Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

От конституционных идей до конституций в Казахстане и странах Центральной Азии

Интервью с Матаевой Майгуль Хафизовной, доктором юридических наук, проректором по научной работе и коммерциализации новых технологий Казахского гуманитарно-юридического инновационного университета.

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.


Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».


Справедливость как основная моральная категория определения нравственности гражданского судопроизводства
22.09.17 12:49
МЕЛЬНИК Сергей Васильевич
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых и экономических дисциплин Орловского юридического института МВД России им. В.В. Лукьянова, подполковник полиции

НАДТАЧАЕВ Павел Валерьевич
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Уфимского юридического института МВД России, полковник полиции

Проблема определения справедливости гражданского процесса давно обсуждается в его научных кругах. На наш взгляд это связано не только с тем, что справедливость входит в предмет исследования гражданско-процессуальной науки, но и с тем, что справедливость является ключевой моральной категорией, определяющей уровень развития определенных общественных отношений. Статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод определяет право каждого при определении его гражданских прав и обязанно­стей на справедливое публичное разбирательство дела в раз­умный срок независимым и беспристрастным судом, создан­ным на основании закона.1 По нашему мнению, этот постулат должен быть своеобразной «путеводной звездой» для судов при рассмотрении гражданских споров. Однако, с другой сто­роны, гражданско-процессуальная деятельность включает в себя не только рассмотрение гражданского дела судом и выне­сение итогового решения, но и подготовку сторон к судебному разбирательству, в том числе и сбор доказательств. Так, О. А. Сухорукова считает, что процессуальная справедливость из­учается с двух сторон: применительно к судебному решению и в отношении самого судебного разбирательства.2 По нашему мнению, гражданско-процессуальную справедливость следует рассматривать не только с позиций оценки деятельности суда, но и с точки зрения реализации ее в целом иными участника­ми, в том числе сторонами. Согласитесь, если стороны полу­чают доказательства в неравных условиях, когда одна сторона имеет к ним более свободный доступ по сравнению с другой, очевидно, о справедливости не может идти и речи.

Гражданское судопроизводство является одной из форм осуществления правосудия. Ст. 46 Конституции РФ гарантиру­ет каждому судебную защиту его прав и свобод. Отечествен­ная судебная система далеко не совершенна, так как, несмотря на многочисленные попытки ее реформирования, существуют проблемы, решить которые на сегодняшний день не удается. Внедряются альтернативные способы урегулирования споров, но судебный порядок разрешения споров остается основным способом защиты гражданских прав. Люди надеются на объ­ективность, всесторонность рассмотрения дела судами, на вы­несение справедливого решения. По официальным данным российского негосударственного центра изучения обществен­ного мнения имени Юрия Левады, примерно 1/5 жителей России отмечают нарушения права на справедливый суд (дан­ные приведены по состоянию на май 2015 г.).4 Это означает, что больше 29 млн. жителей России не удовлетворены отече­ственной системой правосудия по тем или иным причинам. В частности, отмечается, что страдает качество самого правосу­дия, нарушаются сроки судопроизводства, также существуют проблемы, связанные с информированием граждан о деятель­ности судебной системы, с эффективностью исполнения су­дебных актов. Кроме того, ключевым вопросом остается про­блема нравственности при разрешении гражданских дел. На наш взгляд, разрешение гражданских дел можно назвать нрав­ственным только тогда, когда вся гражданско-процессуальная деятельность отвечает критериям нравственности.

Одной из причин «не достижения справедливости» мож­но назвать материальное положение истца и ответчика. Это связано с тем, что обеспеченная сторона приглашает юриди­чески хорошо подкованного представителя, следовательно, находится в более выигрышном положении. Грамотное пред­ставление доказательств, поставленная речь, верно заданные вопросы свидетелям - все эти факторы в совокупности приво­дят к положительному исходу дела для этой стороны. Однако, это не значит, что суд своим решением установил объектив­ную истину, достигнув при этом справедливости. Возможно, что «проигравшая» дело сторона всего лишь не имела мате­риальных средств для должного отстаивания своей позиции.

Рассматривая иные грани реализации принципа спра­ведливости в ходе гражданского судопроизводства, стоит указать, что судебное разбирательство должно основываться на взаимодействии. Взаимодействие имеет важное значение, поскольку качество результата во многом зависит от успеш­ного «общения» участников гражданского судопроизводства. Итог взаимодействия консолидируется в судебном решении, где отражается информация, которой владеет судья, и инфор­мация, которой владеют стороны. Судебное разбирательство будет справедливым тогда, когда всем участникам была предо­ставлена возможность взаимодействия с судом. С участника­ми процесса нужно обращаться так, чтобы они почувствовали, что они были на самом деле услышаны и поняты. Субъектив­ное восприятие участниками гражданского судопроизводства процессуальной справедливости формируется из уровня по­строенной коммуникации в зале судебного заседания.

Еще одним критерием установления гражданско-про­цессуальной справедливости, несомненно, является деятель­ность суда, основу которой составляют объективное изучение и оценка доказательств. При оценке доказательств объектив­ность суда встает на первоочередное место, поскольку именно объективная оценка позволяет вынести справедливое итоговое решение. Согласно ст. 8 ГПК РФ правосудие в гражданском судопроизводстве осуществляется независимым судом. Суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции РФ и закону. Независимость судей означает также исключе­ние любого воздействия и вмешательства в деятельность судьи по осуществлению правосудия. Кроме того, независимость судебной власти является конституционным принципом, за­крепленным в ст. 120 Конституции РФ. Конституция РФ, Фе­деральный закон от 10.01.1996 № 6-ФЗ (ред. от 22.10.2014) «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и ра­ботников аппаратов судов Российской Федерации», и иные федеральные законы устанавливают гарантии судей в области приостановления и прекращения их полномочий, их отстав­ки, неприкосновенности судей, дисциплинарной ответствен­ности, материального и социального обеспечения. Возможно, именно такой широкий круг гарантий позволил некоторым представителям судейского корпуса в России неверно толко­вать мысль закона, злоупотребляя положением своей незави­симости. На наш взгляд, принцип подчинения судей только закону работает только тогда, когда судьи по своим жизнен­ным установкам являются людьми честными, порядочными, когда они отдают себе отчет в том, что отступление от принци­пов закона может повлечь для них отстранение от занимаемой должности и уголовную ответственность. В случаях, если мо­ральные устои судей противоречат общепринятым, а санкции для них недостижимы, решать вопрос о нравственной деятель­ности судей по осуществлению правосудия по гражданским делам можно полностью в отрицательную сторону.

Однако, следует учитывать, что, исходя из ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, судья прибегает к зову совести при оценке доказательств. Но доказательства, соответствующие требованиям относи­тельности, допустимости, достоверности и достаточности за­тем в любом случае ложатся в основу решения, поэтому мы может смело утверждать, что, оценивая доказательства, суд предопределяет судьбу итогового решения. Но совесть имеет­ся далеко не у каждого судьи, о чем свидетельствуют 1498 су­дьи, привлеченных к дисциплинарной ответственности, и 279 судей, лишенных полномочий в период с 2006 под 2010 годы. На наш взгляд, люди, которые вершат правосудие, должны быть эталоном в правопослушном поведении, ведь их деятель­ность заключается в восстановлении справедливости.

Напрашивается вопрос применительно к ст. 67 ГПК РФ: как судьям можно руководствоваться совестью при оценке доказательств, когда наличие или отсутствие совести у них никто не проверял. На наш взгляд, при отборе кандидатов в судей, необходимо устраивать не только проверку знания законо­дательства, но и проверку наличия совести. Каким образом можно проверить совесть? Возможно, проведением специ­ального тестирования, хотя, по нашему мнению, тестирование не всегда отражает реальные обстоятельства, поэтому более целесообразным считаем прохождение кандидатами в судьи полиграфа.

Мы уверенны в том, что совесть нужна судьям при рас­смотрении и разрешении, так как она является показателем уверенности справедливого решения, соответствия его мо­ральным требованиям.

Этот принцип оценки доказательств блестяще выражен А. Ф. Кони применительно к уголовному процессу, но, на наш взгляд, его выражение можно в полной мере отнести и граж­данскому судопроизводству: «Судья, решая дело... должен го­ворить: я не могу иначе, не могу потому, что логика вещей, и внутреннее чувство, и житейская правда, и смысл закона твер­до и неуклонно подсказывают мне мое решение, и против вся­кого другого говорит моя совесть как судьи и человека».

Оценивая деятельность суда, нельзя не упомянуть об ито­говом судебном решении, которое, как правило, «подводит черту» всей процессуальной деятельности участников граж­данского процесса. Решение содержит в себе выводы суда, к которым он пришел в ходе судебного заседания. Согласно ст. 56 ГПК РФ: «Каждая сторона должна доказать те обстоятель­ства, на которые она ссылается как на основание своих тре­бований и возражений». Суд принимает решение на основе представленных доказательств, и какой итоговый акт будет вы­несен, зависит только от того, насколько полно представлены той или иной стороной доказательства. Иными словами, суд не предполагает о наличии доказательств, не представленных какой-либо из сторон. Сторона защиты и сторона обвинения в судебном заседании отстаивают собственную версию, подкре­пляя ее доказательствами. Сущность деятельности суда сво­дится к примыканию к наиболее непротиворечивой позиции, которая в последствии ложится в основу итогового решения. Однако это не значит, что «проигравшая» версия не соответ­ствует реальности. Крушение версии может быть результатом пассивного поведения стороны, ошибок, допущенных при сборе доказательств. Отнюдь, все перечисленные причины ни­сколько не исключают того, что именно проигравшая сторона делала попытки аргументировать истинную версию. В таком случае, можем ли мы утверждать, что справедливость восста­новлена? Конечно нет, ведь суд действует в рамках представ­ленных ему доказательств, без оглядки на то, какие еще суще­ствуют доказательства, оставшиеся за рамками зала судебного заседания. По большому счету, суд мало волнует, как могли развиваться события, если бы другая сторона вела себя более активно, отстаивая свою позицию и представила необходи­мые доказательства. На наш взгляд, суд должен обладать пол­номочиями по сбору доказательств хотя бы в том случае, когда у него имеются сомнения в полноте и подлинности представ­ленных доказательств.

Таким образом, критерий справедливого судебного раз­бирательства в установлении достаточно сложен. Трудность проявляется и в теоретическом осмыслении данного понятия и в практической работе по его установлению. Закон не дает четкого указания да определение справедливости, а суды, в свою очередь, не имеют четкого понимания содержания про­цессуальной справедливости. Процессуальная справедливость - понятие, которое не должно относиться исключительно к справедливости судебного решения, оно вбирает в себя всю деятельность суда по рассмотрению и разрешению граждан­ских споров. Как правило, люди формируют свои мнения о справедливости судебного разбирательства главным образом на основании объективности и беспристрастности самого су­дебного процесса, а не конечного результата.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика