Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

От конституционных идей до конституций в Казахстане и странах Центральной Азии

Интервью с Матаевой Майгуль Хафизовной, доктором юридических наук, проректором по научной работе и коммерциализации новых технологий Казахского гуманитарно-юридического инновационного университета.

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.


Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».


Мультикультурализм: социально-философский взгляд
30.10.17 14:52

ХАЛТУРИН Анатолий Николаевич
кандидат философских наук, доцент кафедры философии Высшей школы социально­гуманитарных наук и межкультурной коммуникации Северного (Арктического) федерального университета им. М. В. Ломоносова

 

Проблема этнокультурного взаимодействия народов явля­ется сегодня одной из самых актуальных как в практике управ­ления социальными системами, так и в научном дискурсе соци­ально-гуманитарных знаний. Решение этой проблемы видится в создании наиболее эффективной модели этнокультурной по­литики, интегрирующей этнические потребности националь­ных общностей и фундаментальные интересы государства.

В западноевропейских моноэтнических обществах этнокуль­турные проблемы охватываются политикой мультикультурализма. В многонациональных странах мультикультуральные процессы накладываются на проблемное поле этнокультурного взаимодей­ствия коренного, старожильческого и пришлого населения, что высвечивает проблемы этнического многообразия, национального федерализма и интернационализации общественной жизни.

История выработала различные модели этнокультурного взаимодействия народов - коммунитаристские, либеральные, имперские и пр. Одной из таких моделей признается мульти­культурализм.

Экономической основой мультикультурализма следует счи­тать ярко выраженную потребность развивающегося обществен­ного производства в трудовых ресурсах. Экономические факторы усиливаются глубокими демографическими проблемами, связан­ными со снижением рождаемости, увеличением продолжитель­ности жизни, что приводит в конечном результате к уменьшению численности трудоспособного населения. Это есть экономическая квинтэссенция мульткультурализма. В качестве иллюстрации приведем мнение Президента Германской торгово-промышлен­ной палаты Ханса Хайнриха Дрифтмана, который предупрежда­ет, что «экономике не хватает 400 тыс. инженеров, мастеров и хо­рошо подготовленных рабочих, из-за чего ВВП Германии теряет в год до 25 миллиардов евро». Аналогичные процессы происходят во многих европейских экономических системах. В 2013 году по­ловина всех международных мигрантов приходилась на 10 стран, из которых на первом месте США (45,8 млн.), на втором - Россий­ская Федерация (11 млн.), затем Германия (9,8 млн.), Саудовская Аравия (9,1 млн.), Объединенные Арабские Эмираты (7,8 млн.), Соединенное Королевство (7,8 млн.), Франция (7,4 млн.), Канада (7,3 млн.), Австралия (6,5 млн.) и Испания (6, 5 млн.).

Таким образом, движущей силой миграционных потоков следует считать, прежде всего, экономические факторы в соче­тании с демографическими проблемами западноевропейской цивилизации.

Правовой основой мультикультурализма выступает кон­цепция прав человека, предполагающая правовое равенство людей независимо от их национальной, религиозной или социальной идентичности. В. Зорькин, например, полагает, что ключом к выработке правовой конструкции глобального мироустройства является «выработка на уровне отдельного го­сударства правовой модели решения проблем, порожденных этнонациональным многообразием».

Философская интерпретация мультикультурализма трак­туются научным сообществом в различных дискурсах.

Постмодернистские мотивы просматриваются в неприятии любой универсальности как тоталитарности. Поэтому важней­шим элементом постмодернистской картины мира выступает принцип множественности, когда «многое рассматривается как субстантив». «Да здравствует множественное! Множественное нужно создать!..» - восклицают Жиль Делез и Феликс Гваттари.[3] Разрабатывая категорию множественности, французская фило­софия постмодернизма, тем самым, пытается уловить в своих философских опытах тенденцию размывания границ этниче­ской стабильности, когда социальные ячейки клонируют себе подобных во имя множественности вне законов социального раз­вития, когда нивелируется объективно - материальное и фети­шизируется субъективно-идеалистическое.

В философских размышлениях М. Бубера, Э. Гуссерля, Э. Левинаса, Г. Марселя, Ж.-П. Сартра высказывались предложе­ния рассматривать мультикультурализм в русле концепций Другого. Восприятие Другого как субъекта общения, необхо­димость признания другой культуры в современном обществе порождает философию диалога культур, а мультикультура- лизм воспринимается как путь преодоления «инаковости».

Если сущность мультикультурализма состоит в равенстве эт­нических меньшинств в культурной среде доминирующего боль­шинства, то в силу предоставления этническим меньшинствам определенной совокупности прав мультикультурализм не пре­одолевает инаковость, а провозглашает ее, поднимая этнические, языковые и конфессиональные меньшинства над большинством. Более того, Ж. Делез и Ф. Гваттари уверены в том, что «наш век становится веком меньшинств... Меньшинству свойственно под­черкивать могущество не-исчислимого, даже если меньшинство составлено из одного единственного члена.». Согласно постмо­дернистской формуле множеств, меньшинство является универ­сальной фигурой, которая становится любым или всем.

Представляется, что философские начала мультикультура­лизма следует искать в трех направлениях, исходя из понятий­ной триады самого явления. Мультикультурализм в социальных науках рассматривается как: 1) демографическое явление, свя­занное с интеграцией мигрантов в принимающее сообщество, 2) как идеология и 3) как политика, предполагающая практическое решение вопросов политического и культурного равноправия национального меньшинства и большинства. Отсюда и фило­софские основания мультикультурализма могут приобретать различные философские интерпретации.

В первом случае, когда речь идет о мультикультурализме как социальном явлении, на первый план исследований вы­ходит философское представление об этносе, нации как соци­альной общности.

Рассматривая мультикультурализм в качестве политики, философия власти исследует политические средства и полити­ческую деятельность, направленную на организацию интегра­ции и адаптации миграционных меньшинств в принимающее сообщество. Отсюда философскую природу мультикультура­лизма следует искать в методологии политической науки.

Социально-философский анализ мультикультурализма предполагает исследование мультикультурализма через кате­гории общественного бытия и общественного сознания. Ядром социально-философской парадигмы мультикультурализма становится категория общественного сознания, а точнее, экс­траполяция его свойств на национальное (этническое) созна­ние. При этом социально-философская традиция отделяет на­циональное сознание от этнического. «Национальное сознание связано с производством, распространением, обменом и потре­блением всего спектра тех явлений, которые составляют духов­ную сферу жизнедеятельности конкретного этносоциального объединения людей». Отличительной же чертой этнического сознания является самосознание, т.е. осознание каждым членом этноса сопричастности к своему объединению.

В философских работах этническое самосознание пред­лагается рассматривать в трех аспектах: 1) как рефлексивный уровень сознания, 2) как осознание человеком самого себя в качестве представителя социального сообщества, 3) как осоз­нание принадлежности к народу.

Таким образом, социально-философский дискурс муль­тикультурализма обозначает диалектику противоречий между общественным бытием и общественным сознанием, предстаю­щие в форме этнического бытия и этнического сознания. В даль­нейшем национальное и этническое в нашей работе предлагаем считать синонимами, поскольку их существенные различия не являются для наших целей принципиально актуальными.

Этническое бытие в существующих условиях усложняется тем, что сознанию как признаку этноса придается сегодня гипертрофи­рованное значение в механизме конструирования этнических сооб­ществ. Отчасти эта тенденция нашла отражение в нормах между­народного права относительно коренных народов, для признания которым необходим всего лишь субъективный признак «самоосоз­нания» этнической группы в качестве таковой. Здесь мы можем на­блюдать корреляционные связи либеральной теории прав челове­ка и гражданина с правами этнического коллектива.

Поскольку мультикультурализм рассматривает националь­ную группу в качестве этнического меньшинства, важнейшим гносеологическим свойством этнического сознания меньшинства предстает определение своего места в «иноэтническом» окруже­нии. Для более ясного и понятного представления сравним век­торы интенциональности сознания национальных меньшинств и коренных народов. Этническое сознание коренных народов развивается в оппозиции «Мы - Они». Коренной народ, прожи­вающий на территориях своих предков, противопоставляет себя другому коренному или иному пограничному народу, существу­ющему на сопредельных пространствах. «Они» в представлении коренного народа есть конкретный народ, а этническое сознание в системе «Мы-Они» направлено в сторону противоположного субъекта культурного диалога, в котором «Мы» и «Они» равно­правны, равнозначны, равновелики.

Этническое сознание национальных меньшинств в идеоло­гии мультикультурализма ориентировано не на внешний мир, а вовнутрь своей «этнической самости». Этническое сознание пред­стает рефлексирующим этническим самосознанием, которое кон­струирует систему «Мы - не-Мы». Оппозиционный член «не-Мы» обозначает семиотическую модель всего «иноэтнического» мира, окружающего национальное меньшинство. Важнейшее значение в этой ситуации приобретает не столько этнический состав «окру­жения», сколько сам факт этого «окружения».

Задача субъекта «Мы» - противодействовать ассимиляци­онному влиянию, сохранить этнические корни - язык, культу­ру, обычаи. Поэтому «Мы» обладает в этой системе высшей степенью этноцентризма. «Мы» и «не-Мы» неравны в своем противостоянии, поскольку «не-Мы» - это весь этнический мир, в котором «Мы» представляет лишь небольшую группу.

Таким образом, этническое сознание становится этно-сохраняющим признаком групп, находящихся в ситуации этнического меньшинства. Более того, мы полагаем, что задачи мультикульту­рализма как политики должны быть направлены именно на транс­формацию этнического сознания национальных меньшинств из этноцентрической «замкнутости» и этнокультурной «изолиро­ванности» в направлении общегражданской идентичности.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика