Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

От конституционных идей до конституций в Казахстане и странах Центральной Азии

Интервью с Матаевой Майгуль Хафизовной, доктором юридических наук, проректором по научной работе и коммерциализации новых технологий Казахского гуманитарно-юридического инновационного университета.

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.


Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».


Кунчен Жамьян Шадпа Дорже – выдающийся философ средневекового Тибета
30.10.17 14:24

ГУЛГЕНОВА Арюна Цыденжабовна
кандидат исторических наук, консультант информационно-аналитического отдела Министерства социальной защиты населения Республики Бурятия

 

В тибетской историографии существует ряд сочинений средневековых авторов, посвященных истории Тибета, поли­тической обстановке в стране, а также истории распростране­ния буддийского учения в Индии, Тибете, Китае и Монголии, среди них: Бадма Гарбо (тиб. padma dkar ро, 1527—1592), напи­савший «Историю секты бругпа» (тиб. sbrug pa'i chos byung), Бабо Цуглаг Прэнва (тиб. dpa bo gtsug lag, 1504 —1566), автор «Истории — праздника мудрецов» (тиб. chos 'byung mkhas pa'i dg'a ston), Басалнан (тиб. sba gsal snang), и его современник Басанши (тиб. sba sang shi) и т.д. Наиболее известны научному миру сочинения Будона Ринчендуба «История буддизма», Гой Лоцзавы Шоннубала (тиб. 'cos lo tsa ba gzhon nu dpal, 1392 — 1481) «Дэбтэр онбо» (тиб. deb ther sngon ро) и Сумба-кханбо Ешей-Балджора (1704—1788) «Пагсам-джонсан». Ярким при­мером исторических сочинений стал труд Кунчена Жамьяна Шадпы (тиб. 'jam dbyang bshad pa rdo rje, 1648—1722) «Ясный луч золотого солнца» (тиб. bsTan pa'i gsal byed chen ро bod du rim gyis byung ba'i lo tshigs re mig tu bkod pa'i tshegs chung rtogs byed gser gyi nyi ma od zer bkra ba), составленный в 1716 году.

Тибетский буддизм с момента своего распространения претерпел два этапа: «ранний» и «поздний». Первый прихо­дится на период возникновения тибетской государственно­сти в VII веке и продолжается до падения тибетской импе­рии в IX веке; второй этап начинается с XI века и ознаменован возрождением буддийской идеологии, сопровождаясь по­степенным сложением тибетского теократического государ­ства. В тибетской историографии существует иная версия периодизации распространения буддизма. В соответствии с этой версией существует три этапа: ранний, промежуточ­ный и поздний. Промежуточный этап связан с правлением ценпо Ралпачана. Тем не менее, тибетский историк Будон Ринчендуб в «Истории буддизма» придерживается мнения, что само распространение буддизма в Тибете имело непре­рывный характер, а периодизация становится возможной только в связи с изменением содержательного компонента и формы этого процесса. Схема, предложенная Будоном, также состоит из двух основных этапов. Первый он харак­теризует как рецепцию доктрины при идеологической под­держке царских династий. Особое внимание им уделено деятельности Сронцан Гэмпо, Тмсрондецана и Ралпачана, направленной на строительство буддийских храмов и мона­стырей, стимулирующих переводческую работу и создание буддийского религиозного сообщества.

Второй этап выделяется Будоном в связи с прекращением переводческой деятельности и запрета религиозной практики из-за гонений на буддизм во времена правления Ландармы Согласно его концепции, специфика распространения буд­дизма в X-XIV веках связана с возникновением тибетских ком­ментаторских традиций. При этом особую роль Будон прида­ет сторонникам буддизма из числа представителей крупной земельной аристократии.

Итак, начало раннего периода было заложено ценпо Сронцаном Гэмпо. Пройдя десятилетия прений с укоренив­шимися обычаями и устоями, буддизм начал укрепление своих позиций в период правления ценпо Тисрон Дэцана (755 - 797 гг.), став в 781 году государственной религией стра­ны. Так, Кунчен Жамьян Шадпа придавал большое значение вкладу Тисрон Дэцана и его сыновей в развитие буддийско­го учения в Тибете. Их общими усилиями были воздвигну­ты буддийские монастыри, развернута обширная перевод­ческая деятельность. Однако в своем трактате «Яркий луч золотого солнца» он не ограничивается изложением лишь распространения религиозного учения. Здесь также затро­нуто и внутриполитическое, административное устройство страны, повлиявшее на ее социальное обустройство. Это и реформы царя Мунэ цзан по, трижды уравнявшего статус тибетцев, тем самым, существенно повлиявшего на соци­альную стратификацию в стране. Это и начало нового ле­тосчисления по методу тибетской астрономической школы «джед-цзий» при царе Ралпачане, согласно которой в тибет­ской хронологии при составлении календаря на год стали прибавлять тринадцатый месяц для согласования его с сол­нечным годом. И наконец, его реформы, сделавшие мона­шество высшей социальной стратой.

Процесс укоренения буддизма происходил в соответствии с разветвленной комплексной программой: приглашение вы­сокообразованных буддийских миссионеров, строительство храмов и монастырей, внедрение реформ, способствовавших формированию буддийской сангхи — все это в дальнейшем имело большое значение для развития собственно тибетской буддийской традиции.

Мы согласны с мнением И. С. Урбанаевой, которая совер­шенно верно утверждает, что тибетские лидеры целенаправ­ленно осуществляли цивилизационную стратегию превраще­ния буддизма в духовный фундамент тибетской цивилизации. Так, И. С. Урбанаева пишет, что «сознательная деятельность тибетских ценпо по развитию нового «лона» Дхармы в сово­купности с конкретными историческими, культурными, ду­ховными, мировоззренческими факторами предопределила превращение Тибета в буддийскую цивилизацию. При этом взаимодействие с религией бон и восприятие местных верова­ний и культов создало определенную специфику тибетского буддизма». Таким образом, буддийское учение стало идеоло­гической основой для создания стратегического инструмента правления страной.

Согласно тибетским источникам, «Великие дебаты» в мо­настыре Самье между китайским проповедником Хэшэном (Махаянадева) и буддийским учителем Камалашилой, про­изошедшие в конце УШ века н. э., имели огромное значение для Тибета. Поскольку связано с официальным принятием буддизма в качестве базиса теократического государства. Д. С. Руегг справедливо полагает, что это событие «оказало продол­жительное влияние на последующее религиозное и философ­ское развитие в Тибете и очертило их важнейшие области». В результате этих дебатов начала формироваться та духовная система тибетской цивилизации, которая в последующем ут­вердилась благодаря созданию Атишей «Светоча», где ясно и просто утверждается стадиальность духовного пути, указанно­го Буддой.

Е. А. Островская совершенно верно полагает, что «ори­ентир на институционализацию буддийской идеологии, взятый в УШ веке, обусловил формирование присущих ему религиозно-доктринальных характеристик, социальное оформление, и в целом специфику тибетского буддизма. Институционализация буддийской идеологии способство­вала установлению специфичных для буддизма социорели­гиозных институтов, способных внедрить и закрепить но­вые нормы и, придавая им культурный смысл и высокую общественную значимость». Тем не менее, существовавшая социально-политическая идеология, поддерживавшая во­енный союз племен и царскую власть, достаточно долгое время удерживала Тибет в неоднозначном положении от­носительно мировоззренческих позиций. Этот этап рас­пространения буддизма закончился гонениями Ландармы (836-842 гг.). Так, в начале IX века их историческими предпо­сылками стали следующие аспекты: 1) внедрение духовного монашества, в качестве новой элиты; 2) ориентир на буддий­ское учение, подкрепленное обетами Пратимокши, среди населения; 3) разрушение привычной родоплеменной си­стемы управления, влекущее отмену наследования земель и, соответственно, рабочей силы; 4) возможность ценности в тибетском обществе УШ века вертикальной социальной мобильности для всех слоев населения. Эти аспекты стали главными причинами недовольства среди приверженцев коренных культов. Так, бонцы совместно с местной зна­тью, находящейся в оппозиции царской реформаторской политики, стали противниками нового мировоззрения. В свою очередь, основанием политического переворота стало стремление крупных феодалов к политической, экономиче­ской и административной независимости.

Так, брат цэнпо Ралпачана (815—836 гг.) Ландарма (836­842 гг.) возглавил антибуддийскую оппозицию. Короткий пе­риод его правления вошел в историю Тибета как время же­сточайших гонений на буддизм. В результате его правления в период с середины IX века до конца X века значительно замед­лилось распространение буддийского учения.

Однако мы не можем не согласиться с мнением Е. И. Кычанова и Б. Н. Мельниченко о том, что распространение буддизма в Тибете, несмотря на период гонений, было про­цессом необратимым. По этому поводу они пишут: «Четыре смутных столетия в истории Тибета, в конечном счете, озна­меновались торжеством буддизма в стране. Это был период «позднего распространения», «нового возжигания пламени веры», который начинается с переводчиков. Изгоняемый из Центрального Тибета, буддизм укрепился и удержался на окраинах и одержал там свои первые решающие победы». Так, начиная с XI века в Восточном и Западном Тибете си­лами ранее бежавших монахов и выходцев из родовой зна­ти была возобновлена переводческая деятельность, способ­ствовавшая возрождению монастырских центров. С этого времени начался новый этап распространения буддийского учения в Тибете.

Окончательное определение буддийского учения в ка­честве основы теократического государства в Тибете про­изошло позднее, во многом благодаря Атише (980-1053) и Цзонхаве (1357-1419). Благодаря им в Тибете началось возоб­новление переводческой и проповеднической деятельности, влекущее за собой возникновение в стране учительских тра­диций. Впоследствии ученик Атиши Бромтон (1005 — 1065 или 1008 — 1064) стал основателем одной из первых школ ти­бетского буддизма — Кадампа, которая стала прообразом всех буддийских школ и, соответственно, отправной точкой второй волны распространения Дхармы. Социокультурное оформление школ тибетского буддизма обусловливалось процессом изучения и комментирования переводных буд­дийских текстов. Необходимость изучения, перевода и ком­ментирования текстов привела к постепенному вызреванию тибетских школьных традиций. И как следствие, разнообра­зие тибетских школ обусловило многообразие буддийских интерпретировок.

Созданный Атишей Дипамкарашриджняной труд под названием «Светоч на пути к Пробуждению» (тиб. byang chub lam sgron), выступил в своем роде «манифестом ре­формы буддизма». Огромная заслуга Атиши заключается в том, что он сумел возродить Учение Будды в стране, и дать импульс новому развитию учений. В результате, в каждой школе тибетского буддизма: кадампа, сакьяпа, кагьюпа, ньигмапа - начали создаваться свои базовые тексты по Лам- риму.

Однако именно Чже Цзонхава дал окончательное обосно­вание тибетской системы постепенного пути в его закономер­ной связи с индийской классикой буддизма. Среди его собра­ния трудов три текста Ламрим имеют в особенности большое значение для тибетского буддизма и всей тибетской цивилиза­ции. И роль Цзонхавы (1357—1419) во многом заключается в том, что он, будучи носителем традиций всех тибетских школ, объединил в трех текстах все линии передачи и объяснения Ламрима.

Объединение в конце XIV века Цзонхавой воедино всех линий передачи и объяснения Ламрима стало нача­лом реализации основной его идеологической цели - объ­единение школ тибетского буддизма под одним флагом и создание этой школы оплотом государственной и адми­нистративной власти. Именно это стало смыслом реформ Цзонхавы и появления на свет школы Гелугпа с форми­рованием института Далай-лам как верховных священнос­лужителей и глав государственной власти, впоследствии приведшей к теократизации государственной политики в стране.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика