Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

От конституционных идей до конституций в Казахстане и странах Центральной Азии

Интервью с Матаевой Майгуль Хафизовной, доктором юридических наук, проректором по научной работе и коммерциализации новых технологий Казахского гуманитарно-юридического инновационного университета.

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.


Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».


Значение стадии возбуждения уголовного дела для органов дознания
19.09.17 11:52
СТЕПЫРЕВА Альбина Марсовна
адъюнкт Уфимского юридического института МВД России

Уголовное судопроизводство России включает в себя не­сколько стадий, которые различаются своим предназначени­ем, задачами, процессуальными действиями и субъектами, которые осуществляют эти процессуальные действия. Стадия возбуждения уголовного дела, как и все остальные стадии, обособлена и выделена законодателем. Верное решение, при­нятое на данном этапе правоохранительными органами, спо­собствует раскрытию преступления, назначению виновному справедливого наказания или освобождению от наказания.

Устав уголовного судопроизводства 1864 года не содержал норм о стадии возбуждения уголовного дела. Статья 303 Уста­ва уголовного судопроизводства устанавливала, что «жалобы почитаются достаточным поводом к начатию следствия. Ни судебный следователь, ни прокурор не могут отказывать в том лицу, потерпевшему от преступления или проступка».

В Концепции судебной реформы предлагалось отка­заться от этой стадии, поскольку считалось, что заявления или сообщения являются поводом к предварительному рас­следованию, а сохранение доследственной проверки, которая является аналогом предварительного расследования, нару­шает демократическую направленность реформы. Результа­ты, добываемые в ходе доследственной проверки «непроцес­суальные, то есть наименее надежные в контексте уголовного судопроизводства».

Вопрос о необходимости существования этой стадии ак­тивно дискутируется многими учеными. Б. Я. Гаврилов делает вывод о том, что «началом производства по уголовному делу должна служить не процессуальная норма о возбуждении уго­ловного дела, а заявление, сообщение о преступлении, как это предусматривалось ст. 303 Устава уголовного судопроизводства 1864 г.»3. С. И. Гирько считает, что «в уголовно-процессу­альном законе должно быть закреплено общее требование о незамедлительном принятии и проверке сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении, а также о не­замедлительном возбуждении уголовного дела при наличии необходимых на то по закону повода и основания, незамедли­тельно не означает мгновенно, какие-то временные задержки не исключены, но эти задержки должны исчисляться, как пра­вило, не сутками, а часами». Л. М. Володина утверждает, что эта стадия ведет к утрате доказательств, А. С. Каретников и С. А. Каретников полагают, что «объем процессуальных дей­ствий, количество материалов, их отражающих, с устранением стадии возбуждения уголовного дела сократится, ибо исчез­нет необходимость перепроверять с помощью следственных действий достоверность обстоятельств, установленных в этой стадии, что также будет способствовать экономии материаль­ных средств...». Высказанные авторами суждения и аргумен­ты против стадии возбуждения уголовного дела заслуживают внимания. Однако не менее убедительными выглядят сегодня и противоположные утверждения, которые были сформули­рованы много лет назад, когда стадия возбуждения уголовного дела ещё не была превращена в суррогатную форму расследо­вания, за что она критикуется сейчас.

Еще в 1938 г. М. С. Строгович писал: «Практическое зна­чение момента возбуждения уголовного дела очень велико. Правильное решение вопроса об основаниях к возбуждению уголовного дела обеспечивает такой порядок, при котором судебно-следственные органы реагируют только на преступле­ния; этим устраняются неосновательные возбуждения уголов­ных дел и связанные с этим стеснения для граждан, напрасная трата сил и средств судебно-следственного аппарата на рас­следование и разбор действий, лишенных общественно опас­ного содержания, а потому и не требующих вмешательства тех органов, основной задачей которых является борьба с пре­ступностью. Процессуально-правовое значение возбуждения уголовного дела заключается в том, что оно служит основани­ем для производства всех дальнейших судебно-следственных действий по расследованию и разрешению уголовного дела... (допросы, избрание мер пресечения, предание суду и т.п.)». Н. В. Жогин и Ф. Н. Фаткуллин указывали на то, что «...нормы, регламентирующие стадию возбуждения уголовного дела... обеспечивают защиту прав и законных интересов граждан, исключают возможность произвола и беззакония». Л. А. Вос- кобитова считает, что стадия возбуждения уголовного дела не­обходима потерпевшим для того, чтобы защищать свои инте­ресы в суде. Классическим многие годы было представление, что стадия возбуждения уголовного дела предшествует стадии предварительного расследования и исполняет роль фильтра.

С целью определения оптимального направления даль­нейшего реформирования российского досудебного про­изводства можно обратиться к опыту государств, которые отказались от стадии возбуждения уголовного дела. Так, например, в УПК Украины 2012 года стадия возбуждения уголовного дела отсутствует. Все сведения о заявлениях и со­общениях об уголовных правонарушениях вносятся в Единый реестр досудебных расследований, после чего начинается рас­следование. Отказ в регистрации сообщения или отказ в воз­буждении уголовного дела в УПК Украины не предусмотрен. «По имеющимся данным, за пять месяцев 2013 года в Единый реестр досудебных расследований внесено 709 651 уголовное производство, из них прекращено по реабилитирующим об­стоятельствам 336 577 (47,4%). То есть «закрывается» фактиче­ски каждое второе уголовное производство (в Николаевской области количество закрытых производств составляет 63,3%, в Херсонской - 57,7%, в Тернопольской - 53,7%). Это, по мне­нию представителей украинских органов власти, наталкивает на мысль, что механизм открытия уголовных производств стал одним из основных видов коррупции правоохранительной системы».

Для того, чтобы понять, в чем необходимость существо­вания стадии возбуждения уголовного дела, рассмотрим не­сколько признаков, которые отличают ее от стадии предва­рительного расследования. Во-первых, стадия возбуждения уголовного дела выполняет определенные задачи, к ним отно­сят принятие заявлений (сообщений) и проведение проверки, установление оснований к возбуждению уголовного дела или отказу в возбуждении уголовного дела. Во-вторых, правоот­ношения на этой стадии возникают между правоохранитель­ными органами и лицом, которое заявило о преступлении. В-третьих, как и все другие стадии, она имеет свои границы: началом является повод, окончанием - принятие определен­ного решения (возбуждение уголовного дела или отказ от воз­буждения).

Статья 144 УПК РФ обязывает дознавателя, орган дозна­ния принять и проверить сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении, после чего принять решение в пределах своей компетенции. Единственным документом, устанавливающим процедуру принятия сообщений и заявле­ний, регистрацию и проверку, а также сама форма документа предусмотрена только ведомственными документами. В орга­нах внутренних дел таким документом является Приказ Ми­нистерства внутренних дел РФ от 29 августа 2014 г. № 736 «Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах Министерства вну­тренних дел Российской Федерации заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях».

Рассмотрим деятельность сотрудников органов внутрен­них дел на стадии возбуждения уголовного дела с момента поступления сообщения о преступлении на примере личного практического опыта работы в качестве заместителя руково­дителя подразделения дознания.

В октябре 2015 года из местной больницы в территори­альный отдел полиции поступило сообщение о том, что за оказанием медицинской помощи обратилась потерпевшая с диагнозом: ушибленная рана головы. Со слов медицинского работника, передавшего информацию в отдел полиции, теле­сные повреждения потерпевшей нанес сын, который находил­ся в состоянии алкогольного опьянения. Оперативный дежур­ный дежурной части отдела в соответствии с вышеназванной ведомственной инструкцией произвел необходимые действия. Для установления обстоятельств и принятия законного реше­ния, поступившее сообщение было передано дознавателю, на которого ст. 144 УПК РФ возложена обязанность проверки по­ступившей информации. Дознаватель совместно с участковым уполномоченным полиции выехал на место происшествия, где произвел осмотр места происшествия, установил лич­ность потерпевшей, собрал характеризующий потерпевшую и её сына материал, объяснения от потерпевшей и её сына не были получены в связи с тем, что оба находились в состоянии алкогольного опьянения. По результатам проверки дознава­тель принял решение о передаче материала проверки в отдел участковых уполномоченных, для проведения дальнейшей проверки (ст. 144 УПК РФ) и принятия решения (ст. 145 УПК РФ). Дальнейшая проверка по этому материалу производи­лась участковым уполномоченным по поручению начальни­ка органа дознания, с учетом территориальности. По резуль­татам проведенной проверки участковый уполномоченный установил, что потерпевшая по своей неосторожности упала и получила телесные повреждения. Этот факт подтвердили сво­ими объяснениями сама потерпевшая, ее сын и соседка, кото­рые были очевидцами происшествия. По результатам провер­ки участковый, производивший проверку, принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Приведенный пример показывает, что в момент посту­пления сообщения в отдел полиции можно было бы сделать вывод о том, что в отношении потерпевшей совершено пре­ступление, однако достаточные данные, указывающие на при­знаки преступления отсутствовали, в связи с чем на стадии воз­буждения уголовного дела была проведена проверка, которая позволила установить обстоятельства происшествия. Данные, полученные при первоначальном сообщении, не подтверди­лись, проверка позволила принять законное решение. Важно подчеркнуть, что предметом проверки стали взаимоотноше­ния между ближайшими родственниками, и необоснованное возбуждение уголовного дела в отношении сына, подозре­вавшегося в избиении своей престарелой матери, неизбежно повлекло бы за собой многие издержки морального свойства. Если бы возбужденное в отношении сына уголовное дело впо­следствии пришлось бы прекращать за отсутствием события или состава преступления, то подозреваемый, помимо проче­го, еще и приобрел бы законное право на реабилитацию. От­сутствие оснований для привлечения к уголовной ответствен­ности кого бы то ни было лучше выяснять еще до того, как начато предварительное расследование.

Нередко бывают случаи, когда анкетные данные заявите­ля вымышленные, в таких случаях заявление признается ано­нимным. По решению руководителя анонимные заявления о преступлении направляются в оперативно-розыскные под­разделения для использования в служебной деятельности. В случае надобности полученные сведения используются для выполнения оперативно-розыскной работы.

Стадия возбуждения уголовного дела - это фильтр между проверкой сообщения о преступлении и полным процессу­альным расследованием, который предназначен для устране­ния всего того, что не относится к преступлению. Н. В. Жогин писал, что «соблюдение процессуальных норм при возбужде­нии уголовного дела способствует успешной борьбе с преступ­ностью и в то же время ограждает граждан от недопустимых ограничений их прав и законных интересов, которые могут иметь место при необоснованном и незаконном возбуждении уголовного дела...». Примером тому могут быть таможенные правонарушения, в которых за совершение одних и тех же деяний, лицо привлекается либо к административной, либо к уголовной ответственности, в зависимости от размера при­чиненного ущерба. Деятельность правоохранительных орга­нов на данной стадии направлена на выявление оснований, то есть достаточных данных, которые указывали бы на признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК РФ). На практике наличие до­статочных данных трактуют как наличие доказательств для привлечения в качестве обвиняемого, а уголовные дела воз­буждаются уже почти после расследования, которое прове­дено средствами «доследственной проверки». Все это связано с тем, что основным ориентиром деятельности правоохрани­тельных органов является ведомственная отчетность, которая заставляет сотрудников различных правоохранительных орга­нов любыми путями исключить случаи реабилитации подо­зреваемого, а каждый случай прекращения уголовного дела, воспринимается как результат необоснованного возбуждения уголовного дела. Причем, если выявляются случаи таких пре­кращений, проводятся служебные проверки с привлечением сотрудников к дисциплинарной ответственности. Это говорит о главной роли не принципа законности на данном этапе, а принципа некой субъективной целесообразности, обуслов­ленной ведомственными, а иногда даже личными или корыст­ными интересами конкретных должностных лиц. На момент вынесения постановления о возбуждении уголовного дела сотрудники правоохранительных органов имеют небольшой объем информации о преступлении. Исходя из этого, необхо­димо понимать, что относят к признакам преступления. Нали­чие достаточных данных о противоправности, общественной опасности и наказуемости деяния, является основанием для возбуждения уголовного дела. Например, на наличие при­знаков преступления в некоторых случаях может указать зна­чительный размер пропавшего имущества или существенный вред для потерпевшего-заявителя или причинение вреда здо­ровью средней тяжести. В данном случае, только после про­верки этих обстоятельств (проведение судебно-медицинской экспертизы, сбора определенных документов), можно судить о наличии признаков того или иного преступления.

При наличии законных повода и основания орган дознания, дознаватель в пределах компетенции возбуждают уголовное дело (ч. 1 ст. 146 УПК РФ). Уголовное дело может быть возбуждено в отношении конкретного лица, когда данные о лице, совершив­шем преступление, установлены, и по факту совершения престу­пления. Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица влечет появление подозреваемого лица, имеющего право на защиту, а в случае прекращения уголовного дела - право на реаби­литацию. Следовательно, на практике удобнее возбудить уголов­ное дело по факту совершения преступления, это так называемые «фактовые уголовные дела». В этом случае, лицо не признается подозреваемым и, следовательно, не нужно будет впоследствии прекращать формальное уголовное преследование.

В завершении сказанного, отметим, что стадия возбуж­дения уголовного дела - это обязательная стадия уголовного судопроизводства, она имеет свои задачи, сроки, отграничена своим итоговым решением. В настоящее время от нее нельзя отказаться, в связи с тем, что существует она благодаря объек­тивным причинам, но очевидно, что она должна применяться разумно и нуждается в реформировании.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика