Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Скачать в PDF

вернуться

PERSONA GRATA

Н. А. ВЛАСЕНКО:

В КРИЗИСЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ ВО МНОГОМ ВИНОВАТЫ САМИ УЧЁНЫЕ

Интервью с Власенко Николаем Александровичем, доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации

N. A. VLASENKO:

THE CRISIS OF LEGAL SCIENCE IS LARGELY TO BLAME SCIENTISTS THEMSELVES

Interview with Vlasenko Nikolay Aleksandrovich, Ph.D. in Law, professor, Honored lawyer of the Russian Federation

Визитная карточка:

Власенко Николай Александрович - доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации.

Родился 24 октября 1955 г. в городе Иркутске. В 1978 г. окончил юридический факультет Иркутского государственного универси­тета по специальности «правоведение». В 1982 г. под научным руководством профессора А. Ф. Черданцева подготовил и защитил канди­датскую диссертацию на тему «Коллизионные нормы в советском праве», а в 1997 г. - докторскую диссертацию на тему «Проблемы точности выражения формы права (лингво-логический анализ)».

С 1985 по 1992 г. работал в Тюменском государственном университете, в который приглашался с целью создания юридического факультета; являлся первым заведующим кафедрой юридического факультета этого университета, а ныне - Института государства и права в составе университета.

С 1992 по 2001 г. был директором Института регионального законодательства Администрации Иркутской области.

С 2001 по 2008 г. занимал должность проректора по научной работе Российской академии правосудия (г. Москва) и заместителя заведующего кафедрой теории права, государства и судебной власти указанного учебного заведения.

С 2008 по 2015 г. занимал должность заведующего отделом теории законодательства ИЗиСП при Правительстве РФ.

С 2016 г. по настоящее время трудится профессором в РУДН, по совместительству - главный научный сотрудник ИЗиСП при Правительстве РФ.

Н. А. Власенко - автор более 200 научных работ, из них свыше 10 - монографических работ, учебников и учебных пособий.

В числе основных итогов научных исследований, где наиболее полно проявился творческий потенциал автора, исследования и работы по актуальным направлениям правовой науки, в том числе в сферах: 1) языка права и юридической техники; 2) дефектов правового регу­лирования; 3) философии права (проблемы определенности и неопределенности права); 4) результативности правопонимания; 5) проблем правовых основ искоренения коррупции.

Учёным опубликованы монографические работы: «Коллизионные нормы в советском праве» (Иркутск, 1984), «Язык права» (Ир­кутск, 1997), «Законодательная технология: теория, опыт, правила» (Иркутск, 2001), «Судебные правовые позиции (основы теории)» (в соавторстве) (М., 2009), «Разумность и определенность в правовом регулировании» (М., 2015), «Проблемы правовой неопределенности»

(М., 2015).

Н. А. Власенко написаны учебники «Теория государства и права» (М., 2009; М., 2011; М., 2018), по его редакцией увидели свет многие учебные пособия, в том числе «Правовые средства противодействия коррупции» (М., 2012), «Правовые основы противодействия кор­рупции» (М., 2013), «Доктринальные основы юридической техники» (М., 2010), «Нормотворческая юридическая техника» (М., 2011); в 2015 г. издательство «Норма» в связи с юбилеем автора выпустило в свет «Избранное».

Учёный явился инициатором издания избранных работ «забытых имен» отечественного правоведения (Ушаков А. А. «Избранное: Очерки советской законодательной стилистики. Право и язык» (М., 2008), Брауде И. Л. «Избранное: Очерки законодательной техники. Некоторые вопросы системы советского права» (М., 2010) и др.).

Н. А. Власенко является экспертом ВАК РФ по праву, членом трех диссертационных советов, членом редколлегий шести ведущих юридических журналов.

*******************************************************************************************

-      Уважаемый Николай Александрович, Ваша научная и практическая жизнь строилась по двум направлениям: с одной стороны, Вы проводили исследования в сфере тео­рии государства и права, а с другой - занимались нормот­ворчеством. Насколько такое сочетание плодотворно и эффективно? Занятие проектированием правовых норм, подготовкой текстов не мешало теоретическим исследо­ваниям?

-      Работающих в сфере теории государства и права учёных подразделяю на тех, кто участвует в практической юриспру­денции и одновременно работает как учёный-теоретик. Таких немного. Большинство теоретиков права и государства лишь преподают и проводят исследования в разных областях тео­рии права и государства, не занимаясь практической деятель­ностью. Таких теоретиков - основное большинство, и это не означает, что их работы слабые или тем более плохие. Конеч­но же, нет. Однако, они нередко страдают излишним юриди­ческим романтизмом. В первую очередь, имею в виду сферу законотворчества, с которой, как отмечалось, связана практи­чески вся моя трудовая деятельность. Теоретиками, работа­ющими в сфере правотворчества, зачастую делаются просто неаргументированные выводы, предложения. Непосредствен­ная же работа в данной сфере, позволяет глубже видеть изме­нения, происходящие в законодательстве, тенденции в сфере правового регулирования и многое другое.

- Итак, понятно, Вы много лет работали в Институ­те законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, возглавляя отдел теории законодательства и, как я понимаю, до сих пор со­трудничаете с данной структурой. Не могли бы Вы поделиться с читателями Вашими наблюдениями в сфере раз­вития права и юридической науки?

-      На мой взгляд, нынешняя правовая система России переживает не лучшие времена, наметились некоторые доста­точно опасные тенденции, не способствующие эффективному правовому регулированию. Одну из них я называю тенденци­ей индивидуализации или фрагментации права.

Думаю, юридическая отечественная наука отстаёт в ос­мыслении новых тенденций и явлений правовой действи­тельности. Много сил коллеги тратят на малоперспективные проблемы, слабо работающие на социальную практику, на перспективу развития самой юридической науки, например, много энергии уходит на «перебирание» методологическо­го арсенала правовой науки, поиска ответа на вопрос, какой метод теперь должен заменить диалектику, которая «вдруг» устарела и вместе с достижениями науки права в прошлые де­сятилетия должна уйти; спорят, посвящают большие форумы правопониманию, предлагаются десятки новых теорий. Хотя, на самом деле, всё гораздо проще: возьмись за решение акту­альной темы и методология подберется автоматически, также автоматически отпадёт необходимость в споре о преимуще­стве синергетики или герменевтики ит.п. Используй в полной мере исследованные свойства права и не нужно будет восхва­лять какие-либо подходы в правопонимании, ходить кругами вокруг какого-нибудь интегративного понимания права, где за два последних десятилетия, кроме того, что должно быть инте­грировано, дело не пошло. И вряд ли пойдет.

-      С Вами можно согласиться, действительно, мало­перспективных дискуссий в науке немало. В связи с тем, что сказано было выше - на что можно и нужно «пере­группировать» силы учёных, если можно так выразиться?

-      Например, на новые тенденции развития современного законодательства. Новые реалии настолько перспективны, в них присутствуют тенденции опасные и для общества, и для самого права. Среди таких, по сути «взрывающих» сложивши­еся и действующие пласты нормативной правовой регуляции, можно выделить следующие.

Первая тенденция - это появление так называемых тер­риториальных законов, по иному решающих целый комплекс вопросов, так или иначе связанных с земельным, администра­тивным, гражданским, финансовым, таможенным законода­тельством. Понято, что делается исключение во благо той или иной местности, например, федеральными законами «Об ин­новационном центре «Сколково» (2010), «О свободном порте Владивосток» (2015), о так называемой «новой Москве» (2013) и др. Этот перечень можно продолжить.

Вторая тенденция, где-то примыкающая к той, о которой шла речь выше, - это принятие статутных законов, также обе­спечивающих привилегии и льготы. После принятия специ­ального закона об инвестиционном центре «Сколково» был принят Федеральный закон «О национальном исследователь­ском центре «Институт имени Н. Е. Жуковского» (2014). В на­стоящее время таких законов действует около семи.

Набирает силу и третья тенденция - принятие законов, образно говоря, о самих себе. Речь идет о статусе государ­ственных органов и о правовом положении государственных служащих («О службе в органах внутренних дел РФ» (2011), «О полиции» (2011), «О системе государственной службы» (2004), «О Федеральной службе безопасности» (1995) и др. Сейчас об­суждается проект Федерального закона «Об органах по кон­тролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ». Надо сказать, что количество ведомств, желающих иметь о себе собственный закон, ими же подготовленный, уве­личивается.

Очевидно, что тенденции индивидуальных законов име­ют основания. Государство вправе, и нет сомнения в этом, само решать - каким территориям и хозяйствующим субъектам или организациям индивидуализировать полномочия. Это необходимо с экономической, военно-стратегической, соци­альной точек зрения. Однако, не следует забывать, что в этих случаях неизбежно вторжение в налогообложение, основы и принципы государственной службы и т.д. И, как следствие этого, снижается ценность законодательства в целом. Несо­мненно, такого плана конкретизация отрицательно влияет на общенормативную ценность права, на принцип права быть «равным масштабом». Отсюда - правовой нигилизм и другие антисоциальные настроения.

-      Вы охватили негативные тенденции в динамике от­ечественного законодательства; скажите, а если выйти за пределы законодательства, т.е. подойти к уровню права в целом. Здесь есть проблемы, о которых нужно не только говорить, но и изучать, исследовать причины?

-      Несомненно, и здесь есть вещи тревожные, заставляю­щие задуматься учёных и практиков. Прежде всего, хотелось поднять тему достаточности права. Хотелось бы сослаться на одно из высказываний известного немецкого учёного матема­тика и логика Г. В. Лейбница. Он первый в истории филосо­фии произнес, что ни одно явление, ни одно утверждение не может быть истинным, действительным, справедливым, без достаточного основания. Иначе говоря, чтобы достигнуть ис­тины, эффективного результата в любом деле, в том числе и в правовом регулировании, необходимы достаточные основа­ния. Если их нет, по мысли философа, то не следует этого и делать, результата или действенности не будет. Современный закон логики достаточного основания, выросший из этого ут­верждения Лейбница, говорит, что любая идея, в том числе и закон, приобретет реальность, если становится достоянием многих, если он ожидаем, нужен или востребован большин­ством. Правовое регулирование строго основано на этом, в противном случае оно теряет свою действенность и, в конеч­ном итоге, утрачивает и эффективность, и ценность. Други­ми словами - нужна ли обществу ситуация избыточности юридических норм, не мешают ли они нам в повседневной жизни? Практика законодательных инициатив и особенно спешно принимаемых законов свидетельствует о складываю­щейся негативной тенденции решения того или иного вопро­са (экономического, политического, нравственного и др.) ис­ключительно посредством принятия законодательных актов. В Институт законодательства и сравнительного правоведения в год приходит в среднем более 2-х тысяч законопроектов и только 3-4 из них носят концептуальный характер, непо­средственно нацелены на то, чтобы что-то изменить, способ­ствовать лучшему, прогрессивному. Например, Сахалинская областная Дума уже не в первый раз предлагает Днём По­беды во второй мировой войне считать 2 сентября. По суще­ству, предлагается праздновать 9 мая как День Победы над фашисткой Германией и 2 сентября - как День Победы во Второй мировой войне. Нужно ли это, учитывается ли здесь новая политико-экономическая реальность, в том числе на Дальнем Востоке?

Можно привести и другие примеры законодательных инициатив и предложений. Так, неоднократно предлагалось принять федеральные законы о курортном регионе Кавказ­ские Минеральные воды, об уголовной ответственности (за­метьте, не административной) за подделку средств почтовой оплаты, об уголовной ответственности за действия, направ­ленные на полное или частичное уничтожение русской на­циональной группы. Другой законопроект предлагает ввести уголовную ответственность за оправдание геноцида русских. Также предложено принять ещё один закон об информаци­онных технологиях и т.д. Законопроектных фильтров, к со­жалению, сегодня не существует. В Государственной Думе на рассмотрении в этой сессии свыше 600 проектов документов. Встает юридическая, а больше - социальная, проблема доста­точности права. Не пора внять, что закон, как ни что иное, должен иметь веские основания, чтобы быть принятым? Вот и хочется поставить перед учёными проблему достаточности права и его где-то возрастающей агрессивности на личность.

От правовой заурегулированности порой вреда больше, чем от пробелов. Это мое убеждение.

-      Наш журнал освещает проблемы Евразийского эконо­мического пространства. Хотелось бы обраться к Вам, как теоретику, о перспективах правовой регламентации ЕАЭС.

-      Правовую базу интеграционных процессов на Евразийском пространстве образует Договор о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года, являющийся своего рода конституци­ей союзного объединения. Хотя со времени принятия Договора о ЕАЭС прошло не так много времени, в него уже неоднократно вносились изменения (связанные с присоединением к Договору о ЕАЭС Республики Армения, Кыргызской Республики), что де­монстрирует динамичность интеграционных процессов в Союзе.

Одним из ключевых вопросов развития правового про­странства ЕАЭС является вопрос реализации положений До­говора о ЕАЭС и других международных договоров в рамках Союза государствами-членами ЕАЭС. На постоянной основе мониторинг и контроль исполнения международных догово­ров, входящих в право Союза, и решений Евразийской эко­номической комиссии (ЕЭК) осуществляется Коллегией ЕЭК. Интересно, что по результатам мониторинга (он проводился, например, в таможенной сфере, в области конкуренции и ан­тимонопольной политики, технического регулирования), ЕЭК были выявлены несоответствия отдельных положений нацио­нального законодательства государств-членов Союза Договору о ЕАЭС. Таким образом, одной из актуальных задач развития права ЕАЭС является обеспечение непротиворечивости наци­онального законодательства стран-участниц Союза Договору о ЕАЭС и международным договорам в рамках Союза.

Дело в том, что вступление в силу Договора о ЕАЭС постави­ло задачу формирования единого рынка, обеспечивающего сво­боду передвижения товаров, работ и услуг на территории стран ЕАЭС. В самой первой статье Договора о ЕАЭС сформулировано положение о том, что государства-члены Союза проводят скоор­динированную, согласованную или единую политику в отраслях экономики, определенных Договором о ЕАЭС и международны­ми договорами в рамках Союза. А это предполагает применение унифицированного правового регулирования при проведении единой политики (например, в таможенной сфере); гармониза­цию правового регулирования при проведении согласованной политики (к примеру, в транспортной сфере), применение об­щих подходов правового регулирования при проведении скоорди­нированной политики (область энергетики). Все это выдвигает на первый план задачу унификации и гармонизации законода­тельств государств-членов ЕАЭС в рамках Союза.

Следует обратить внимание на то, что активными участника­ми интеграционных процессов в ЕАЭС являются хозяйствующие субъекты (под которыми в соответствии с Договором о ЕАЭС по­нимаются юридические лица и физические лица, зарегистриро­ванные в качестве индивидуальных предпринимателей). Хозяй­ствующие субъекты при осуществлении предпринимательской деятельности сталкиваются со сложными вопросами применения права ЕАЭС, с проблемами коллизий внутригосударственного законодательства и права ЕАЭС, а также с коллизиями между решениями органов ЕАЭС и Договором о ЕАЭС. Важную роль в преодолении различного рода коллизий играет постоянно дей­ствующий судебный орган Союза, Суд ЕАЭС, в компетенцию ко­торого входит разрешение споров по заявлениям хозяйствующих субъектов об оспаривании решений ЕЭК, действий (бездействия) ЕЭК. Кроме того, хозяйствующий субъект в порядке обязательно­го досудебного урегулирования спора должен обратиться в ЕЭК с требованием об оспаривании решения ЕЭК, его отдельных по­ложений либо действий (бездействия) Комиссии.

Таким образом, говоря о совершенствовании правового пространства ЕАЭС, можно заключить, что на первый план выходят проблемы исполнения государствами-участниками ЕАЭС Договора о ЕАЭС и иных международных договоров в рамках Союза; гармонизации национальных законодательств государств-участников Союза на базе основных принципов и положений Договора о ЕАЭС. Важнейшим практическим аспектом углубления интеграции является развитие единого рынка Союза посредством устранения излишних админи­стративных барьеров, преодоления коллизий внутригосудар­ственных законодательств и права ЕАЭС, проведения оценки возможностей и рисков хозяйственной деятельности в рамках Союза, создания условий для развития бизнес среды в ЕАЭС.

-      Я правильно Вас понял, что юридическая наука и законотворческий процесс переживают кризис?

-      Да. Относительно кризисных тенденций в законотворче­ском процессе можно сказать следующее. Это явление слож­ное, системное, требует усилий и учёных, и практиков, и поли­тиков тоже. Что же касается юридической науки, то она также переживает не лучшие времена. Защищаются сотни диссер­таций, кандидатских и докторских, около трехсот журналов сегодня входят в Перечень ВАК РФ. Между тем, каких-либо «прорывных» работ в последние годы нет. Был период, когда в свет выходили работы, приковывающие внимание всех; их знали, развивали идеи и в какой-то мере воспитывались на них. Здесь можно вспомнить такие имена как С. С. Алексеев, В. Н. Кудрявцев, А. М. Васильев и другие. Но самое главное, что современные учёные во многом виноваты сами, ибо уходят от реальных проблем либо просто их не видят. Усилия тратят­ся на проблемы, не имеющие серьёзного выхода на практиче­скую жизнь и не обеспечивающие прирост новых знаний.

-      Уважаемый Николай Александрович, что бы Вы хоте­ли пожелать авторам, читателям и редакции Евразийского юридического журнала, которому исполняется десять лет?

-      Десять лет вашему, особо подчеркиваю, ежемесячному, изданию - это серьезный срок, тем более в наше время. Ваш содержательный, качественный и, добавлю, на редкость тол­стенный журнал выходит в хорошем полиграфическом ис­полнении. У вас хороший сайт, очень информативный и с пре­красным интерфейсом.

Насколько я в курсе, ваш авторитетный журнал идет все эти годы в авангарде отечественной правовой науки и практики. Ваши читатели высоко оценивают не только научные статьи в сфере пра­вовых разработок евразийской интеграции, но и общих, отрасле­вых проблем российского права, а также международного права.

Я хотел бы поздравить авторов, читателей и сотрудников Евразийского юридического журнала с этим 10-летним юби­леем и пожелать открытия новых горизонтов в юридической науке и раскрытия актуальных проблем отечественной юри­спруденции.

Давайте общими усилиями преодолеем кризис нашей науки!

Интервью брали:

Фархутдинов И. З.
доктор юридических наук, профессор, главный редактор Евразийского юридического журнала, ведущий научный сотрудник Института государства и права (сектор международно-правовых исследований) Российской академии наук

Панченко В. Ю.
доктор юридических наук, профессор Сибирского Федерального Университета, член редакционной коллегии Евразийского юридического журнала.


Похожие материалы:

Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика