет большую опасность как для отдельного человека, так и для социальной политики в целом. Инновационная медицина (обяза­тельное медицинское страхование и стандартизация) - это то, что определяет социальную сферу устройства общественной жизни. В противоположном случае очевидным станет безуспешность госу­дарства как совокупности институциональных связей. Ведь перво­начально государство создается для защиты интересов граждан, а именно, их жизни и здоровья. Однако, анализ судебно-следствен­ной практики, уголовного законодательства, многочисленные упоминания в средствах массовой информации о неоказании и ненадлежащем оказании медицинской помощи указывают на то, что каждое отдельное сообщение или деяние рассматривается не столько как акт, претендующий на значение и характеризующий проблемный персонифицированный случай, сколько в качестве арифметического сложения некоторых фактов, вытекающего из многочисленного «экспертного мнения». Данное положение по­зволяет сделать вывод о несовершенстве и недостаточно четкой ре­гламентации действующего Уголовного Кодекса РФ, регулирую­щего деятельность в сфере неоказания и ненадлежащего оказания медицинской помощи.

В правоприменительной практике возникают сложности при расследовании уголовных дел медицинского содержания. Одним из распространенных случаев является следующая ситу­ация: для того, чтобы возбудить дело по ст.124 («неоказание по­мощи больному») необходимо либо причинение преступными действиями тяжкого вреда здоровью, либо смерти. То есть, не учитываются основные превентивные обязанности правоохрани­тельных органов по борьбе с преступностью и защите граждан от преступных посягательств. Так, в 21 час 6 июня, гражданка Н. была вынуждена вызвать своему мужу К. скорою помощь, в связи с тем, что гражданину К. стало плохо на рабочем месте. По при­езду, фельдшер скорой помощи С. не могла оказать граждани­ну К. медицинскую помощь, так как по состоянию здоровья он нуждался в госпитализации. К. повезли в больницу. В приемном покое дежурный врач, задав больному пару вопросов и больше не предпринимая никаких действий, отказал К. в госпитализа­ции. Врач дежурного покоя объяснил это обычным послеобмо­рочным состоянием. Гражданину К. на глазах становилось все хуже и хуже, и его супруга Н. была вынуждена своими силами отвезти К. в районную больницу, где ее мужу оказали медицин­скую помощь и госпитализировали в очень тяжелом состоянии, сделали все необходимые процедуры, взяли все необходимые анализы. В связи со всем произошедшим под влиянием глубо­кого стресса и хамского отношения врача дежурного покоя О. П. Кузьмина обратилась в прокуратуру. В возбуждении уголовного дела в отношении врача дежурного покоя по статье 124 УК РФ было отказано, согласно которой, за неоказание помощи больно­му ответственность наступает только в случае, если это повлекло наступлению вреда средней тяжести.

Категория преступлений по неоказанию медицинской по­мощи должна быть повышена и отнесена к категории средней тяжести. Непоследовательна считается позиция законодателя при построении состава преступления по ст. 124 УК РФ, когда ч. 2 относится к категории средней тяжести, а ч. 1 - небольшой тяжести. По действующему законодательству, преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 118 УК РФ («причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности»), относится к категории небольшой тяжести, а уголовно-наказуемое деяние, регламен­тируемое ч. 2 ст. 109 УК РФ («причинение смерти по неосторож­ности»), относится к категории средней тяжести. Указанные статьи УК РФ, рассматриваемые как отдельные составы пре­ступлений в аспекте ненадлежащего (дефекта) оказания меди­цинской помощи, должны быть отнесены к категории средней тяжести преступлений, иметь материальную конструкцию и основными видами наказания должны считаться лишение сво­боды с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Данные измене­ния необходимы, так как будут учитывать потребности уголов­но-правовой охраны жизни и здоровья граждан.

Следует отметить, что без изменения институциональных связей (трактовки категории «личности» в контексте медико­правовых отношений) отличного от подобного официального институционализма («переформатирование» экономического и физиологического интерфейса лица, нуждающегося в ме­дицинской помощи, на решающего субъекта в определенных правоотношениях), дискурс при определении объекта рассма­триваемых преступлений считается «недееспособным»2.

Не до конца ясен вопрос, о всяком ли виде помощи идет речь в ст.124 УК РФ, либо только о срочной, первичной, скорой. В Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.ll.20ll N 323-ФЗ различают следующие виды медицинской помощи (ч.1 ст.32): первич­ная медико-санитарная помощь; специализированная, в том числе высокотехнологичная, медицинская помощь; скорая, в том числе скорая специализированная, медицинская помощь; паллиативная медицинская помощь.

Следует разграничивать понятия «больной» и «пациент». Больным считается человек, если он плохо себя чувствует, страдает от болезни (абстрактное понятие). Пациент называ­ют Больного, лечащегося у врача либо врачей, то есть, когда поставлен диагноз о наличии заболевания. Из анализа зару­бежного законодательства, была выявлена тенденция, что в категорию пострадавших входит не только Больной, но и ро­женица (ст.141 УК Болгарии), несовершеннолетнее лицо (ст. 137 УК Украины). То есть, из положения, приведенного выше, и, учитывая диспозицию ст. 124 УК РФ, под категорию по­страдавших не включаются, например, беременные женщины либо малолетние лица. Поэтому, для более ясного толкования и точного применения ст.124 УК РФ, следует применить такое понятие как «лицо, нуждающееся в медицинской помощи».

Существует проблема, касающаяся сроков давности уго­ловной ответственности при совершении преступлений по ч. 2 ст.109, ч. 2 ст.118, ст. 124 УК РФ. Обобщение материалов судеб­ной практики показывает, что в 60% случаев, уголовное дело в отношении обвиняемых прекращается в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, либо приостанав­ливается по основанию, когда лицо, подлежащее привлече­нию в качестве обвиняемого, не было установлено (п. l ч. l ст. 208 УПК РФ). Это связано, прежде всего, «со сложностью и дли­тельностью проводимых комиссионных судебно-медицинских экспертиз и повторностью их назначения при установлении объективной стороны преступления».4 По окончании произ­водства следственных действий проходит более двух лет, по­этому, предъявление обвинения по данному основанию невоз­можно в связи с истечением сроков исковой давности. Случаев приостановления предварительного следствия по основанию п. l ч. l ст. 208 УПК РФ, в связи с расследованием преступления (ст. 124 УК РФ) встречается довольно часто в практике. При­чинами данного факта могут служить «верификационная» сложность установления не только субъекта преступления, но и причинно-следственной связи между бездействием (!) и по­следствиями. Для выяснения лица, виновного в совершении преступления, необходимо «обнаружение» взаимодействия различных факторов, а именно определении констелляции модуса объективной действительности. Например, какая именно бригада скорой помощи прибыла или нет на место вызова, и кто из данных лиц не оказал медицинскую помощь; участковый врач-педиатр отказался от повторного посещения ребенка на дому по вызову родителей, сославшись на плохой запах в их квартире.

Поэтому, для более правильной и четкой квалификации деяний при неоказании и ненадлежащем оказании медицин­ской помощи, предлагается внесение изменение в ст. 124 УК РФ, и введение новой статьи 124 УК РФ.

Статья 124 УК РФ. «Неоказание медицинской помощи».

  1. Неоказание медицинским работником помощи без ува­жительных причин лицу, нуждающемуся в ней, наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере за­работной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.
  2. То же деяние, повлекшее по неосторожности причине­ние тяжкого вреда здоровью лица, нуждающегося в помощи, наказывается лишением свободы на срок до двух лет с лише­нием права занимать определенные должности или занимать­ся определенной деятельностью на срок до трех лет.
  3. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть лица, нуждающегося в помощи, наказывается лишением сво­боды на срок до трех лет с лишением права занимать опреде­ленные должности или заниматься определенной деятельно­стью на срок до трех лет.

Примечание. 1. Под медицинской помощью в статье на­стоящего Кодекса следует считать скорую, в том числе скорую специализированную, медицинскую помощь (экстренные и неотложные формы их оказания).

2. Под медицинским работником в статьях настоящей гла­вы понимаются лица, являющиеся специалистами с высшим медицинским образованием и имеющим соответствующий сертификат, а также группа средних медицинских работни­ков, допущенных для оказания медицинской помощи (фель­дшера, медицинские сестры медицинских пунктов и др.).

Статья 124 УК РФ. «Ненадлежащее оказание меди­цинской помощи».

  1. Ненадлежащее оказание помощи медицинским работни­ком, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью пациенту, наказывается лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.
  2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть пациента, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Примечание. 1. Под ненадлежащим оказанием медицин­ской помощи помощью в статье настоящего Кодекса следует понимать дефекты эвакуации Больного, дефекты диагностики, дефекты лечения, дефекты ведения и оформления медицин­ской документации.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика