Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

От конституционных идей до конституций в Казахстане и странах Центральной Азии

Интервью с Матаевой Майгуль Хафизовной, доктором юридических наук, проректором по научной работе и коммерциализации новых технологий Казахского гуманитарно-юридического инновационного университета.

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.


Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».


Некоторые аспекты криминологической характеристики личности преступника, совершившего присвоение и растрату
19.09.17 14:31
ХАКИМОВА Эльмира Робертовна
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии Уфимского юридического института МВД России

В отечественной юридической науке в настоящее время прочно утвердилось мнение, что в борьбе с преступностью, помимо уголовно-правового (репрессивного) направления, существует криминологическое (профилактическое), которое, по мнению большинства авторов, является приоритетным по отношению к первому.

Особый интерес представляет изучение личности расхи­тителя. Личность преступника - это лицо, которое вследствие присущих ему антиобщественных взглядов, отрицательного отношения к общественным интересам и выбора общественно опасного пути для реализации своего замысла совершило за­прещенное уголовным законом деяние.

В приведенном определении делается акцент на психо­логический (наличие антиобщественных взглядов), социаль­но-политический (отрицательное отношение к интересам общества) и юридический (выбор общественно опасного пути реализации своего замысла) аспекты личности преступника.

Мы согласны с мнением некоторых ученых, что изучать личность расхитителя необходимо через призму внешних причин, рассматривающихся в качестве факторов, закономер­но проявляющихся через внутренние условия - черты и каче­ства личности.

С позиции такого подхода представляется целесообраз­ным исследовать прежде всего две группы существенных об­стоятельств:

-      внешние по отношению к личности побудительные на­чала преступных посягательств на отношения собственности;

-      внутренние условия, через которые в сознании личности преломляются внешние факторы (мотивы и цели).

Обстоятельства первой группы свидетельствуют, что кри­миногенное значение в формировании личности расхитителя имеют разного рода недостатки в деятельности хозяйствую­щих органов (бесхозяйственность, отсутствие в коллективе атмосферы осуждения халатного отношения к должностным обязанностям, неудовлетворительный учет и контроль за со­хранностью материальных ценностей, возможность сбыта по­хищенного товара и т.п.). Между тем, указанные недостатки не ведут непосредственно к хищению имущества, поэтому не мо­гут быть признаны общественным явлением, порождающим хищение, а справедливо отнесены к факторам, способствую­щим возникновению присвоения или растраты.

Согласно проведенному нами опросу о внешних факто­рах, оказавших влияние на решимость совершить хищение, они назвали следующие:

-      материальная нужда (60-70%). Такие лица - расхитители ситуативного типа совершают хищение под влиянием ситуации: необычной, сложной обстановки, неблагоприятных личных, се­мейных или служебных обстоятельств. Они, справедливо отме­чал С. В. Бородин, признают социальные нормы и хищение со­вершают впервые;

-      стремление жить «не хуже других», иметь престижные ценности (20-25%). Эти лица - расхитители ситуативно-крими­ногенного типа действуют в противоречивой микросреде. Со­вершенные ими хищения, в значительной степени обусловлены и особенностями личности, и неблагоприятной жизненной ситу­ацией;

-      стяжательские настроения (1-4 %) характеризуют лиц, во­влеченных в организованную преступность, с криминальным опытом. Этот последовательно-криминогенный тип расхитите­лей формируется в условиях активного корыстно-противоправ­ного и аморального образа жизни ближайшего окружения (чле­нов семьи, товарищей, коллег и руководителей). Стяжательские настроения обусловлены аналогичным поведением со стороны других лиц, например, сослуживцев. Эта сравнительно неболь­шая часть расхитителей присваивает или растрачивает чужое имущество при отсутствии материальной нужды, иногда под давлением организованной преступности.

Среди этих внешних по отношению к индивиду факторов, оказавших влияние на решимость совершить хищение чужого имущества, имеются как материальные, так и идеальные обстоя­тельства. К первой категории обстоятельств относятся материаль­ная нужда, стремление жить «не хуже других», иметь престиж­ные ценности; ко второй - стяжательские настроения, корыстные примеры знакомых, жадность членов семьи и пр. Устранение первых факторов связано с улучшением материального благосо­стояния граждан, вторых - с формированием сознательного от­ношения к собственности других лиц.

Анализ данных, полученных путем опроса обвиняемых в присвоении или растрате показал, что в 85% случаев хищения со­вершаются на фоне неудовлетворительно поставленного учета и контроля за сохранностью материальных ценностей, атмосферы безразличия и пренебрежительного отношения к нарушениям учетной дисциплины, ненадлежащей охраны собственности.

Социально-психологическая характеристика личности рас­хитителя, раскрывающая вторую группу существенных обстоя­тельств, основывается на анализе личности, рассмотренной через призму общественных отношений. Преступник, как и любой тип личности, представляет собой обобщенную форму отражения общественных отношений, выраженных в потребностях, ориен­тации и направленности поведения субъекта. Таким образом, в содержание личности расхитителя входят различные социаль­но-психологические элементы, отражающие общие для боль­шинства расхитителей жизненные условия и факторы, имеющие криминологическое значение. Проанализировав их, можно по­знать процесс формирования личности расхитителя, его взгля­дов, мировоззрения, ориентации.

Неотъемлемой частью криминологического изучения лич­ности расхитителя является анализ внешней среды и внутреннего мира индивида. Например, 20% опрошенных нами обвиняемых в присвоении или растрате вверенного имущества показали, что ранее они находились в компании лиц с нездоровыми интере­сами или имели среди своих друзей ранее судимых, либо лиц, безнаказанно совершавших хищения и другие преступления. Следовательно, подобное окружение, в определенной степени, имеет криминогенное значение, но совершенно не обязательно, что все расхитители обязательно должны быть в окружении лиц с нездоровыми интересами.

Важно учитывать, что внешние факторы не только объ­ективно, но и субъективно не оказывают прямого влияния на распространенность хищений. На распространенность хище­ний влияют весьма разнообразные факторы, в которых живет и работает индивид. Изучение данных о служебных полномо­чиях расхитителей показали, что 12% их них работали про­давцами и кассирами; 38% - занимали должности главного бухгалтера, бухгалтера, заведующего складом; 8% - работали прорабами, мастерами, бригадирами, руководителями пред­приятий; 5% - шоферами.

В структуре присвоений и растрат, совершенных с ис­пользованием своего служебного положения, доминирует низовое звено управленцев (прораб, мастер, бригадир), со­ставляя 68% от общего числа расхитителей, злоупотребивших своим служебным положением. Удельный вес руководителей среднего звена (управляющих, руководителей предприятий, организаций), обладающих большим объемом управленче­ских полномочий, соответствует 25%.

В силу своей социальной роли такие лица (в отличие от других категорий преступников) имеют достаточно высокий образовательный уровень.

Так, многие исследователи, изучавшие общеобразова­тельный уровень лиц, совершивших преступления, отметили, что, например, у воров он крайне низок, а «образователь­ный уровень лиц, совершивших грабежи и разбои, по боль­шинству показателей более высок, чем у всех выявленных преступников». Как показывает анализ изученных нами уго­ловных дел, уровень образования у лиц, совершающих при­своение и растрату, довольно высок.

Так, среди лиц, совершивших хищение в формах присво­ения или растраты, сравнительно немногие имеют начальное (3%) образование. Большинство из них имеет более высокое образование: незаконченное среднее - 15%, среднее и среднее профессиональное - 50%, высшее и незаконченное высшее - около 35% лиц.

Повышение образования со среднего до высшего снижает криминальную активность по такому посягательству, как при­своение и растрата. Уровень образования воздействует на фор­мирование чувства ответственности за свои поступки, возник­новение чувства долга, уважительного отношения к закону.

Непосредственную связь с уровнем образования лиц, со­вершивших присвоение и растрату, имеет социальная при­надлежность или их социальный статус в обществе. «Принад­лежность к определенной общественной группе и род занятий - важнейшие показатели социальной характеристики челове­ка. Эти показатели имеют большое значение и для представле­ния о социальном облике лиц, совершающих преступления».

Кроме этого, анализ исследованных нами уголовных дел позволяет сделать вывод, что с увеличением размера хищения денежных средств возрастает доля преступлений, соверша­емых в соучастии, а денежные суммы в некрупных размерах чаще всего похищаются в одиночку.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика